Том 8. Глава 145. Переменная

Стоило Ло Бинфэну вытянуть два пальца, как Юнь Чжун и Юнь Хай задрожали. Пот начал стекать по их лбам, а сердца чувствовали смертельную опасность.

Старейшина из императорской семьи выпалил:

— О нет! Они не могут заблокировать это!

Присутствующие со стороны императорского клана ошеломленно застыли. Близнецы имели высокую репутацию, и специализировались именно на сдерживании более сильного оппонента. Не так много людей во всём дворце смогли бы прорваться сквозь их оборону. Их и направили в нейтральные земли для того, чтобы иметь дело с экспертами уровня Ло Бинфэна.

Но кто же знал, что городской лорд окажется столь могущественен? Его случайная атака одним махом разрушила защиту дуэта. Кто из находившихся здесь воителей уцелеет, если Бинфэн нанесёт полноценный удар?

Все видели опасность, но никто не предпринимал никаких действий –если даже Юнь Чжун и Юнь Хай не смогли остановить нападение, их атака станет самоубийством.

Старик из императорской семьи был потрясен, но сейчас было не время винить других людей. Он поднялся в воздух, собираясь лично оказать помощь, но Ло Бинфэн обернулся и холодно посмотрел на старика. Тот почувствовал себя так, словно его окатили ледяной водой — всё его тело застыло, и он потерял способность двигаться!

Старик едва успел оторваться от палубы, когда с несчастным видом рухнул назад, побудив окружающих подойти на помощь. К счастью, городской лорд просто взглянул в его сторону и сразу развернулся, словно и не собираясь продолжать атаку.

Старик избежал беды, но близнецы, пораженные пристальным взглядом Ло Бинфэна, впали в пучину отчаяния.

Городской лорд поднял «меч» из пальцев на уровень глаз, готовясь нанести удар.

Юнь Чжун и Юнь Хай, пепельно-бледные, создали вокруг себя десятки щитов изначальной силы. Несмотря на это, они понимали, что никакое число барьеров и щитов не остановит этот сокрушительный удар меча.

Ло Бинфэн вот-вот собирался начать атаку, когда внезапно повернулся в сторону, удивленно вскликнув. В его поле зрения появилась едва различимая фигура Цянь Е, парящая в воздухе.

И стоило городскому лорду заметить его, как юноша исчез с таинственным мерцанием.

Приняв решение за долю мгновения, Ло Бинфэн убрал сложенные в меч пальцы. Его глаза, вспыхнувшие светом, рыскали по земле и небесам в поисках Цянь Е. По какой-то неведомой причине этот юноша всегда внушал ему чувство опасности. Это ощущение было довольно невыразимым, поскольку ранг изначальной силы «угрозы» был слишком низок, чтобы обращать на неё внимание. Городскому лорду казалось, что, даже обладая высшей формой изначальной силы рассвета, Рассветом Венеры, Цянь Е не должен был представлять для него никакой угрозы.

Тем не менее, он всё ещё испытывал неописуемое чувство тревоги, отчего решил временно отвлечься от братьев — риску лучше противостоять заведомо. Однако кто сказал, что он отпустит близнецов просто так? Ло Бинфэн несколько раз щелкнул пальцами, испуская несколько вспышек энергии меча, ударивших по ним со всех сторон и оставивших двоицу выть в агонии.

Взгляд городского лорда резко остановился на определенной точке. Фыркнув, он исчез и появился прямо над ней.

Силуэт Цянь Е появился как раз в этом месте. Не успело пройти мгновение перемещения Пространственной Вспышки, а он уже оказался пойман Ло Бинфэном.

Без малейших колебаний городской лорд поднял ладонь, сложенную в форме клинка, и рубанул по голове Цянь Е!

Главный старейшина семьи Ли, чей корабль был ближе всего, заметил, что Ло Бинфэн находится уже вне хребта Святой Горы. Он стиснул зубы и, держа в руке ледяной меч, вылетел с палубы, целясь оппоненту в спину.

Ло Бинфэн ухмыльнулся, перешёл от рубящего удара к размаху и косой стометровой дугой света преградил путь старейшине. Этот взмах был несравненно грандиозен и почти совершенен — старик был потрясен, но отступать было некуда. Всё, что оставалось ему сделать, так это собраться с силами и встретить сияние собственной атакой.

Стометровая дуга света была рассечена, но ледяной меч в руке старейшины также рассыпался дюйм за дюймом. Старик отлетел назад и поплёлся к своему флагману.

Правая же рука Ло Бинфэна лишь слегка задрожала, прежде чем снова вернулась к прежнему состоянию. К Цянь Е снова метнулась ладонь.

Этот «меч» испустил ещё одну дугу света. Нефритово-зелёное свечение опустилось подобно острому лезвию, готовое разрубить юношу надвое. Однако фигура последнего, исказившись, изогнулась и исчезла — Цянь Е снова использовал Пространственную Вспышку.

Ло Бинфэн удивленно воскликнул:

— А ты быстро бегаешь! Давай же посмотрим, сколько раз ты действительно сумеешь это сделать!

Его глаза вспыхнули с блеском, способным пронзить каждый темный уголок города. И как раз в этот момент, когда городской лорд начал искать Цянь Е, рассерженный голос эхом отозвался в его ушах:

— Какая дерзость! Неужели ты думаешь, что у нашей Великой Цинь нет никого, кто сумел бы с тобой расправиться?

Ло Бинфэн, оглянувшись, увидел рассекающее небо фиолетовое пятнышко, стремящееся к его лбу.

В тридцати метрах от него старик из императорской семьи указывал вперёд пальцем. Вся поверхность последнего стала полупрозрачно-пурпурной, а внутри виднелась поблескивающая золотом кость.

Перед лицом этой фиолетовой угрозы Ло Бинфэн лишь усмехнулся. Вытянув два пальца, он легонько постучал ими по приближающейся атаке.

Тело старика резко остановилось, отброшенное назад.

Как мог Ло Бинфэн остаться доволен одним ударом? Он снова махнул рукой, посылая поток зарева в имперского старейшину.

Юнь Чжун и Юнь Хай в этот критический момент появились, перекрыв путь атаке. Энергия меча пронзила обоих близнецов, но в этом процессе она потеряла собственную силу, отчего старейшина смог легко от неё уклониться.

Ло Бинфэн не стал продолжать атаку. Заложив левую руку за спину, он холодно произнес:

— Полагаю, это всё, что вы можете сделать?

Большая часть фиолетового сияния на пальце старейшины императорской семьи рассеялась и в данный восстанавливалась. Услышав слова городского лорда, старик задрожал от гнева, прикусив губу до крови. Несмотря ни на что, на следующую атаку ему потребуется время, особенно после проигранного ранее обмена ударами. У него не было никакого другого выбора, кроме как сдержать свой гнев.

Ло Бинфэн хмуро оглядел дуэт:

— От вас двоих одни неприятности, я не могу оставить вас в живых.

Потрясенные до глубины души, Юнь Чжун и Юнь Хай отпрянули от городского лорда. Если присмотреться, раны на их телах заживали довольно быстро. Ещё во время первого столкновения с Ло Бинфэном их тела казались усеянными ранами, но теперь большая их часть уже была исцелена. Со столь мощными регенеративными способностями казалось, что близнецы смогут сражаться, пока один из них не умрёт. Неудивительно, что им доверили столь важную миссию. Только вот атаки врага были слишком разрушительны, и никакая степень защиты или восстановления не могла устоять перед ним.

Ло Бинфэн внезапно повернулся к Янь Дину.

Последний находился в сотнях метров от лорда, и сейчас крался в поисках хорошей позиции для выстрела. Поняв, что на него смотрят, генерал впал в ужас. Он задрожал всем телом и чуть не выронил оружие. Пережив шок, Янь Дин понял, что Ло Бинфэн не использовал свой Взгляд Смерти. Мужчина с облегчением отступил, более не намереваясь действовать под взглядом противника.

Ло Бинфэн даже не потрудился взглянуть на Янь Дина. Он сложил ладони перед грудью и, пройдя через тысячи вариаций, сформировал чрезвычайно сложную рунную печать. Каждое из изменений в печати выбрасывало в воздух луч энергии меча, заполняя окружающий мир дождём лазури. Эти лучи были длиной с ладонь и толщиной с палец, но никто не смел недооценивать их, когда воочию видел предыдущие столкновения.

Янь Дин, похоже, недостаточно молился богине удачи — в него полетело три луча одновременно. Генерал, быстро приняв решение, бросил снайперскую винтовку и рубанул мечом по двум приближающимся атакам. Затем, развернувшись, отступил, преследуемый энергией меча на хвосте.

И пока имперские эксперты были заняты борьбой с подобным дождю сиянием, Ло Бинфэн появился перед флагманом альянса аристократии. Растопырив пять пальцев, лорд вцепился в корпус линкора. Эксперты на борту застыли — лично ранее лицезрев уничтожение судна одним ударом ладони, они не могли позволить врагу закончить эту атаку.

Но любой, решивший противостоять Ло Бинфэну в одиночку, непременно умрёт. Перед лицом этой безнадежной ситуации старейшина императорской семьи разразился громким криком — все эксперты зашевелились и заняли свои позиции. Изначальный массив под каждым из них вспыхнул, соединяясь воедино и образуя единую формацию, покрывающую весь корабль.

Ло Бинфэн по-прежнему ничего не боялся. Он с громким ревом сжал пальцы и нанес сильный удар.

Мощи этого удара было достаточно, чтобы разрушить горы, испарить океан и уничтожить всё на своем пути.

С старейшиной клана Ли в качестве центра, эксперты аристократии в едином порыве, крича, направили всю свою изначальную силу в формацию. Ло Бинфэн остался неподвижен — лишь пространственные разрывы появились под его ногами. Линкор же, поддерживаемый формацией из множества экспертов, отлетел на сотню метров назад!

Руки старейшины клана Ли слегка дрожали:

— Шагая сквозь пустоту, атакуя с мощью восьми гор! Он на самом деле настолько силён?!

Согласно легендам, небесные монархи и великие темные монархи были близки к тому, чтобы стать единым целым с миром. Казалось, будто они просто стоят в воздухе, не поддерживаемые никакой силой, но на самом деле весь мир и пустота служили опорой для них. Можно было бы забыть о том, чтобы заставить их отступить, не полагаясь на внешние силы.

Пускай городской лорд фактически и не достиг ранга небесного монарха, он, похоже, был не так уж от этого и далёк. Такая сила намного превзошла возможности их планов. Теперь уже можно было только гадать, согласился бы Сун Цзынин действовать, если бы знал истинную силу этого человека.

Ло Бинфэн не стал атаковать ещё раз, но эксперты не смели распускать формацию. Всё, что им оставалось, так это полностью сосредоточиться на обороне, забыв про нападение. Это служило явным доказательством тому, что их охватил страх.

Ло Бинфэн оглядел поле боя и внезапно сосредоточился на Сун Цзынине.

Тот вновь стоял на носу корабля, полностью одетый в броню и доспехи. Заметив на себе взгляд Ло Бинфэна, юноша не смог удержать самоуничижительную улыбку:

— Никогда бы не подумал, что городской лорд — столь несравненный человек. Как я понимаю, этот просчёт есть дело рук той мадам?

На лице Ло Бинфэна отразилась мягкость:

— Нань-нань… я действительно слишком многим ей обязан. Твой проигрыш не является неоправданным.

— Это не обязательно проигрыш, — усмехнулся Цзынин: — Могу ли я спросить, почему именно я?

Ло Бинфэн спокойно сказал:

— Однажды в будущем ты станешь великим врагом.

— Это в будущем. Прямо сейчас этот юный мастер…

Но Ло Бинфэн оборвал его:

— К тому же, с тобой даже сейчас довольно трудно иметь дело. Если я не убью тебя сейчас, результат сражения может измениться.

Эти слова городского лорда на самом деле были чрезвычайно высокой похвалой. Это доказывало, что Сун Цзынин — противник, равный по статусу старейшинам клана Ли и императорской семьи. Даже Юнь Чжун и Юнь Хай едва могли сравниться с ним, взятые вместе.

Тем не менее, Цзынин не принял этого объяснения:

— Это еще не достаточная причина.

Эксперты из Империи полагали, что Цзынин тянет время, поскольку даже они не могли понять его рассуждений. Кто бы мог подумать, что Ло Бинфэн всерьёз ответит:

— Цянь Е обязательно появится, если ты попадешь в смертельную опасность.

Цзынин дрогнул. Надев маску, он поднял копье параллельно носу корабля, говоря:

— Цянь Е не придет. Нет нужды говорить больше. Если хочешь убить меня — нападай!

Ло Бинфэн сделал шаг вперед, намереваясь атаковать, когда вдруг почувствовал острую, едва различимую боль в затылке.