Том 8. Глава 158. Анализ

Цянь Е осторожно шел по лесу, время от времени останавливаясь, чтобы оглядеть окрестности.

Человек, только что упавший с неба, всё ещё неподвижно лежал среди камней и песка. И пока он был спрятан за скалой, невозможно было сказать, был ли он без сознания или уже бодрствует.

И вот, уже намереваясь выйти из леса, Цянь Е почувствовал, что кто-то подглядывает за ним. Этот взгляд появился из ниоткуда, и узнать его направление никак не получалось. Это присутствие нельзя было назвать злонамеренным, но в нем была какая-то необъяснимая вульгарность, от которой у Цянь Е мурашки побежали по коже. К счастью, это ощущение исчезло сразу же после того, как появилось, избавив Цянь Е от страданий.

Немного подумав, Цянь Е понял — кто-то просто пытается проследить за ним при помощи прорицания. Честно говоря, юноше было любопытно, что за сумасшедший пытался сделать это. Цянь Е был связан со многими могущественными и значимыми лицами, такими как Линь Ситан, Чжао Жоси, Чжао Цзюньду и Е Тун. У него даже были косвенные связи с Принцессой Гаои, Направляющим Монархом и даже Чернокрылым Монархом. Если эти кармические связи случайно вступят в силу, ответная реакция по гадающему окажется очень немаленькой.

Только непостижимые мастера, как Линь Ситан, или те, кто был тесно связан с самим Цянь Е, как Сун Цзынин, могли отследить его. Даже столь могущественная сила, как имперское военное ведомство, не осмелилась напасть на Цянь Е после убийства Ли Фэншуя, позволив таким образом юноше сбежать в нейтральные земли.

Взгляд в темноте исчез почти сразу же, как появился, словно чем-то ужаленный. Цянь Е не стал обращать на него особого внимания, но, соответственно, стал вести себя более бдительно.

Лес был совершенно спокоен, да и на каменистом берегу не было ничего необычного. Цянь Е втянул свою ауру, обошел груду камней и, наконец, добрался до упавшего человека.

Человек неподвижно лежал на земле. Его одежда была изодрана в клочья, открывая вид на светлую кожу. Его короткие волосы тоже были в беспорядке, словно порванные бурей.

Аура павшего была слабой и колеблющейся — очевидно, он все еще находился в состоянии комы.

Цянь Е не осмеливался действовать небрежно. Настоящие опытные убийцы могли легко симулировать состояние смерти или тяжелого ранения, чтобы застать противника врасплох. Как человек, использовавший подобную тактику раньше, юноша не понаслышке знал, как противостоять ей. Он сразу же достал Восточный Пик и, приложив его к шее человека, протянул руку и перевернул его.

Цянь Е, увидев лицо бессознательной фигуры, вздрогнул — это была Ли Куанлань!

Изящные волосы девушки были коротко подстрижены. Обычно хорошо одетая юная мисс теперь выглядела потрепанной, как нищенка, да и Объятия Холодной Луны тоже нигде не было видно. Вот почему Цянь Е не смог узнать её сразу.

Юноша огляделся вокруг, прежде чем подхватить Куанлань и поспешно вернуться на опушку леса. По какой-то причине этот каменистый пляж наводил ощущение опасности, и Цянь Е не хотел задерживаться на нём дольше, чем требовалось.

В этот момент первоначально спокойный лес начал становиться беспокойным. Потрясенный, юноша ускорил шаг и побежал вдоль границы деревьев. Цянь Е предпочел удалиться от озера, потому что его многолетний опыт говорил ему, что самые опасные существа обычно находятся не в небе, а скорее в больших водоемах.

Цянь Е всё увеличивал скорость, мчась по лесу, как резвый жеребец. К счастью, его мышцы, скелет и внутренности получили первоначальное укрепление кровью золотого пламени. В противном случае такие интенсивные движения могли бы легко повредить ему в условиях повышенной гравитации.

Эта неблагоприятная среда больше подходила для видов с сильными и крепкими телами. От изначальной силы же в таких условиях толку было немного.

В мгновение ока Цянь Е обогнул угол леса. Вскоре перед ним возникла гигантская скалистая гора высотой более ста метров с естественной пещерой у основания.

Цянь Е направился прямо к ней и, словно ступая по воде, обошел пещеру кругом. Это место было похоже на логово старого зверя — повсюду валялись разбросанные камни, воздух был пропитан мутным запахом, а стены украшали следы когтей.

Юноша, казалось, был вполне доволен этим местом. Самое главное, он не чувствовал здесь никакой опасности. Что касается живности и окружения, то это был вопрос тривиальный — Цянь Е опустил девушку на землю и окатил внутренности пещеры кровавым пламенем. Все следы и запахи, оставленные дикими зверьми, исчезали, стоило им соприкоснуться с этим огнём. Даже чрезвычайно прочные каменные стены изменили цвет после того, как их опалили.

Пещера наполнилась сладковатым запахом гари. Этот аромат, созданный из крови золотого пламени и жизненной силы Цянь Е, мог укрепить дух человека. Сладковатая дымка удивила и самого юношу, ведь это был феномен, присущий только вампирам на уровне герцога.

Очистив пещеру, Цянь Е начал осматривать раны девушки. Он не боялся, что его потревожат, потому что дикие звери, стоит им почувствовать запах древнего вампира, обычно крайне стремительно убегали.

Аура Куанлань была чрезвычайно тонкой, и она неуклонно слабела. При таких темпах девушка рано или поздно лишится жизни.

Он протянул руку, и легонько шлёпнул Куанлань, однако ни инстинктивной реакции, ни сопротивления не последовало. Колебания изначальной силы, возникшие от этого движения, дали Цянь Е общее представление о том, что происходит внутри.

У Куанлань были переломы во многих частях тела, да и оставшиеся кости уже трещали на грани разрушения. Кроме того, её внутренности были явным образом повреждены, отчего внутри тела скопилось большое количество крови. Поверхностные раны на теле юной мисс в основном закрылись, но и это было не очень-то хорошо — она израсходовала всю свою изначальную силу на лечение поверхностных травм, не оставив ничего, чтобы исцелить свои кости и органы.

Собрав все факты воедино, Цянь Е уже мог прийти к грубому выводу. Так же, как и он сам, Куанлань пострадала от хаотичного пространства прохода, отчего потратила большую часть сил на самозащиту. Юноша, с другой стороны, был намного сильнее физически и также имел защиту нательной брони, что позволило ему выйти из прохода относительно невредимым. Да и после этого он упал в воду, отчего избежал второй волны повреждений от огромной силы тяжести.

Куанлань, с другой стороны, специализировалась на искусстве меча и не обладала столь сильным телом — по сравнению со сверстниками оно было в лучшем случае средним. Кроме того, она была одета только в легкую броню, намного уступавшую оной у Цянь Е. Как могла столь слабая защита продержаться, когда даже броня из части тела пустотного колосса оказалась порвана в двух местах? Естественно, она уже давно превратилась в клочья.

Сразу после выхода из пространственной двери у сильно измученной Куанлань не было сил защититься от сильной гравитации. Поэтому она врезалась в каменистый берег и оказалась почти смертельно ранена. Девушка, вероятно, не продержалась бы и дня, если бы Цянь Е не наткнулся на неё. В том скалистом пляже определённо было что-то ненормальное, и там явно таилась опасность. Возможно, опустись ночь, и девушка бы стала пищей для какого-нибудь странного чудовища.

Несмотря на то, что он привел ее в безопасное место, Цянь Е чувствовал себя крайне подавленным из-за ран Куанлань. Юная мисс была полностью лишена изначальной силы, лежала без сознания, а её органы были серьёзно повреждены. Это также означало, что она была лишена своей самой важной способности к самоисцелению в этой среде с высокой гравитацией — условия не из приятных.

Цянь Е не был экспертом в целительстве, и он также не культивировал никаких связанных с этим тайных искусств. Все, что он мог сделать, это возложить свои надежды на Рассвет Венеры, но и тот не был всемогущ. Чистейшая изначальная сила обычно силой и оставалась, не превращаясь в целительный эффект. Рассвет Венеры Цянь Е мог даже быть опасен для другого человека, поскольку он мог воспламенить содержащуюся внутри него изначальную силу.

После минутного раздумья Цянь Е решил сначала восстановить весь скелет Куанлань. Это дало бы её телу базовую опору для противостояния гравитации. К счастью, у юноши хватало соответствующих лекарств, и это придавало ему некоторую уверенность.

Цянь Е положил Куанлань на землю и развел её руки и ноги. Затем он слегка надавил на шею девушки обеими руками, вводя поток изначальной силы.

Обследование показало, что голова и шейные кости Куанлань были целы. Очевидно, она очнулась в критический момент или, по крайней мере, была достаточно в сознании, чтобы защитить самые жизненно важные части тела. Однако, руки девушки пострадали от бесчисленных переломов, что говорило о том, что больше она себя защищать не могла.

Цянь Е медленно двигался вдоль рук Куанлань, используя свою изначальную силу, чтобы сдвинуть раздробленные кости и собрать их вместе. К счастью, юная мисс была полностью лишена изначальной силы, отчего её организм не мог оказать никакого сопротивления, иначе всё было бы гораздо сложнее. Учитывая, насколько концентрирован был Рассвет Венеры, он наверняка продержится несколько дней, прежде чем рассеется.

После завершения начального этапа фиксации части костей, Цянь Е приостановил лечение и, используя свою связь с Рассветом Венеры, начал осматривать состояние трещин на поверхности. К своему удивлению юноша обнаружил, что кости, окруженные Рассветом Венеры, вновь наполнились жизненной силой и начали расти. Пускай их скорость восстановления и была довольно медленной, это уже был крайне хороший знак.

То немногое, оставшееся от изначальной силы девушки, было окончательно подавленно Рассветом Венеры, отчего кости и начали восстанавливаться — тело Куанлань словно частично перешло под опеку воли Цянь Е. Процесс шел медленно, но сами переломы и так необходимо было тщательно сращивать в течение нескольких дней. Поняв это, Цянь Е выдохнул — ему наполовину удалось спасти жизнь девушке. Другая половина будет зависеть от того, смогут ли её органы пройти аналогичное восстановление.

Куанлань, казалось, несмотря на отсутствие сознания, страдала от боли. Её брови были сдвинуты, а дыхание несколько затруднено. Вскоре её обычная резкость почти окончательно исчезла, оставив юную деву в по странному очаровательном состоянии, способном тронуть сердце любого смотрящего.

Даже обычно решительный Цянь Е почувствовал, как его разум дрогнул. Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, юноша приступил к соединению остальных костей.

Пальцы Цянь Е были нежными, но в то же время острыми, как лезвия. Он осторожно провел ими по телу Куанлань, разрезая её одежду на части, и начал лечение. Внешняя броня девушки была почти полностью разорвана, да и внутренняя также неслабо пострадала. Снаряжение не только потеряло свою защитную функцию, но вместо этого только сжимало раны и переломы, усугубляя их состояние. Поэтому Цянь Е и убирал с пути одежды, когда переходил к той или иной кости.

Процесс был завершен в мгновение ока, оставив Цянь Е в легком поту. Следующей была грудная клетка, самая важная часть.

Кожа Куанлань была блестящей, изысканной и гладкой, как лед. Более того, она была столь белой, что после долгого пристального взгляда на неё начинала кружиться голова. Цянь Е немного передохнул, прежде чем ущипнуть девушку за грудину левой рукой. Затем, используя пальцы правой руки в качестве лезвия, он провел им вниз.

С тихим шипением нагрудник Куанлань был разрезан слой за слоем.