Том 8. Глава 168. Свежий и неиспользованный

У Цянь Е не было времени на долгие раздумья. С внезапным прыжком его силуэт оказался в сотне метров от изначального местоположения. Он бросился к фигуре как раз перед тем, как двинулись туземцы, и повалил её на землю. Все местные обрушились на них в мгновение ока, образовав человеко-холм.

Кровавые нити вырвались из этой «горы», отшвыривая тех дикарей, что лежали на вершине. Цянь Е выскочил вместе с пострадавшей на буксире и побежал к Куанлань.

В погоню бросилось немало туземцев, да и двигались они не медленнее, чем Цянь Е, так как юноша нёс на себе человека. Дикари прибежали немалую дистанцию, и только тогда некоторые из них развернулись и посмотрели на неподвижно лежащих на земле товарищей. Озадаченные, аборигены побежали назад и начали переворачивать павших, невольно вскрикивая в тревоге.

Двадцать с лишним туземцев, навалившихся на Цянь Е, превратились в трупы. Мужчины и женщины громко закричали от испуга, уже забыв о погоне. В этот момент к ним большими шагами подбежал четырехрукий мужчина. Увидев трупы, разбросанные по земле, он посмотрел в сторону Цянь Е со странным, непонятным блеском в глазах.

Четырехрукий не стал преследовать беглецов, поэтому остальные воины тоже остановились рядом с ним. Очевидно, его положение в племени было необычным.

С дюжиной аборигенов, все еще висевших у него на хвосте, Цянь Е бросился в лес, не оглядываясь. Он проскочил мимо Куанлань и продолжил нестись в глубь леса.

Преследующие их туземцы один за другим входили в лес. В этот момент юная мисс внезапно появилась из-за дерева и нанесла мерцающий ледяным сиянием удар по шее четырехрукой женщины. Затем она, продемонстрировав таинственный танец ногами, перешла через несколько стоек. Дикари проносились мимо неё подобно волнам цунами, но девушка в последний момент от них уворачивалась, не давая в себя врезаться.

Одна четырехрукая женщина пробежала десятки метров вперед, прежде чем её голова склонилась набок. Сбоку на её шее появилось большое отверстие, и из него брызнул фонтан свежей крови. Трясясь, дикарка рухнула на землю и больше не двигалась.

Воины рядом с ней также плюхнулись на землю, тщетно размахивая руками. Они были ранены либо в шею сбоку, либо под ребра, либо между ног — эти критические повреждения поставили их на грань смерти.

Куанлань в буквальном смысле ставила свой клинок на пути аборигенов и просто ждала, пока они не врежутся в него. Этим методом, прекрасно демонстрируя своё мастерство, она порешала более дюжины врагов. Однако это действие заставило её лицо побледнеть, а руки — задрожать.

Эти туземцы были сильны, а плоть их по прочности чуть ли не уступала стали. Инерция их также была сродни рывку гигантского зверя. Грубая сила никогда не была сильной стороной Куанлань, а сейчас девушка даже своего собственного оружия не имела. Убийство этой группы значительно истощило её запасы выносливости, отчего юная мисс теперь не могла даже ровно держать кинжал.

Куанлань взглянула на аборигенов за пределами леса. Ей хотелось убить их всех, но она также понимала, что это невозможно, по крайней мере в данный момент. Поэтому она стиснула зубы и с недовольным видом удалилась.

Подавленная и расстроенная, девушка могла сосредоточиться только на том, чтобы в гневе броситься вперед. Её зрение внезапно затуманилось, когда на её пути появился человек. Недолго думая, Куанлань в ярости замахнулась своим кинжалом. Однако фигура, двигаясь подобно молнии, схватила край лезвия и отбросила его в сторону.

Испуганная, Куанлань подняла левую руку и двумя пальцами ткнула нападавшего в горло. Этот ход был быстрым и смертоносным — отличный шанс переломить ситуацию. Однако её зрение снова затуманилось, когда фигура человека исчезла и, прежде чем девушка успела среагировать, появилась позади неё. Вампирский клинок теперь был у горла его прошлой хозяйки.

Куанлань никогда не думала, что проиграет так быстро. Она только однажды проиграла Цянь Е после прибытия в Великий Вихрь, но сейчас она сражалась определённо не с ним.

Прежде чем девушка успела закончить мысль, холодная скользкая рука просунулась ей за воротник, открыла дефект внутренней брони и схватила прятавшийся внутри кусок плоти. Затем она ущипнула персиковый цветок и начала его скручивать.

Куанлань глубоко вздохнула. Её тело стало слабым и безвольным.

Она раздраженно воскликнула:

— Цзи Тяньцин! Я никогда не прощу тебя, если ты это не прекратишь!

Сзади раздался смешок:

— Как ты узнала, что это я?

Куанлань заскрежетала зубами:

— Шлюха! Кто еще, кроме тебя, способен на такое?

— О боже, раз ты уже считаешь меня шлюхой, я просто обязана сотворить с тобой что-нибудь вульгарное, не так ли? — с этими словами руки девушки начали двигаться ещё быстрее. У Куанлань обмякли колени, и ей ничего не оставалось, кроме как опереться на ненавистную соперницу, чтобы не упасть.

— Т-Ты… — Куанлань задрожала всем телом, а её глаза наполнились холодным убийственным намерением. К несчастью, она была слишком слаба, чтобы что-то предпринять.

Тяньцин прошептала ей на ухо:

— Я тоже скоро потеряю контроль. Позволь мне немного поиздеваться над тобой, или мне придется идти к Цянь Е.

— Ну и иди тогда!

Тяньцин отошла в сторону, и её фигура превратилась из обычного на вид мужчины в такую же обычную молодую девушку.

— Да забей, он твой.

Куанлань поправила одежды и свирепо уставилась на Тяньцин.

— Ты забыла, что у тебя тоже есть своя доля? Если хочешь, то можешь и мою забрать.

Тяньцин лениво потянулась, говоря:

— Не хочу! Неинтересно есть объедки.

— Он свежий и неиспользованный.

— Да кто тебе поверит?

— Верь во что хочешь.

Так и зашел их разговор в тупик. Тяньцин обошла Куанлань, наблюдая за ней, в то время как последняя сохраняла холодную бесстрастную мину.

Тяньцин, наконец, пораженно подняла руки:

— Неужели? Между вами действительно ничего не было?

— Не было ничего! Или ты хочешь, чтобы я поклялась предками своего рода? — ледяным тоном процедила Куанлань.

Тяньцин поняла всю серьезность этих слов. Клятва предкам была самой торжественной церемонией для кланов, практиковавших искусства прорицания. Похоже, Куанлань действительно разозлилась и, если разозлится ещё немного сильнее, начнёт кусаться насмерть.

Тяньцин поджала губы:

— Да шучу я, что ты такая серьёзная?

— Твои шутки никогда не были смешными.

— Хорошо, хорошо, тогда я перестану. Разве ты не собираешься взглянуть на Цянь Е? Он уже давно кашляет кровью.

— Что?! — потрясенная, Куанлань огляделась и полетела в направлении ауры юноши.

Цянь Е стоял за большим деревом, опустившись на одно колено и опираясь на Восточный Пик. Он непрестанно кашлял, и каждый раз из его рта вырывалась темно-фиолетовая кровь. Жидкость на земле уже скопилась в небольшую лужицу.

Девушка подлетела к нему:

— Что случилось?

Её голос слегка дрожал, а ледяная маска на лице больше не могла скрыть беспокойства в сердце.

Цянь Е поднял глаза с вымученной улыбкой:

— Я в порядке, просто… Просто… — не успел он договорить, как снова закашлялся кровью.

Губы Куанлань приоткрылись, но, видимо, почувствовав что-то, она в конце концов решила не говорить этого вслух. Она лишь молча смотрела на Цянь Е. Рука, которую она держала на земле, неосознанно зарылась в твердую как камень почву.

Кашель Цянь Е наконец-то утих. Юноша, улыбнувшись, попытался оправдаться:

— Я действительно в порядке. Просто меня так переполнило, что я почти не сумел с этим справиться. Теперь, выкашляв лишнюю кровь, я чувствую себя лучше.

Куанлань отчасти поняла это, но отчасти нет. Тем не менее, увидев, как Цянь Е снова стоит, а его аура усиливается, девушка, наконец, почувствовала облегчение.

К тому же, она сама только недавно наблюдала за Цянь Е и не видела, чтобы он получил хоть какой-то урон. С таким сильным телом, как у него, каким-то туземцам будет довольно трудно нанести хоть какую-то значимую рану.

Цянь Е вытер кровь со своего рта:

— Мы не должны оставаться здесь слишком долго, давайте двигаться.

Куанлань встала и кивнула. Затем она снова посмотрела на Тяньцин, говоря:

— Ты, должно быть, хорошо знакома с этой местностью. У тебя есть где остановиться?

Цзи Тяньцин кивнула:

— Следуйте за мной.

Все трое быстро пробежали между деревьями и вскоре покинули лес, следуя за Тяньцин вверх по скалистой вершине горы. На вершине имелся естественный кратер, мешавший разглядеть внутреннюю часть даже с вершин самых высоких деревьев. Тяньцин поставила здесь небольшую палатку и развела костер. Рядом стояло несколько ящиков для хранения мяса, грибов и фруктов. Рядом расположился также бассейн с чистой водой. Здесь все было аккуратно и хорошо организовано.

Тяньцин расстелила подстилку из коры и сена, освободив достаточно места для трех человек:

— Вот и мое пристанище. На пока нам придется довольствоваться этим проклятым местом.

Куанлань подошла к естественной каменной стене кратера и оглядела окрестности. Затем она подняла изначальной пистолет, брошенный валяться Тяньцин у ящиков:

— А оружие здесь пригодно для использования?

— Кто знает? Я ни разу не пробовала. Я просто положила его сюда на всякий случай.

Куанлань смерила Тяньцин взглядом с головы до ног, а затем протянула руку.

— Дай её мне!

Тяньцин сделала шаг назад:

— Что ты делаешь?

— Хватит притворяться! Дай мне запасную одежду, которую ты приготовила!

— У меня ничего нет!

Куанлань усмехнулась:

— Всем известно, что у тебя есть пространственное оборудование. Не может быть, чтобы у тебя не было сменной одежды.

— Есть конечно, но только один комплект. Кто будет запихивать стопку одежды в свой пространственный инструмент?

Куанлань кивнула:

— Все в порядке, давай его сюда.

— А почему я должна тебе его давать? Или ты теперь можешь меня победить? — провоцировала соперницу Тяньцин.

Куанлань холодно рассмеялась:

— Почему я должна сражаться лично? Цянь Е, ты будешь драться с ней за меня!

— А? — Цянь Е и представить себе не мог, что этот конфликт свалится на его голову так быстро. Он смотрел на юных мисс с оскорбленным видом, недоумевая, почему ему приходится впутываться это дело.

— Подумай о последствиях, если ты не подчинишься… — произнесла Куанлань с явной угрозой. Её угроза казалась довольно пустой, но Цянь Е чувствовал, что у него было много точек, на которые девушка могла надавить. Ему, например, необходимо было отплатить ей за большие услуги, такие как битва с Чжао Цзюньду, а также нательная броня, которую она ему одолжила, в то время как сама подверглась в пространственном тоннеле серьёзной опасности.

Самое страшное заключалось в том, что, расскажи она произошедшем здесь Е Тун, и исход даже вообразить будет трудно. Е Тун, вероятно, не станет заботиться о Куанлань, но вполне могла порешать весь клан Ли между делом.

Конечно, все это было лишь домыслами юноши. Учитывая нынешние отношения ними, было более вероятно, что с этого момента Е Тун будет игнорировать Цянь Е.