Том 8. Глава 177. Подходящий человек

Эксперты Вечной Ночи штурмовали командный центр Цзюньду уже несколько дней подряд. Крупные сражения случались почти через каждые сутки, и бесчисленные тела падали наземь под стальной крепостью.

Чжао Цзюньду демонстрировал непреодолимую боевую мощь — могущественные враги падали от его рук при, казалось бы, невозможных обстоятельствах. Менее чем за месяц три маркиза и семь графов пали под его копьем вместе с огромным количеством виконтов и баронов. Будь то лобовые атаки или внезапные нападения, будь то дуэль или групповое сражение, эксперты Вечной Ночи так и не могли найти у четвертого юного мастера ни единого слабого места. Этот гений юного поколения приспосабливался и встречал каждую ситуацию в полной боеготовности.

После провала нескольких изобретательных, по крайней мере по мнению командиров Вечной Ночи, атак, они наконец отказались от коротких путей и начали полагаться на свое преимущество в экспертном составе и солдатских ресурсах. Они решили начать полномасштабное фронтовое наступление в надежде полностью подавить противника.

Но Чжао Цзюньду вновь проявил небывалую доблесть в бою.

За один месяц он был трижды тяжело ранен, не говоря уже о бесчисленных мелких травмах, но не отступил ни на пол шага из командного центра. Был даже один раз, когда враг напал на Чжао Цзюньду во время процесса исцеления. Несмотря на свои раны, юноша сражался от рассвета до заката и в результате убил одного маркиза и двух графов, после чего враг оказался отброшен окончательно. Вот так план Вечной Ночи окружить и убить его разлетелся в пух и прах.

После этой битвы стальная крепость была окрашена в красный цвет кровью солдат, а слава Чжао Цзюньду взлетела до небес. Теперь он считался чуть ли не равным божественным воителям. Впоследствии этот стальной форт стал известен среди темных рас как «Сумеречная Могила».

Именно из-за этого достижения имперские генералы могли обвинять Чжао Цзюньду разве что за его методы, несущие высокие потери, и неспособность использовать преимущества обороняющихся. Но в конечном итоге четвертого юного мастера так и не заменили. Сумеречная Могила, если бы не Чжао Цзюньду, уже давно была бы сровнена с землёй. Аристократия и генералы военного ведомства не были идиотами. Они понимали, что было не время бороться за статус, отчего никто не стремился сменить юношу на этом трудном положении. Для них эта должность была сродни вулкану — окажешься чуть слабее и погибнешь, не оставив за собой даже праха.

Бесчисленные имперские солдаты и кузнецы напряженно трудились в стальной крепости, восстанавливая повреждения от недавних сражений. Солдаты, стоявшие на огневых точках, нервно осматривали даль, готовые открыть огонь при первом же появлении противника. Большое количество техники копалось в земле, стремясь освободить больше места. Нынешняя подземная площадь крепости уже превышала размеры надземной части.

Девушка, одетая в имперскую военную форму, держала рулон чертежей. Указывая на уголок висящей на стене бумаги, она командовала:

— Выройте здесь тоннель. Тридцать метров в длину, десять в ширину и как минимум десять в глубину. Здесь я поставлю несколько генераторов, чтобы поддерживать всю крепость необходимыми мощностями. Затем мы можем разобрать главное орудие линкора и установить его на вершине крепости.

Большинство техников, сидевших рядом с ней, были в возрасте, и многие из них уже успели поседеть. Часть из них носила эмблемы клана Чжао — явно кузнецы из главной резиденции. Техники накапливали опыт в течение многих лет, поэтому самые старшие из них обычно были более квалифицированы. Тем не менее, все они охотно принимали слова девушки, ничуть не сомневаясь в её способностях.

Затем молодая девушка указала на другую сторону чертежа, говоря:

— Установите также три кинетических трубопровода, чтобы пар достигал верхних частей крепости.

Двое инженеров кивнули, принимая задание.

Несколько молодых техников украдкой поглядывали на деву, параллельно слушая инструкции. Та выглядела довольно нежной на вид, а на её лице периодически проскакивало растерянное выражение. Только когда она смотрела на чертёж, её взгляд наполнялся большей силой.

Имперская униформа на ней сидела определённо не лучшим образом: длинные рукава пришлось закатать, чтобы облегчить движения, да и юбка в длине была определённо великовата. Одежда определённо была юной мисс не по размеру, но в районе груди едва сдерживала напор. Некоторые невольно задавались вопросом, не лопнут ли у неё вдруг пуговицы.

Влечение к такой девушке, естественно, было для многих молодых людей смертельной авантюрой, особенно на столь опасном поле боя, как эта крепость.

Однако соблазн был экспоненциально сильнее страха.

В этот момент к ним торопливо подошел солдат:

— Генерал Наньгун, генерал Чжао ищет вашего присутствия.

— Очень хорошо, я немедленно отправлюсь к нему, — перед уходом девушка передала чертежи ближайшему инженеру.

Пройдя несколько дверей, они наконец вошли в секретную подземную комнату. Внутри неё показался Чжао Цзюньду — его волосы ещё не успели высохнуть, а сам он на ходу застегивал рубашку. Сквозь расстегнутые одежды виднелись хорошо выточенные мышцы и ещё не заживленная рана.

Молодая девушка поклонилась:

— Генерал Чжао!

Чжао Цзюньду улыбнулся и указал на стул:

— Сяоняо, не нервничай, присаживайся.

Девушка напряженно села. Мало кто мог чувствовать себя спокойно, стоя лицом к лицу с четвертым юным мастером Дома Чжао.

— Как идет строительство базы?

— Расширенный восстановительный бассейн будет готов через два дня. В этот момент тяжелораненые смогут получить быстрое лечение, и ваши травмы также скорее пойдут на поправку. Чан для пополнения изначальной силы также находится в процессе строительства — должен быть готов к завтрашнему дню. Он должен помочь вам восстановить всю изначальную силу примерно за четыре часа. А если удвоим расход черных кристаллов, то потребуется в два раза меньше времени, — ответила девушка.

Чжао Цзюньду похвально закивал:

— Сосуд для восстановления изначальной силы будет крайне полезен. С его помощью я смогу уверенно защищать это место, не давая темным расам сделать ни шагу вперед! Я никогда не ожидал, что ты сможешь спроектировать такие сооружения. Если мы введем их в армию в будущем, Империя, несомненно, станет сильнее. И ты также получишь величайшие заслуги. Скажи мне, если тебе что-либо потребуется.

Молодая девушка покраснела и тихо пробормотала:

— Всё, чего я хочу — это остаться в клане Чжао.

Чжао Цзюньду потрясенно закивал:

— Это не проблема, ты можешь оставаться здесь столько, сколько захочешь. Если эти старики из семьи Наньгун осмелятся что-либо требовать, я забью их до смерти.

Девушка взволнованно кивнула.

Спустя столько времени новобранец Сяоняо из Красных Скорпионов выросла. Она не только стала воителем, но и проявила немалый талант в области использования изначальных массивов и конструкционного дизайна. Узнав о её дарованиях, Чжао Цзюньду забрал девушку с континента Вечной Ночи и назначил ответственной за проектирование стальной крепости. Последняя в свою очередь сыграла немаловажную роль в ошеломляющих достижениях четвертого Чжао в битве.

Четвертый юный мастер взглянул на девушку:

— Сяоняо, что ты думаешь о Цянь Е?

Этот вопрос полностью застал её врасплох. Глаза Сяоняо словно запылали алым заревом:

— Ах, ээ… ну… что вы имеете в виду… что я о нём думаю?

— Что ты думаешь о нем как о человеке? — Чжао Цзюньду уточнил свой вопрос.

Голос Сяоняо понизился до такой степени, что даже Цзюньду едва мог его расслышать:

— Разумеется, всё в юном мастере Цянь Е… пр… прекрасно.

Чжао Цзюньду кивнул:

— Ты хочешь остаться рядом с ним?

На этот раз Наньгун Сяоняо вскочила на ноги и опрокинула свой стул. Пытаясь его поймать, она ударилась о стол, и стоящая на нём чашка подлетела в воздух. Девушка рванулась вперед, чтобы поймать её, но фарфор запрыгал у нее в руках и окатил униформу чаем.

Чжао Цзюньду больше не мог просто стоять и смотреть. По мановению руки чашка полетела ему в ладонь, а прядь изначальной силы вернула мебель на её законное место, и даже разбрызганный чай испарился. Использование изначальной силы можно было назвать не иначе как совершенным, учитывая количество задач, выполняемых одновременно.

Наньгун Сяоняо стояла, сжимая подол своей юбки, будучи почти в слезах.

— Судя по твоей реакции, похоже, ты этого действительно хочешь, — мягко сказал четвертый Чжао.

Сяоняо напряглась всем телом и даже забыла снова начать дышать. Только спустя какое-то время она едва заметно кивнула, да так, что не обладай Цзюньду таким восприятием, то и не заметил бы этого движения.

Четвертый юный мастер серьёзным тоном сказал:

— Сяоняо, ты лишь сможешь сопровождать его. У тебя не будет никакого статуса, и ты даже не сможешь стать его первой женой. Ты уверена, что готова к такому?

Наньгун Сяоняо не осмеливалась поднять глаза. Наконец, она собрала остатки храбрости и ответила:

— Да. Несмотря ни на что.

Цзюньду вздохнул:

— Знаю, что тебе будет тяжко, но Цянь Е действительно нужен такой человек, как ты, кто будет о нём заботиться — сам он делать этого не умеет. И поскольку ты все равно останешься с ним, я, естественно, не буду скупиться. Можешь в любой момент сказать мне, если что-то тебе потребуется или будет беспокоить. Мало что в Империи в данный момент для меня недоступно.

Сяоняо, немного подумав, сказала:

— Я… мне больше ничего не нужно. Все и так уже весьма хорошо. Ничто не сравнится с тем… если я смогу остаться рядом с ним рядом…

Юноша рассмеялся:

— Похоже, я выбрал правильного человека. Поскольку ты не хочешь говорить об этом вслух, я помогу тебе сделать необходимые приготовления.

Девушка опустила голову:

— Но… рядом с Цянь Е так много людей, и сестра Е Тун такая красивая. Я… я — ничто.… почему вы выбрали именно меня?

Услышав это, Чжао Цзюньду от души расхохотался:

— Ты хороша, очень хороша, правда. Как по мне, ты лучше всего подходишь Цянь Е, но этот парень безнадежно глуп и просто не хочет меня слушать.

Юная дева подняла взгляд и с серьёзным видом возразила:

— Он не глуп! Он очень умён!

Цзюньду не смог удержаться от громкого смеха:

— Хорошо, хорошо, он очень умный! Даже умнее меня!

Сяоняо сразу же кивнула. Затем она поняла, что в словах четвертого юного мастера что-то было не так, но не смогла понять, что именно. Нарастающий смех смущал девушку только сильнее.

В этот момент двери комнаты открылись, и в нее торопливо вошел адъютант. Не обращая внимания на Сяоняо, он подошел к Чжао Цзюньду и прошептал ему на ухо:

— Юный мастер, срочное донесение из нейтральных земель.

Чжао Цзюньду взял принесенную герметичную трубку и выудил из нее полоску бумаги. Он перечитал сообщение несколько раз, его взгляд и лицо наполнились суровостью. Юноша пробормотал:

— Меданзо и Ноксус ушли в нейтральные земли, Неугасаемое Пламя тоже? Значит, на пустотном континенте больше нет ни одного великого темного монарха. Да даже если и есть, то самое большее — один-единственный!

Юноша стремительно расхаживал по комнате, размышляя:

— Почему Принц Зелёное Солнце и Направляющий Монарх не знают о столь важном деле? Нет, неправильно, они могли не подавать виду, но это не значит, что они не знают о передвижениях врага. Быть может, они уже выступили?

При мысли об этом Цзюньду резко остановился и крикнул:

— Отдайте мой приказ: всем отделениям приготовятся к бою! Наша армия в полном составе выступит через полчаса!

Вскоре четвертый мастер бросился в полномасштабную атаку, в результате которой враг был разгромлен и преследовался войсками Империи целую ночь.