Том 8. Глава 185. Битва плоти и размножения

Спустя неизвестное время Цянь Е проснулся от глубокого сна и медленно отозвал своё искусство культивации. Теперь в новом изначальном вихре сновал оттенок алого золота. И хотя свечение его было чрезвычайно слабым, как у толики крови в большой ванне, потребуется всего несколько месяцев, чтобы наполнить её до краев.

Древний Манускрипт Дома Сун в Великом Вихре работал гораздо эффективнее, что многократно облегчало процесс культивации. Цянь Е даже начало местами казаться, что весь мир медленно вращается вокруг него — черпание силы с небес и земли облегчало использование Глав Света и Таинства. И поскольку сам он также подробнее начал знакомиться с этим процессом, юноше стало возможно позаимствовать ещё больше сил окружающего мира.

Но сейчас было не время продолжать культивацию. Цянь Е проверил время и обнаружил, что уже почти полночь — пора было начать помогать двум дамам. И хотя сейчас у них были белые плоды, их едва хватало на ночь. Девушкам, если они хотели сэкономить силы, потребуется помощь извне.

В этот момент Тяньцин и Куанлань молча медитировали. Цянь Е бегло осмотрел их и с облегчением обнаружил, что их жизненные силы были всё ещё весьма активны.

Близилась полночь, и последние несколько дней Куанлань именно в это время сдавалась и опиралась на поддержку Цянь Е. Однако сегодня ей удалось продержаться особенно долго. Тяньцин же владела бесчисленными тайными искусствами, настолько сильными, что она чувствовала себя прекрасно даже после того, как выпила вино из белых фруктов. Цянь Е никогда не мог видеть сквозь этого монстра, поэтому он просто оставил её в покое.

Юноша терпеливо ждал добрых четверть часа, прежде чем девушки очнулись от своего занятия культивацией. После обмена взглядами Тяньцин сказала:

— Как и ожидалось, некоторые искусства культивации работают в Великом Вихре быстрее. Словно ранее существовавших пределов теперь просто нет, и наши таланты здесь выросли ещё на голову.

Куанлань подхватила:

— Искусство, которое я практикую, получило такой же эффект. Похоже, наши семьи готовились к этому дню заранее.

Тяньцин на некоторое время задумалась и сказала:

— Однако, если я верно помню, ускорение культивации в Великом Вихре никогда не было столь очевидно. Может ли быть так, что более глубокие части дают больший эффект?

— Может быть. Теперь я припоминаю, что в имперском клане были записи о холодной ночи. Но воздействие, описанное там, и близко не столь же сильно, как сейчас. Значит, мы не так уж далеко от центра этого мира.

Девушки ещё немного поговорили, прежде чем взять по белому фрукту. Затем, под защитой ядра крови Цянь Е они пережили холодную ночь без каких-либо инцидентов.

На рассвете юноша собрал лагерь и увёл девушек с места ночлега. Группа вошла в обширный лес и начала стремительно приближаться к району аборигенов, в котором Цянь Е получил плоды. Тогда юноша только успел схватить несколько белых плодов, прежде чем оказался преследуем чуть ли не всю дорогу до лагеря. Однако в своём забеге он убил самых больших четырехруких дикарей, оставив в живых лишь большое число более слабых. Трудность нападения на их каменную крепость теперь была значительно уменьшена.

Спустя полдня после отбытия троицы поблизости горы возникло несколько фигур. Ведомые четырехрукой женщиной несколько двуруких людей осторожно приближались к месту разбития лагеря.

Четырехрукая аборигенка подняла голову и громко принюхалась. Она вдруг резко взволновалась и начала громко кричать, указывая на вершину. Двурукие бросились вверх и в итоге обнаружили бывший лагерь, окруженный естественной каменной стеной.

Четырехрукая покружила вокруг, прежде чем поднять осколок разбитой керамики, и принялась облизывать его с большим жаром. Это был осколок от кувшина с вином из белых фруктов, все ещё окрашенный небольшим количеством алкоголя. Начисто вылизав этот кусочек, дикарка тяжело задышала. Она толкнула одного из двуруких мужчин на землю и начала с ним совокупляться.

* * *

В потемневшем небе бесшумно показался шар черного сияния. Среди раскатов грома из этого шара света вылетел человек и упал прямиком вниз. Окруженный дугами алых молний, он, казалось, вот-вот собирался грубо столкнуться с землей. Однако, не успел он достичь поверхности, как из него вырвались многочисленные нити черной энергии и буквально пригвоздили к воздуху. Энергия тянулась подобно лентам, гася инерцию от падения. Молодой человек развернулся и вытянул ноги, надеясь уверенно приземлиться на землю.

Однако темный шар света вновь задрожал и выстрелил второй, меньшей фигурой. Та врезалась в юношу и вместе с ним рухнула на твердую как камень землю.

Этот маленький силуэт вытянулся, открывая Бай Кунчжао. Толстые доспехи на ней были разорваны в клочья, и лишь немногие их части висели на теле. Несмотря на это, на белом платье девушки было всего несколько разрывов.

Бай Кунчжао встала, потянулась и запрыгала. Затем она нахмурилась, очевидно не привыкшая к весу своего тела. Она уже собиралась снова попытаться прыгнуть, когда снизу донесся голос Анвена:

— Ты меня так насмерть затопчешь!

Потрясенная, девушка отошла в сторону. Только тогда она увидела у себя под ногами юного лорда демонов:

— Ты в порядке?

Тот, наконец, приподнялся: его красивое лицо было в паре мест разбито и раздуто:

— Меня свалили на землю, а потом чуть не затоптали насмерть. Как я могу быть в порядке?

Бай Кунчжао покачала головой:

— Твое тело настолько сильно, что я никак не смогу затоптать тебя до смерти. Даже если я разрежу тебя своим тесаком, мне придется сделать несколько ударов в полную силу. Например…

Анвену стало не по себе:

— Стой! Ты действительно собираешься убить меня?

Бай Кунчжао озадаченно переспросила:

— Разве ты не говорил, что я собираюсь затоптать тебя до смерти? Это невозможно, даже если гравитация усилится в сто раз. Ах да, если я действительно хочу затоптать тебя до смерти.…

— Достаточно! Я не хочу умирать так рано, — Анвен остановил девушку и вздохнул с облегчением только когда та перестала размышлять о смертоубийстве: — Мир так великолепен, и я не могу умереть, не прожив несколько тысяч лет! Тебе лучше перестать думать о таком в будущем.

— Я не хотела, но ты спросил, и мне пришлось ответить. Так вот, если бы я действительно хотела затоптать тебя до смерти, для этого потребовалось бы в четыреста двадцать раз больше силы тяжести, чем обычно, и даже в таких условиях мне пришлось бы бить по жизненно важным органам. В конце концов, я слишком легкая. Если бы я только была немного толще…

Анвен покрылся холодным потом:

— Довольно! Думаю, ты хороша такой, какая есть, толстеть не нужно!

— Правда? — девушка по-прежнему была озадачена.

— Естественно! Сейчас ты идеальна, и если хоть немного растолстеешь, сразу потеряешь во внешности. Как будущий несравненный эксперт, ты должна хорошо заботиться о внешнем виде. Только посмотри на этих уродливых демонов-женщин, они все такие толстые. Да и женщины человеческой расы и в половину не так хороши, как ты, — Анвен налил столько чепухи, что даже ему самому стало неловко.

Бай Кунчжао такая бравада только сильнее смутила:

— Хороший внешний вид — это тоже часть боевой мощи?

— Конечно! — решительно воскликнул юный демон.

Девушка, к большому облегчению Анвена, наконец кивнула.

— Что они делают? — Бай Кунчжао указала на катавшихся по земле аборигенов.

— Эм… — Анвен не знал, как ответить. По какой-то причине он действительно не хотел, чтобы девушка знала слишком многое. Он предпочел бы, чтобы она оставалась невинной, как чистый лист бумаги.

Несмотря на тот факт, что юный лорд был одним из самых образованных представителей своей расы, да настолько, что считалось, что он наступает на пятки своих предков, Анвену пришлось приложить немало усилий, чтобы сообразить оправдание:

— Они… дерутся!

— Дерутся? — теперь девушка была в ещё большем замешательстве. Мало кто осмелится утверждать, что понимает бой лучше, чем она. И мечущиеся перед ней туземцы определённо не сцепились в смертельной схватке.

— Да, в битве плоти, — спокойно добавил юноша. Первая ложь обычно шла труднее всего, а потом всё текло как по маслу.

— Борьба — это не всегда вопрос жизни и смерти. Эти… аборигены весьма слабоумны. Они часто сражаются для того, чтобы произвести на свет новые поколения, — кратко пояснил Анвен.

Юная девушка слушала серьезно, широко раскрыв глаза.

— Это странная раса: только победители в ней могут иметь потомство. Тот, кого прижали, больше не имеет сил сопротивляться. И как только он полностью проиграет, право производить потомство перейдет к победителю.

Девушка, казалось, поняла объяснение далеко не полностью:

— Ты действительно много знаешь.

На мгновение Анвену захотелось вскричать в небо. Окружающие всегда относились к нему с величайшим уважением, либо из-за его родословной, либо из-за его положения. Серьезно говоря, мало кто когда-либо признавал его личные качества. По правде говоря, юный демон очень гордился своими учеными знаниями и глубоким пониманием истории Вечной Ночи.

В первый раз кто-то похвалил его за широкие познания. И пускай причина этого была весьма нелепа, Анвен так не считал. Попробуйте сами сочинить столько лжи за столь недолгое время!

Было бы нехорошо, продолжи девушка и дальше наблюдать за сценой размножения.

Анвен, неловко кашлянув, сказал:

— Главный наш враг в Великом Вихре — это туземцы. Мы не можем позволить им жить, несмотря ни на что. И так как они заняты своими междоусобицами, у нас есть прекрасная возможность на них напасть.

С этими словами Анвен слегка взмахнул рукой, и темный туман, окружавший двоицу, немедленно рассеялся — он, соответственно, служил для сокрытия. Анвен был настолько силён, что мог полностью скрыть следы существования себя и своей спутницы этим, казалось бы, разреженным облачком черноты. Аборигены в принципе не могли ни ощутить, ни увидеть присутствия двоицы, несмотря на то, что находились крайне близко.

Дикари резко обернулись, доказывая всю остроту своих чувств.

Анвен был спокоен и собран — в его руке появилось сложного вида изначальное оружие, испустившее несколько потоков черной энергии. Темное сияние беспрепятственно прошло сквозь туземцев и полностью обездвижило их. Внешне жертвы казались невредимыми, словно погрузились в глубокий сон, но на самом деле они уже превратились в холодные трупы.

Анвен после нескольких залпов казался весьма уставшим, а, закончив перебрасывать тела за естественную каменную стену, уже чуть ли не запыхался. Только в этот момент у него появилось время осмотреть лагерь. Внезапно юный лорд демонов вздрогнул и насторожился.

— Что случилось? — спросила девушка.

— Кто-то жил здесь раньше, и, судя по следам, они, вероятно, из Империи. Теперь нам нужно быть осторожными.

— Но я не чувствую никакой опасности вблизи.

Взгляд Анвена смягчился:

— Ой, я и забыл. Кто может устроить нам засаду, когда ты рядом?

Юноша, продолжая говорить, присел на корточки и начал рисовать изначальный массив:

— Позволь мне поинтересоваться, кто же разбил здесь лагерь до нас. Этот массив легко может воспроизвести колебания изначальной силы пустоты, случившиеся за недавнее время…

Анвен даже не успел договорить, как торнадо изначальной силы вырвалось из массива и устремилось в небо.

Новообразованная конструкция тут же рассыпалась.