Том 8. Глава 196. Она когда-нибудь уходила?

И хотя то, что они собирались сделать, ничем не отличалось от предыдущих ночей, Цянь Е был взволнован вниманием Тяньцин и спокойствием со стороны Куанлань. Он понятия не имел, что будет дальше.

В раз Куанлань не повернулась к нему спиной. Вместо этого они обнимали друг друга, находясь лицом к лицу.

Напрягшись, Цянь Е легонько похлопал девушку по спине:

— Тебе не нужно держаться так крепко, я справлюсь, даже если мы немного разойдемся.

— Так тебе будет легче. Это редкий шанс иметь возможность заняться практикой в Великом Вихре, любое дополнительное время для роста не должно быть упущено.

Цянь Е не совсем понял её слов. Тяньцин со смешком придвинулась ближе и сказала:

— Мы только недавно это обсуждали. Согласно нашим семейным записям, Великий Вихрь дает лишь небольшой толчок к культивации, эффект его почти ничтожен. Однако область, в которой мы находимся, способна экспоненциально ускорить наш рост. Тут также есть такие сокровища, как вино из белых фруктов, способные помочь с ранее непреодолимыми барьерами. Поэтому эта земля — просто идеальное место для культивации. К сожалению, мы недостаточно сильны, чтобы оставаться здесь надолго, но даже лишний час покажет свою полезность при прорыве к рангу божественного воителя.

В этот момент Тяньцин пару раз моргнула и многозначительно сказала:

— Так что не упускай эту возможность! — прежде чем закончить фразу, она протянула руку и шлепнула Куанлань по заднице.

Пораженная, та скрипнула зубами и махнула рукой в сторону соперницы, но та быстро опустила голову и обошла вокруг спины Цянь Е.

Именно юноша больше всего страдал от их игр. Его кровоток начал ускоряться, а ядро крови забилось с беспрецедентной силой. Каждый его удар был подобен звуку первобытного барабана, и величественное биение его атаковало сердца и волю девушек.

Его кровь древнего вампира начала бурлить и закипать. Эта далекая, но колоссальная воля была почти неостановима!

Тело Цянь Е сразу же последовало с соответствующей реакцией, и даже жестокость холодной ночи не смогла остановить репродуктивное желание его вампирской родословной.

Тяньцин и Куанлань были чрезвычайно остры в своих чувствах. Даже наклон волос Цянь Е не мог ускользнуть от их взгляда, не говоря уже о столь серьёзной перемене. Обе девушки были поражены: покрасневшая Куанлань, дрогнув, начала медленно отстраняться от Цянь Е. Она оказалась в весьма неловком положении, грозившем потерей невинности при малейшем неосторожном движении юноши.

Тяньцин внезапно схватила Цянь Е сзади за плечо и толкнула его вперед!

Куанлань отпрянула с испуганным криком, едва избежав беды.

Это действие полностью застало Цянь Е врасплох, и он едва не совершил ошибку под влиянием манипуляций Тяньцин. Мощное ощущение от столкновения интимных частей тела едва не заставило его решимость рухнуть.

Цянь Е обернулся и прорычал:

— Тяньцин, ты что творишь?

Неожиданно, как только он обернулся, девушка придвинулась ближе к его лицу, и их носы почти не соприкоснулись. Цянь Е так и не смог закончить свои слова, прежде чем его губы были запечатаны её собственными.

Ему хотелось крикнуть «что ты пытаешься сделать?», но как он мог издать хоть один звук? Язык Тяньцин раздвинул его губы и протолкнулся внутрь.

Её язык на ощупь был мягким и гладким, но в то же время невероятно сильным. Несколько разгоряченный, Цянь Е просто не мог устоять перед ней. Он не мог не задаться вопросом, обучалась ли она какому-то тайному искусству языка? Как иначе можно было объяснить столь ужасающую силу? Юноше казалось, сопротивляйся он, его и зубов лишить могут.

Голова Цянь Е была достаточно ясной, чтобы понять, что он не может укусить её в ответ — всё тогда обернётся смертоубийством. Потому юноша остался беззащитен и позволил атаковавшей юной мисс проникнуть внутрь.

Но прежде чем он успел высвободиться, из ее рта хлынула волна жидкости и попала в горло Цянь Е. Юноша задрожал, почувствовав вкус, и тайно вскрикнул от горя.

Это было вино из белых фруктов!

В мгновение ока Тяньцин вылила целый кувшин вина в желудок Цянь Е. Только после этого она ослабила хватку и сказала с напряженным видом:

— Прости.

Все произошло так быстро, что Цянь Е не успел среагировать. Он не успел сообразить, что происходит, как Тяньцин взяла и щелкнула пальцами.

Этот звук, казалось, щелкнул таинственным выключателем, после чего шлейф бушующего пламени поднялся из живота Цянь Е. Дело было не только в вине из белых фруктов. Эффекты накануне проглоченного девушкой вина также вспыхнули в его теле. Каждый мускул юноши наполнился жизненной силой, а родословная древних вампиров ревела в ликовании, резонируя с Рекой Крови.

В следующее мгновение рассудок Цянь Е окончательно пал. В своем последнем клочке здравомыслия, прежде чем его воля полностью рассыпалась, он спросил:

— П… Почему?

Цянь Е не понимал, почему это произошло. Они явно вышли из центральной области: и холодная ночь, и гравитация уже не были такими сильными, как раньше. И хотя девушки всё ещё нуждались во внешней помощи, больше не чувствовалось, что длительная ночь угрожает их жизням.

Самое большее через два дня, а может быть, и через один, они втроем доберутся до места, к которому смогут приспособиться. Тогда Тяньцин сможет пережить ночь в одиночку, а Куанлань понадобится лишь небольшая помощь около полуночи. Ей даже не нужно будет раздеваться и терпеть всевозможные неловкости.

Через три дня они, скорее всего, достигнут границ исследованной Империей территории. Главной темой станет сбор ресурсов и защита лагерей от агрессии Вечной Ночи. Это будет, считай, знакомый им и столь привычный мир. Если они втроём будут работать сообща, то ни Империя, ни Вечная Ночь не будут им ровней.

Темное время явно подходило к концу, и рассвет мелькал прямо перед глазами, настолько близко, что уже виднелась алая кромка за линией горизонта. Зачем Тяньцин это сделала?

Цянь Е просто не мог понять. Он думал об этом время от времени — он был полувампиром, чье место в Империи было разрушено. Можно даже сказать, что он больше не был связан с Домом Чжао. Его битва за Е Тун потрясла всю Империю, и ни Тяньцин, ни Куанлань об этом не слышать просто не могли.

Тот раз, когда Куанлань предложила ему себя ещё попадал в рамки разумного — никто из них двоих не видел выхода и никто не знал, как долго они смогут продержаться. И раз о смерти и речи быть не могло, девушка просто сделала выбор, чтобы сотворить неизбежное в полной ясности.

После встречи с Тяньцин Цянь Е никогда не обращал внимания на поддразнивания между двумя девушками. Он не считал себя настолько выдающимся, чтобы влюблять в себя юных мисс столь высокого положения. Единственная причина, о которой он мог думать, заключалась в том, что он был едва приемлемым кандидатом, которого они могли вынести, если другой вариант был смертью.

Именно так он и думал.

Но теперь все было совершенно по-другому. Цянь Е просто не мог понять, о чем думала Тяньцин, когда вливала в него вино из белых фруктов. Разве это не означает, что обе девушки будут в опасности?

В последние моменты своего рассудка Цянь Е подумал о Сун Цзынине. Он был, пожалуй, единственным, кто мог понять этих своенравных дам.

Ночь была долгой, дикой и беспокойной. Цянь Е был похож на рыбу в пустыне, пытающуюся найти лужу воды.

В своем оцепенении он вдруг вспомнил: перед ним был его дом в Черном Потоке. Юноша с силой потер глаза, но просто не мог перепутать этот безмятежный маленький дворик с чем-то ещё. Огромный континент медленно плыл по небу, отбрасывая массивную тень, вскоре поглотившую свет всего города.

Это был Континент Вечной Ночи, это был город Черного Потока.

Цянь Е толкнул дверь и обнаружил за каменным столом Е Тун, просто одетую и держащую в руке «Общую Историю Империи». Она уже была на середине книги.

— Е Тун?!

Девушка посмотрела на него с необъяснимой улыбкой:

— Почему ты вернулся так рано? С Черным Пламенем всё в порядке?

— Я пока не голоден. А как далеко ты продвинулась в своём чтении?

— Только закончила «Возрождение Империи». Это заставило меня задуматься… если Боевой Предок так силен, почему он так недолго прожил? И является ли Искусство Возмездия, которое он создал, тем самым, в котором ты практикуешься? Ну да ладно, я приготовлю ужин, что тебе хотелось бы?

— Ты!..

Е Тун вздрогнула, когда Цянь Е поднял ее и прижал к столу.

Она боролась, шепча:

— Что ты делаешь? Не здесь, нас увидят. Почему?.. почему ты так торопишься? Разве мы не занимались этим все эти последние дни?

Цянь Е был озадачен:

— Что? Не помню такого!

К этому моменту одежда Е Тун была наполовину разорвана. Цянь Е больше не мог подавлять свои желания: он смел толстую книгу по истории вместе с другими предметами со стола и придавил девушку. Он взволнованно надвинул её на стол, намереваясь перейти к делу.

Е Тун его действия одновременно и злили, и веселили:

— Ты похож на человека, не видавшего женщины несколько лет. Не можешь хоть чуть-чуть подождать?

— Да, прошло уже несколько лет. Я не могу ждать! — Цянь Е поцеловал ее.

В этот момент все мысли его превратились в примитивный поток, желающий извергаться, взрываться и сокрушать.

Е Тун тихо вздохнула, поправляя позу, чтобы Цянь Е было легче войти. Иначе этому неуклюжему и нетерпеливому парню потребуется вечность, чтобы сделать это.

Этот момент был наполнен давно утраченным чувством удовольствия и необъяснимой грустью. Юноша чувствовал, что Е Тун наконец-то вернулась к нему. Цянь Е крепко держал ее, боясь, что она уйдет, исчезнет и превратится в другого человека, если он отпустит ее.

Наслаждение плотью было одновременно интенсивным и новым, почти непохожим на былые воспоминания. Но эту мельчайшую разницу было трудно оценить или разглядеть в хаосе момента. Цянь Е чувствовал только, как его физические желания ослабевают, сменяясь усиливающимися эмоциями. Он не хотел, чтобы она уходила, потому что их сердца снова отдалятся друг от друга.

Но… разве она не ждала его здесь все это время?

Она вообще когда-нибудь уходила?