Том 8. Глава 200. Понимание Горного Бура

Время текло неспешно.

Внезапно заметив что-то, усталый Цянь Е отступил из своего опустошенного ментального царства.

Это был знак того, что Глава Света достигла своих пределов. Пускай в процессе изначальная сила не расходовалась, для управления вихрем и конденсации изначальной силы требовалось немало умственной концентрации. Цянь Е никогда раньше не сталкивался с подобным явлением. Оно возникло лишь в Великом Вихре, поскольку тут Древний Манускрипт Дома Сун работал в несколько раз быстрее.

Цянь Е заглянул в собственное тело и обнаружил, что слой алого золота Рассвета Венеры уже заполнил дно нового изначального вихря и теперь искрился золотыми огоньками кристаллических гранул. Такими темпами на полное заполнение вихря и заложение фундамента для следующего уйдёт месяц с лишним.

Пришло время сделать перерыв, поскольку превышать пределы разума — явно плохая идея.

До рассвета оставалось ещё немало времени, а обе девушки с головой были погружены в практику. Цянь Е сидел спокойно и переваривал свой опыт и переживания с тех пор, как попал в этот мир.

Углубленное Искусство Возмездия здесь имело невиданную эффективность — одного дыхания было достаточно, чтобы втянуть в тело окружающую изначальную силу. Такое усиление не могло обеспечить юноше дополнительную изначальную силу, но зато позволяло выгодно обучаться определённым искусствам контроля.

Эти искусства на самом деле были просто набором трюков и техник, и, какими бы сложными они бы ни были, выше обычного уровня прыгнуть они не смогут. С текущими познаниями Цянь Е на боевом пути он сумеет развить подобную технику самостоятельно.

Согласно объяснениям Тяньцин, похожим на активное состояние Углубленного Искусства Возмездия эффектом могли пользоваться только божественные воители. Так что практика этого искусства в буквальном смысле позволяла прыгнуть выше головы — как обычный воитель сможет выдержать такое давление? Только Цянь Е с его телом древнего вампира мог выдержать напряжение, сопровождаемое с вызовом стометрового изначального вихря. Любой другой человек превратится в мясной фарш.

С другой стороны, взращивать энергию крови было куда проще. Расхищение Жизни — самый простой и прямолинейный путь к повышению ранга. После резонанса с Рекой Крови юноша получил кое-какое наследство, но то, однако, после подробного сравнения оказалось не таким уж и выдающимся по сравнению с современными творениями. Кроме того, ни одно из тех искусств не могло сравниться с Расхищением.

Это было разумно: кровавые нити просто пожирали слабых и ничего более. Просто пищей для них была эссенция крови, содержащая массы жизненной силы. Это позволяло пропустить часть процесса очищения и конденсации, отчего эффективность только возрастала.

Потому вампиры только и сосредотачивались на взращивании пределов своих родословных талантов и тайных искусств, способных преумножить или проявить эти силы. Остальным техникам они не уделяли особого внимания.

Продолжая эту цепочку мыслей, Цянь Е по достоинству оценил всю глубину Древнего Манускрипта Дома Сун: это искусство и в самом деле смогло превратить разумную золотую энергию крови в темно-золотую — крайне невероятный подвиг сам по себе.

Темно-золотая энергия крови ни разу не упоминалось в наследствах, которыми он обладал. Согласно древним записям, после достижения ранга графа энергия крови вампира принимала золотой оттенок, а затем с каждым рангом становилась всё боле чистой.

Такова была ценность его наследия. Возможно, когда юноша при продвижении к рангу герцога свяжется с Рекой Крови второй раз, ему откроется больше информации. Найдёт ли он информацию о темно-золотой энергии крови в тот момент — это уже вопрос. Возможно, эта тайна была связана с принцами или даже более высокими рангами.

Из текущей информации он в настоящий момент мог точно сказать, что Древний Манускрипт Дома Сун — это что ни на есть высшее тайное искусство для вампирской расы. Его способность очищать и изменять природу энергии крови могла даже превзойти пределы их родословных. Темно-золотая энергия крови могла быть отнесена к числу лучших даже по меркам всего вампирского мира.

Но как столь невероятное искусство могло оказаться таким неизвестным? Да настолько, что Сун Цзынин легко выудил его из хранилища клана. Да и как оно там вообще оказалось в первую очередь?

Цянь Е казалось, что почти любой знающий эксперт сразу заметит всю необычность манускрипта.

Человеческая раса возвысилась в силе более 1200 лет назад. Добавить к этому не указанную в книгах историю темных рас, которая шла неизвестно сколько времени, и уже невозможно было представить, сколько секретов было скрыто в песках времени. Возможно такой манускрипт — лишь один из многих и многих.

Цянь Е мягко выдохнул. Зная, что сейчас он не найдет ответа ни на один из своих вопросов, юноша задвинул их подальше в сердце и продолжил размышлять в тишине.

Ночь была чрезвычайно мирной. Её холод по-прежнему витал в воздухе, проясняя душевное состояние юноши. Сначала Цянь Е запомнил текст с нефритовой таблички целиком, а затем начал перечитывать его слово за словом.

Горный Бур был не просто техникой высвобождения изначальной силы, но также несравненным способом её контроля и направления. Начиная с первой точки фокусировки, та, проходя слой за слоем, снежным комом нарастала в огромную лавину. В конечном итоге противник не сможет ни блокировать атаку, ни уклониться.

Но дело было не только в этом. Волны изначальной силы одна за другой накатывали в быстрой последовательности. После прорыва первой волны следующая уже оказывается готова к выпуску, отчего ожидать её накопления просто не нужно.

Контроль и объединение нескольких потоков изначальной силы увеличивали сложность в геометрической прогрессии — направлять три потока не так просто, как нанести три удара подряд.

Чем больше количество точек активации, тем меньше разрывов между волнами и тем плотнее залп. Естественно, контролировать их в таком случае будет гораздо труднее. На пике этого искусства можно будет контролировать в общей сложности девять точек активации. Это позволит создать нескончаемый поток силы, способный разрушать горы и сравнивать с землей вражеские формации.

Вспомнив паттерны атак Тяньцин в бою, юноша понял: девушка использовала три точки силы, и уже этого ей хватало, чтобы получить очевидное преимущество над сверстниками. Куанлань могла соперничать с ней только с Объятием Холодной Луны на руках. Без этого знаменитого меча она сразу переставала быть достойным оппонентом.

Тяньцин тормозило не её отсутствие понимания, а скорее малая прочность тела. Каждая точка активации вызывала в мышцах огромное напряжение, в чём-то похожее на силу изначального вихря Углубленного Искусство Возмездия. Три точки силы, вероятно, были её пределом.

Постигнув теорию, Цянь Е начал направлять искусство в соответствии с предписанным на табличке методом. Рассвет Венеры, будучи высшей вариацией изначальной силы рассвета, имел крайне особый атрибут — легкость использования. Одной мысли было достаточно, чтобы направить его в нужную часть тела. После первого цикла Речного Бура изначальная сила в теле юноши ударными волнами потекла от живота к кончикам пальцев. По команде эти вибрации сразу же вспыхнут с огромной силой, поражая врага.

Цянь Е продолжал цикл искусства и вскоре сконденсировал вторую точку активации. В этот момент легкое онемение охватило всё его тело — явный признак ответной реакции на вибрации. Однако это покалывание ничуть не затронуло юношу. Такое ощущение для него было сродни прикосновению перышка к телу.

В мгновение ока образовались три точки активации, и три слоя вибраций сложились воедино. Ощущение покалывания также стало гораздо более очевидным. Это был текущий уровень Тяньцин, но для Цянь Е давление всё ещё находилось в приемлемом диапазоне — не сказать, что он испытывал какие-то сложности.

Поэтому он и не собирался останавливаться. Цянь Е продолжал направлять искусство, формируя четвертую, пятую и шестую точки активации. Только в этот момент юноша почувствовал, как его тело наполняется вялостью, словно скованное свинцовой рубашкой. После недолгих раздумий он решил пойти дальше и сформировать седьмую.

Одновременное существование семи точек привело к появлению плотного массива ударных волн. С нынешним рангом Цянь Е разрыва между атаками в подобном состоянии уже почти не будет. Теперь, чтобы победить его, врагу нужно как-то постараться создать брешь.

Однако это был его текущий предел. Однажды, когда он пересечет порог божественного воителя или поднимется даже выше, его скорость атаки ещё возрастёт, и тогда семи точек силы окажется недостаточно — придётся познавать это искусство дальше, чтобы оно не теряло в своей эффективности.

От семи точек активации по всему телу начала исходить легкая покалывающая боль. Цянь Е знал, что достиг предела — создание следующей точки, вероятно, повредит ему. И, раз даже при семи точках в движениях чувствовалась скованность, заходить дальше без крайней необходимости определённо не стоило.

Цянь Е медленно рассеял изначальную силу, вздыхая про себя о том, как полна была Империя скрытых талантов. Что за могучий эксперт мог использовать девять точек активации одновременно? Предок, создавший это искусство, вероятно был гением, способным использовать изначальную силу в абсолютном совершенстве.

Великий Вихрь был раем для Цянь Е. Один день практики здесь равнялся нескольким снаружи. Однако для развития полезнее всего будет отправиться в область десятикратной гравитации или даже глубже. Только вот двое его спутниц не могли здесь надолго оставаться, отчего юноше пришлось отправиться с ними в сторону первого прохода.

К тому времени, как они закончат собирать все необходимые ресурсы, придет время покинуть Великий Вихрь. Безусловно, желание вернуться вглубь этих земель или даже пойти ещё дальше у Цянь Е присутствовало. Культивация там в течении месяца равнялась году снаружи и по сути была одноразовым шансом — вернуться сюда потом будет очень непросто.

Цянь Е узнал у девушек, что на следующее открытие прохода в нейтральных землях уйдут сотни лет. Как только Изначальный Прилив закончится, тоннель исчезнет. В тот момент двум фракциям придётся бороться за квоты уже для следующего раза.

В этот момент над горизонтом появились первые лучи рассвета, и Цянь Е оглядел светлеющий мир, наслаждаясь этим редким моментом спокойствия. Так много всего произошло за то короткое время, что он провел в этом мире — юноша чувствовал себя морально измотанным. Но стоило золотым лучам солнца коснуться его, как всё беспокойство, смятение и волнение, казалось, рассеялись.

Именно в этот момент Цянь Е решил, что покинет Великий Вихрь вместе с Тяньцин и Куанлань после прибытия на имперские территории.

Вчерашний сон напомнил Цянь Е, что он скучает по Е Тун. Первое, что он сделает по возвращении — это посетит павший военный корабль и увидит ее. Даже если он не сможет встретиться с ней, один голос её услышать будет уже приятно.

Даже такой решительный человек, как он, не мог не вспоминать о ней и не чувствовать ожидания.

Внезапно Цянь Е охватило знакомое чувство недомогания. Когда Е Тун пыталась убежать от него во сне, её тело и внешность постоянно менялись. Только её спокойные, холодные глаза сказали Цянь Е, что она оставалась самой собой.

Но теперь, когда он мысленно вернулся к той ясной сцене хаоса, силуэт девушки и телосложение стали заметно отличаться от тех, что помнил Цянь Е. Вместо этого они походили на фигуру Тяньцин в озере.

Однако это был сон, редко совпадавший с действительностью. Кроме того, не было ничего странного в том, что проекции в голове едва бодрствующего человека сильно искажались. Цянь Е также испытывал желание к Тяньцин, когда его родословная бесновала в центральной области. Но это было всего лишь побуждение, что никогда не перерастет в действие.

Так Цянь Е и утешал себя, игнорируя мимолетное чувство беспокойства.