Том 8. Глава 204. “Мертвые” люди

Лишь спустя десять минут Тяньцин вновь пнула мужчину, освобождая его от мучений.

Пленник, весь в поту и совершенно измученный, хотел было что-то сказать, но девушка остановила его:

— Погоди, я дам тебе ещё десять минут. Подумай хорошенько над тем, что хочешь сказать.

Мужчина задрожал, уловив угрозу в её словах.

Цянь Е спросил:

— Что с ним не так?

— Поскольку они также из Империи, не кажется ли тебе странным, что они не узнают тебя в лицо? — спросила Тяньцин.

Юноша себя знаменитостью не считал, но что-то определённо было подозрительно, раз Тяньцин так серьёзно об этом утверждала, а Куанлань впала в задумчивость.

Последняя сказала:

— Они выжившие из предыдущей группы?

— Я проверяла список выживших, но подобных людей там нет.

— Если они не выжившие, то, быть может, они из тех «мертвых» людей?

Тяньцин кивнула:

— Вполне вероятно. И мне весьма интересно узнать, что они пережили после своей «смерти».

Лицо мужчины становилось всё более и более пепельным.

Тяньцин присела рядом с ним:

— Теперь-то знаешь, что говорить? Тогда вперёд.

Пленник будто хотел что-то сказать, но колебался.

Тяньцин спокойно продолжила:

— Уже почти закат. И хотя холодная ночь по сравнению с центром опасности не представляет, терпеть неприятности мы не станем. Я заброшу тебя вглубь, и полагаю, ты знаешь, что это значит.

— Вы знаете о глубинных землях? — ахнул мужчина.

— Ну конечно, мы сами только что вернулись из района с десятикратной силой тяжести.

Глаза пленника расширились от шока:

— Это невозможно! Никто не может дотуда дойти! Никто оттуда не возвращался!

— Вы сами, наверное, в центральный регион пытались попасть ради этого? — в руке девушки появился белый фрукт.

Глаза мужчины чуть не выскочили из орбит:

— С-священный плод! И такой большой! Вы действительно побывали в Священных Землях!

— Священных Землях? — Тяньцин ухватилась за ключевое слово.

Мужчина в конце концов успокоился и сказал:

— Высшие называют центральный регион «Священными Землями». И раз вы получили священный плод, значит, вы видели их… этих людей с несколькими руками.

— Сам ты кто?

— Я… Я, наверное, числюсь мертвым в Империи, — мужчина криво усмехнулся. Он собрался с мыслями и сказал: — Моя фамилия Наньгун, а мое имя Тяньюй. Я нахожусь в Великом Вихре… уже двадцать с лишним лет.

Тяньцин и Куанлань удивлённо переглянулись. Двадцать лет — срок немалый. Согласно имперским записям, после пяти лет пребывания в этом мире люди начинали страдать от множества неудобств, вызванных воздействиями окружающей среды. Чем выше был ранг человека, тем сильнее притуплялись эти эффекты, но ни один гений не сможет прожить здесь более десяти лет в целости и сохранности. Эксперты, что не появляются спустя десять лет, записываются в потери и считаются обществом мертвыми.

То, что Наньгун Тяньюй смог выжить здесь в течение двух десятилетий, было настоящим чудом.

— Я родом из вторичной ветви семьи Наньгун. Я поставил на кон свою жизнь, чтобы получить квоту для Великого Вихря. Я думал, это будет удачный поворот в моей жизни. Кто же знал, что люди здесь будут столь разрознены? Меня послали исследовать более глубокие регионы ещё до того, как я успел привыкнуть к окружающей обстановке. Именно во время этого задания мой отряд попал в засаду и рассеялся. Преследуемый дикими зверями, я только и мог что бежать без оглядки. В конце концов я случайно попал в центральный регион и попал в плен к туземцам.

— А потом?

— А потом? Не знаю, повезло мне или нет, но я действительно выжил. Они оставили меня в живых и завербовали в группу двуруких в качестве патрульного и брачного инструмента. К счастью, мои основы были достаточно сильны, чтобы пережить бесконечное спаривание и продержаться до того момента, пока мое тело не начало меняться. Трудно сказать, человек ли я теперь.

Тяньцин на мгновение задумалась и сказала:

— Разденься и покажи нам эти изменения.

Наньгун Тяньюй уже давно потерял всякую волю к сопротивлению. Он молча разделся и встал перед троицей.

Как опытные войны, ни Тяньцин, ни Куанлань не обращали внимания на эту неловкость. Они направили свои тайные искусства на сканирование тела пленника.

Мужчина был худощав, но его скелет был чрезвычайно крепок и плотен — его свойства превосходили оные у экспертов по закалке костей. Тяньцин вбила Наньгун Тяньюя в землю, но ни одна из его костей не сломалась от удара. Скелет его был окружен стальными мускулами — такое тело намного превосходило большинство экспертов Империи и не слишком сильно отставало от четырехруких аборигенов.

Цянь Е это не слишком удивило, но двое юных мисс втайне поражались. Как люди, водящиеся с имперской аристократией, они четко осознавали, что ни о каком Наньгун Тяньюе и слышать не слышали. Это означало, что тогда он был просто обычным экспертом и уж точно не гением из стандартов Тяньцин. Он, вероятно, был в самом конце списка среди тех, кто входил в Великий Вихрь.

Его нынешняя физическая мощь, однако поместила бы его в высшую группу гениев.

В тот момент, когда мужчина обернулся, открылось его истинное отличие от обычных людей. Вдоль спины и позвоночника торчал ряд костяных шипов размером с палец. Эти отростки были пепельного цвета и тверды, как сталь — такая защита нередко встречалась у диких зверей, но для людей она была крайне неестественна.

Кроме того, на его локтях и лодыжках располагалось множество костяных шпор.

Цянь Е подошел к нему и легонько похлопал по плечу. По вибрациям, возникшим от удара, юноша смог понять большую часть внутренней структуры Наньгун Тяньюя.

Из большинства костей мужчины росли маленькие костяные шпоры. Об их присутствии почти нельзя было догадаться по внешнему виду, но они могли оказаться немалым сюрпризом для нападающего. Что больше всего удивило Цянь Е, так это внутренности мужчины.

Сердце Наньгун Тяньюя было исключительно большим и занимало большую часть грудной клетки, отчего легкие в размере намного уступали среднестатистическим. Остальные органы были чуть ли не свалены в хаотичном беспорядке в брюшной полости. Кровеносные сосуды извилисто сплетались, словно густая паутина. Этому парню очень повезло, что этот беспорядочный рост ещё не убил его.

Цянь Е объяснил двум девушкам внутреннее состояние тела пленника, прежде чем отправиться осматривать труп другого мужчины — тот находился в почти таком же состоянии, но размеры и положение внутренних органов несколько отличались. Это свидетельствовало о том, что на него тоже повлиял Великий Вихрь.

Тяньцин задавала более подробные вопросы, на которые Тяньюй честно отвечал.

Оказалось, что он вступил в ряды двуруких сразу после того, как попал в плен. Пережив начальную фазу, он в конце концов стал одним из них. По мере того как его тело начало меняться, он начал приспосабливаться к окружающему миру и начал продвигаться к центральным регионам.

С тех пор прошло двадцать лет. Наньгун Тяньюй немного изучил язык местных аборигенов и знал немало шокирующей внутренней информации.

У туземцев четырёхрукость не считалась наследственной чертой. Как двурукие, так и четырехрукие люди могли родить четырехрукого потомка. Просто у двуруких людей было несколько меньше шансов сделать это. Туземцы имели весьма четкую иерархию: двурукие служили рабами и пушечным мясом, в то время как четырехрукие служили воинами и офицерами, главной боевой силой племени.

Удивительно было то, что туземцы придерживались матриархальной структуры. Четырехрукие женщины были правителями каменных замков, а вовсе не мужчины-войны. Четырехрукие женщины были самыми крупными поставщиками четырехрукого потомства, и та самка, что порождала больше крепких мужчин на свет, становилась королевой каменного замка. Из-за их способности производить белый туман, ни одно существо не могло устоять перед их капризами, и каждый в поле зрения мог стать инструментом для размножения.

Наньгун Тяньюй также был одним из таких брачных инструментов. Только вот его трансформация и изначальные боевые способности сделали его сильнее обычных двуруких аборигенов. Потому он был повышен до особого ранга на границе двух каст. Ему поведали, что он сможет отрастить лишнюю пару рук, если будет регулярно пить вино из белых фруктов.

Двурукие дикари имели сложное происхождение. Среди них было немало таких же людей, как и Наньгун Тяньюй, да и не только людей — многие расы Вечной Ночи также попадали в плен к местным. Тяньюй и два его спутника произошли из одной и той же каменной крепости.

Группа Цянь Е не видела подобных мутантов в области высокого давления, потому что там они просто не могли выжить. Без священных плодов даже аборигенам было трудно пережить ледяные ночи.

Пока Тяньцин продолжала допрос, из леса появилась недавняя женщина. На этот раз с ней были демон и арахнид.

Женщина указала на Цянь Е:

— Это они! Это они украли мое сокровище!

Демон и арахнид посмотрели на Шелковый Лотос, но сами не знали, для чего он был нужен:

— Что это за штука?

Во взгляде женщины мелькнула неуверенность:

— Что бы это ни было, это определенно ценное сокровище.

Демон задумался, оценивая троих врагов с головы до ног. Не все растения и предметы были полезны для каждого — какие-то из них могли представлять ценности только для людей, но темным расам казались мусором. Цянь Е и две сопровождавшие его дамы на первый взгляд казались весьма грозными оппонентами, отчего ввязываться в большую драку из-за слабой мотивации было бы глупым решением.

Теперь женщина ещё сильнее встревожена:

— Ваше превосходительство, если вы их уберете… Я… я отдам себя вам. Я также познакомлю вас со святой расой.

— Святой расой? — демон был тронут таким предложением.

— Ещё, у них есть пространственное оборудование! — женщина собралась с духом и выбросила самую большую из своих карт.