Том 8. Глава 252. Шестирукий гигант

Полагаясь на внезапную атаку Цянь Е, отряд вырвался из окружения и на полной скорости бросился бежать.

Временный лагерь оказался окружён со всех сторон. Если самая слабая из частей оцепления состояла из сотен четырехруких воинов, сколько же их было на других направлениях? Как вообще можно было не почувствовать подобного скопления вражеских рядов?

Никто не был в настроении слишком глубоко задумываться над этим вопросом. Все были сосредоточены на бегстве, так как малейшее промедление могло оставить всех в окружении дикарей, что станет их могилой.

Цянь Е немного сбавил скорость и отступил в тыл группы, чтобы наблюдать за развитием ситуации. Потянь, с другой стороны, нёсся впереди с намерением спасти свою шкуру. Ни у кого не было лишних сил, чтобы помочь ему, поэтому юноше только и оставалось, что мчаться на полной скорости. Времени следить за чем-либо ещё у него также не было, иначе он просто потащит ко дну всю группу.

Цзынин бежал рядом с Цянь Е, парящие листья вокруг него действовали как часовые.

Цянь Е оглянулся и увидел войско четырехруких аборигенов далеко позади, но опасность в его сердце только усилилась:

— Они ведь ни за что не отпустят нас вот так, когда набрали столько народу, верно?

Седьмой Сун криво усмехнулся. Он указал в определенном направлении, говоря:

— Естественно, это невозможно.

В стороне от них стоял гигантский силуэт, будто только пробуждённый от сна. Даже с большой дистанции всем становилось ясно, что в высоту тело его составляло десятки метров, а руки были раскинуты, как у демонического бога. Но больше всего пугал лук в его руках!

— Осторожно!

Голос Цянь Е даже не затих, когда великан вложил стрелу в руку и выстрелил!

Несмотря на массивную фигуру, движения гиганта были молниеносны. Весь процесс был завершен на одном дыхании, отчего времени отреагировать просто не было. Лучшие гении Империи почувствовали опасность, только когда стрела уже была готова ударить.

Снаряд был длинною в несколько метров и толщиной с человеческое бедро — такая махина не особо уступала снарядам, используемым в имперских баллистах.

Сердце Цянь Е замерло. Всё, что производилось в области высокой гравитации, было чрезвычайно прочным и потрясающе тяжелым. Эта гигантская стрела весила тонны, но двигалась на невероятной скорости. Как такое вообще можно блокировать?

Потянь шел впереди. Уклонение от атак никогда не было его сильной стороной, а даже если и было бы, юноша понимал, что избежать такой атаки не сумеет. Вместо этого он твёрдо встал с громким рёвом. Потяня накрыла плотная аура и появилась иллюзия гор. Тут же одна гора стала двумя, две — четырьмя, а те быстро образовали целую горную цепь вокруг отряда.

На границе жизни и смерти Потянь сумел выжать из себя все до последней капли. Его Тысяча Гор даже коснулась царства Тысячи Неподвижных Вершин.

Несмотря на такой подвиг, одного человека было мало, чтобы суметь справиться со стрелой, пущенной шестируким генералом.

Стрела врезалась в горный выступ, мгновенно расколов бесчисленные вершины. Потянь закашлялся кровью, но не упал и продолжил направлять изначальную силу в искусство. Расколотые горы в воздухе рассыпались на мелкие осколки, что затем желтым песком окутали гигантскую стрелу. Это была попытка позаимствовать набегающий импульс снаряда, чтобы отклонить его!

Трансформация от твёрдости к мягкости была чрезвычайно мудрым решением. Не будь они в смертельно опасной ситуации, Цянь Е бы выкрикнул: «Молодец!».

Направление тяжелой стрелы начало меняться, и казалось, ещё немного и она пролетит горизонтально над их головами. Тяньцин и Куанлань появились по обе стороны от гигантского снаряда и одновременными ударами направили его вверх. Гигантская стрела наклонилась и по диагонали выстрелила в ночное небо.

От отдачи обе девушки упали на землю и также закашлялись кровью.

Юйин была бледна от подавляющего давления смерти и некоторое время даже не могла пошевелить руками.

Эта стрела была нацелена на неё. Судя по мощи снаряда, тот, вероятно, разнёс бы её на куски и тяжело ранил бы всех остальных в отряде. К счастью, Потянь прочитал ситуацию и удивительным образом свёл на нет самую разрушительную часть атаки. Тяньцин и Куанлань также внесли большой вклад, направив стрелу вверх.

Одна стрела ранила всего лишь трех человек. Шестирукий гигант, казалось, был взбешен тем, что его атака не принесла запланированного результата. С громким ревом он снова натянул лук и приготовился стрелять.

Взгляд Потяня резко переменился. Он был не в том состоянии, чтобы вновь активировать Тысячу Гор в полную силу. Не говоря уже о горной цепи, даже холмик ему вызвать не удастся. Тяньцин и Куанлань, вбитые отдачей в землю, также всё ещё пытались вылезти. Все трое лишатся жизни, если прилетит еще одна стрела.

В это время близ великана зажегся ослепительный свет. Несмотря на большое расстояние, сияние было столь ярким, что на него было трудно смотреть прямо. В следующее мгновение на голове титана вспыхнула алая вспышка, а за ней последовал фонтан крови. Массивное тело дикаря пошатнулось от удара и едва не опрокинулось на спину. Раскачивающийся гигант отпустил стрелу, а та, будучи уже натянутой, пролетела над изначальной целью и угодила в войско четырехруких.

Там, где приземлилась тяжелая стрела, земля вздулась, как новорожденный холм, и взорвалась дождем серого света!

Сотни аборигенов оказались подброшены в воздух. Столб серого сияния рвал всех на своем пути, разбрасывая повсюду сломанные конечности и куски плоти.

Тяжелая стрела шестирукого гиганта была настолько ужасающа.

Только в этот момент спереди донесся грохочущий звук. Сзади раздался взрыв гигантского снаряда, а спереди — грохот изначального оружия. Звуковые волны пришли с опозданием, но они были столь же величественны, как бескрайние морские волны.

Шестирукий гигант пошатнулся, выронил оружие и в яростной агонии схватился за голову.

Все видели, как Цянь Е появился рядом с гигантом в Пространственной Вспышке и выстрелил тому в лоб из оружия.

С такой мощью выстрела используемое оружие становилось очевидно — это Могила Сердца.

Шестирукий гигант опустил руки и громко зарычал на Цянь Е, выпустив из пасти волну видимых рун.

Юноша никак не был готов принять эту атаку в лоб. Он оттащил свое измученное тело в сторону и оказался в километре от изначальной позиции.

Атака рунами прошла мимо цели, закончив тем, что в земле образовалась пропасть шириной в десяток метров и длиной в сотни. Даже Цянь Е не мог не почувствовать пробежавшего по спине холодка от вида таких последствий.

Когда великан опустил руки, на его лбу показалась глубокая борозда. Можно было даже увидеть мозговую жидкость внутри — часть черепа оказалась начисто сметена выстрелом Цянь Е. И, судя по ране, в толщину черепная коробка составляла с полметра. Скелет этих монстров из области высокой гравитации по твёрдости превосходил даже высококачественные сплавы, отчего оборонительная мощь черепа гиганта становилась сравнима с имперским боевым кораблём.

Гигант после промаха пришёл в ярость. Он повернулся к Цянь Е и замахал руками, как бы хватая и рубя цель всевозможным оружием. Гигант, не различая десятков четырехруких аборигенов под ногами, прорвался прямиком через них в направлении обидчика.

Четырехрукие воины были сильны, но одного удара титана хватило, чтобы уничтожить их. От такой сцены сердца маленького отряда наполнились ужасом. Даже Цянь Е с его телом древнего вампира не мог принять такой удар и остаться в живых.

Юноша убрал Могилу Сердца и опять переместился на километр.

Шестирукий гигант пристально посмотрел на Цянь Е и снова пустился в погоню. Каждым шагом он преодолевал несколько десятков метров и был чрезвычайно быстр. Странные руны в его глазах позволяли ему легко отследить юркого врага. Эта особенность обнаружилась сразу после совершенной Пространственной Вспышки.

К счастью, великан испытывал сильную боль, разум его, словно в тумане, сосредоточился на погоне за юношей. В противном случае, стой этот монстр на месте и стреляй с лука, сверяясь со своей способностью обнаружения, Цянь Е вряд ли сумел бы уклониться множество раз подряд.

Сейчас глаза гиганта были полностью прикованы к Цянь Е. Это была хорошая возможность для Тяньцин и остальных сбежать.

— Я его уведу, а вы бегите! — крикнул юноша.

К этому моменту Юйин только-только вытащила Куанлань и Тяньцин из почвы:

— Нет! Если мы и пойдём, то вместе!

— Уходим! Цянь Е разберется.

Юйин оглянулась и поняла, что эти слова вышли из уст Цзынина:

— Кто бы мог подумать, что ты так боишься смерти? Ты предпочтёшь сбежать и оставить Цянь Е одного?

Седьмой Сун также разгорячился. Он закричал:

— У Цянь Е есть методы, что позволят ему сбежать! А если мы не уйдём, то и он тоже. Хочешь нас всех здесь похоронить, дур…

В последний момент он сумел сдержать слово.

Юйин фыркнула. Она посмотрела на Цзынина, холодно говоря:

— Очень хорошо, я запомню, что ты сказал.

Она оглянулась и крикнула:

— Разделяемся и бежим!

Именно этого и хотел Цзынин. Пока все держатся вместе, то непременно погибнут, если наткнутся на ещё одного шестирукого генерала.

Все были решительны. Без лишних слов каждый выбрал своё направление и побежал.

Потянь инстинктивно выбрал маршрут, близкий к направлению Юйин. Не успел он сделать и нескольких шагов, как услышал сзади голос:

— Иди со мной!

— Ладно, — юноша сменил направление и воссоединился с Юйин: — Но разве мы не должны были разделиться?

— Идиот! Ты ни сражаться не умеешь, ни бегать. Хочешь, чтобы тебя убили ценой того, что оторвёшься от меня?

С этими словами девушка обняла Потяня за талию и потащила его вперёд, вскоре исчезнув из виду.

Цянь Е удерживал внимание шестирукого гиганта на себе, уклоняясь от его атак в самое последнее мгновение. Наконец, ему удалось продержаться, пока все не скрылись из виду.

Жизненная сила этого титана была необъятно великой. Даже без части черепа он был здоров и бодр духом. Цянь Е осмотрел чудище и увидел над раной маслянистую мембрану, удерживающую мозговую жидкость внутри. Похоже, непосредственной угрозы его жизни не было.

Полносильный выстрел из Могилы Сердца смог разнести на части лишь малую часть черепа титана, но исчерпал почти всю изначальную силу юноши. Всё, что ему сейчас оставалось — это уклоняться и бежать без возможности отомстить. Имейся у него ещё одна возможность выстрелить из Могилы Сердца, Цянь Е точно выстрелил бы гиганту в голову ещё раз. Ему очень хотелось узнать, сумеет ли здоровяк пережить такое.

Видя, что все разбежались, Цянь Е перестал откладывать неизбежное. Он промелькнул в нескольких тысячах метров в Пространственной Вспышке и исчез, как луч струящегося света.