Том 8. Глава 254. Пик рассвета

Согласно карте, Пруд Жизни располагался дальше на северо-западе. Перестав колебаться, Цянь Е на полной скорости повернул к новой точке маршрута. Земля под его ногами содрогалась от тяжести гулких ударов ног шестирукого великана.

Спереди и по бокам от него наблюдались отряды четырехруких. Завидев Цянь Е, они тут же пытались поймать его, но скорость юноши была намного выше их собственной. Даже с учётом обхода он оставался быстрее. Шестирукий гигант, с другой стороны, был полностью сосредоточен на Цянь Е и почти не обращал внимания на надоедливых мошек, преграждавших ему путь. Он просто топтал их насмерть или отшвыривал пинками.

Вскоре все горы и леса оказались заполнены бродячими четырехрукими воинами.

* * *

Юйин, Потянь и Цзынин стояли на вершине имперской крепости. Все трое с мрачными лицами смотрели вниз на наземные укрепления.

Четырехрукий туземец патрулировал местность неподалеку. Он долго смотрел в сторону крепости и в конце концов начал приближаться к ней.

Все трое спустились вниз и спрятались за стеной. Крепость была невелика, какие мерки не бери, и была скрыта большим изначальным массивом. Однако троица всё равно инстинктивно спряталась, чтобы не оказаться обнаруженной. Испытав на себе давление многократно увеличенной силы тяжести, они не смели недооценивать свирепость четырехруких воинов. Не понимавшие этого оказались бы мертвы ещё на полпути к крепости.

Абориген дернулся в недоумении, но продолжал двигаться к крепости. Когда он был в паре сотен метров от стены, в воздухе раздался чрезвычайно резкий свист. Стрела, такая быстрая, что её едва было видно, вонзилась в горло четырехрукого воина!

Выстрел был такой силы, что воина оторвало от земли и отбросило на десяток метров. Он долго бился на земле, прежде чем упал замертво.

Потянь тяжело вздохнул:

— Пускай это не первый раз, когда я их вижу, никак не могу перестать чувствовать, что все эти монстры до одури извращены. Черт возьми, как они могут быть такими сильными? Даже стрела Старейшины Ци не может сломать им шеи.

Цзынин спокойно сказал:

— Это неудивительно. Тот же выстрел Цянь Е пробил лишь маленькую дырочку в черепе того монстра.

Потянь несколько недовольно ответил:

— Как может Цянь Е сравниться со Старейшиной Ци? Этот человек живет здесь уже почти пятьдесят лет находится и обучается одному только пути стрелы. Этот его выстрел сравним с огнём из оружия восьмого класса.

На протяжении последних лет Потянь мало виделся с Цянь Е и не был особо знаком с его достижениями. Вот почему он сделал такое суждение. Старейшина Ци некогда был высокомерным гением, вошедшим в Великий Вихрь пятьдесят лет назад, но сейчас он был стариком на исходе своих лет. Он пересек порог ранга божественного воителя в этом мире, но решил остаться охранять имперскую крепость. Его пост продолжался уже сорок лет.

Выстрел изначального оружия в Великом Вихре всегда вызывал большой переполох. И хотя крепость находилась в начальном регионе, и звери здесь не были особо сильны, старейшина всё же решил отбросить огнестрельное оружие и занялся стрельбой из лука. Сегодня его мастерство в этом почти достигло совершенства.

Юйин обладала гораздо большей проницательностью. Она быстро задумалась над сказанным, но ничего не добавила.

Цзынин фыркнул:

— Винтовка Цянь Е принадлежит к девятому рангу.

— Девятому?! — Потянь ахнул от потрясения, чуть не подпрыгнув от испуга: — Как он вообще может его использовать? Разве этого не истощит его полностью?

Седьмой Сун бросил на него косой взгляд:

— Это тебя досуха выжмет, а не Цянь Е.

— Будто ты не истощишься, — пробормотал в ответ Потянь.

Эти слова окончательно одолели Цзынина, что крайне редко происходило в спорах с его участием.

Юйин невольно выпалила:

— Хватит ссориться! Потянь, заткнись! Седьмой Сун, как думаешь, когда вернётся Цянь Е?

Потянь послушно замолчал, но Цзынин лишь пожал плечами и криво усмехнулся:

— Как я могу начать гадать при подобных обстоятельствах?

С появлением бесчисленных четырехруких туземцев ситуация внутри Великого Вихря стала невероятно хаотичной. Цзынин и раньше пытался угадать статус Цянь Е, но с самой первой попытки страдал от ответной реакции. Если бы не его решительный отказ в последнем рывке, юноша бы оказался серьёзно ранен. Даже так он харкал кровью и получил несколько внутренних повреждений.

Юйин знала, что принуждать Цзынина делать что-то сейчас — всё равно что просить его покончить с собой.

— Интересно, что с теми двумя лисами случилось? Они до сих пор не пришли сюда.

— Лисами? Какими? — Цзынин был сбит с толку.

Девушка бесцеремонно ответила:

— Кто еще, если не Цзи Тяньцин и Ли Куанлань? К кому еще я могла так обратиться? Жоси?

— Почему тогда они лисы? — седьмой юный мастер находил высказывание Юйин странным.

Она фыркнула:

— Тебе и вправду нужно объяснять? Их мерзость за версту учуять можно.

Увидев на лицах Цзынина и Потяня немалое удивление, Юйин несколько смутилась:

— Просто чувство такое, доказательств у меня нет.

Ли Куанлань была холодна как лед, и только внутри Великого Вихря все поняли, что она девушка. Цзи Тяньцин, с другой стороны, всегда была загадочной, и никто до сих пор не знал её истинного облика. Возможно, только Цянь Е видел её личину. Эти две дамы никак не походили на лис, как на них не посмотри.

Однако Цзынин знал кое-что из внутренней информации. Он поднял палец вверх в своей голове, восхваляя:

— У мисс Юйин воистину прекрасная интуиция!

Взгляд Потяня наполнился легким презрением, ему казалось, что Седьмой Сун намеренно льстит девушке. Похвалить даму за правильную догадку — всё равно что воспеть её красоту — такое работало почти безотказно.

Юйин и сама немного смутилась. Она почесала в затылке, говоря:

— Они мне просто не нравятся, ничего особенного. Так ещё эти обе весьма сильны в бою, эта мамочка может и не сравниться с ними.

В этот момент Юйин увела разговор в сторону досужих сплетен:

— Ты ранее сказал, что они вышли из зоны высокой гравитации вместе с Цянь Е. Быть может, между ними что-то произошло?

На лице Потяня отразился интерес. Юйин хлопнула себя по голове и сердито сказала:

— И как это дело с тобой связано?

Цзынин взмахнул складным веером:

— Юйин, позволь тебя предупредить. Не говоря уже о Куанлань, даже Тяньцин — не обычная девушка. Они обе имеют талант в прорицании, вероятно, не особо уступающий моему и обладают защитными сокровищами. Сейчас, может, всё и нормально, но постарайся впредь не говорить у них за спиной. Они могут что-то почувствовать, если тебе не улыбнётся удача.

Юйин рассмеялась:

— Не может быть, чтобы к человеку моих талантов столь настороженно относились.

Девушка продолжала смеяться, но резко остановилась, завидев на лице Цзынина серьёзность:

— Думаешь, я больше не такая слабая?

Цзынин кивнул:

— Область высокой гравитации очищает тело, Колодец Созвездий очищает душу, и ты также получила некоторые ресурсы по пути. После всех пережитых событий в этом мире твой ранг будет расти не по дням, а по часам. Да, Юйин, тебя всегда все ценили больше по статусу, чем по силе. Но это в прошлом. Теперь твоя сила превысит статус.

На лице Юйин расцвела улыбка, обратившаяся в следующее мгновение смехом. Она с такой силой хлопнула Потяня по спине, что тот чуть не упал наземь:

— Слышал? Даже Седьмой Сун меня столь высоко оценивает. Если не будешь стараться изо всех сил после возвращения, я могу просто оставить тебя далеко в пыли!

Потянь беспомощно сказал:

— Я каждый день провожу на войне на Востоке, где мне найти время для практики? Мне пришлось отложить все дела дома и на Парящем Континенте, чтобы попасть сюда.

Юйин возразила:

— Седьмой юный мастер тоже постоянно сражался, его даже нарекли Будущим Богом Стратегии. Везде, где происходит какой-то кипиш, виден его след. Но несмотря на это, его культивация не отстаёт. Смотри, он уже шестнадцатого ранга. А теперь глянь на себя!

Вэй Потянь был не так уж и плох: пять изначальных вихрей ясно виднелись в его теле, да и шестой грозил проявиться после отбытия из Великого Вихря. Такой прогресс намного опережал подавляющее большинство его сверстников, но никак не мог сравниться с Цзынином и его семью полными изначальными вихрями.

При взгляде на этого жигало Потянь не мог не почувствовать отвращения, под каким углом не смотри. Он тут же сказал, фыркнув:

— Нельзя смотреть на одну лишь скорость развития. Этот хрен собачий всегда был ленив и хитёр. Его фундам… пха!

Цзынин взмахнул рукой, вызывая в воздухе образ маленького царства с медленно вращающимся континентом внутри. Да, на вид изысканно, но двоица не нашла в технике ничего особенного. Однако после более внимательного изучения их взгляды тут же переменились.

Это маленькое пространство на самом деле было крайне детализировано.

И юноша, и девушка обладали хорошим зрением. Внимательно посмотрев на образ, они поняли, что могут различить горы, реки, леса и дикую природу на континенте внутри. Присмотревшись, они обнаружили десятки городов, усеивающих ландшафт тех земель. Если присмотреться внимательнее, можно было понять, что города друг от друга весьма сильно отличаются. Некоторые из них были построены на склонах гор, в то время как другие соседствовали с реками. Были как шахтерские города, так и торговые.

Юйин обладала большим рангом, чем Потянь. Направив одно из своих искусств, она увеличила в своём зрении масштаб города, построенного вдоль горы. Тот мог похвастаться величественными стенами с крутыми обрывами на каждом конце, на которых даже виднелись часовые и патрулирующие стражники. Город был хорошо организован, улицы и переулки его формировали полную людей паутину. В толпе периодически виднелись автомобили.

В этот момент Юйин почувствовала головокружение, и образы перед ней рассеялись. Взгляд её вернулся к вращающемуся континенту размером с ладонь.

Из глаз Потяня текли слезы.

Цзынин отозвал иллюзию и молча улыбнулся.

— Я видела стражников на стенах и людей на улицах. Есть ли более глубокий слой?

— Да, можно различить их внешность и одежды, но для лиц мне нужно будет ещё постараться.

У Юйин возникла одна идея, но Потянь потрясённо воскликнул:

— Это… Процветание Мира?

Это была одна из трех пиковых сил рассвета, способная превратить даже каплю изначальной силы в процветающее царство!

— Мне не хватает совсем чуть-чуть, — широко улыбнулся Цзынин.

— Как такое возможно? — окончательно растерял спокойствие Потянь.

Седьмой юный мастер, взмахнув веером, сказал:

— Просто талант, ничего не поделаешь.