Том 8. Глава 294. Я лучше их всех

— Юный мастер, идите быстрее! — настаивала красивая молодая служанка. У Цянь Е не было другого выбора, кроме как ускорить шаг и последовать за ней в боковой зал.

Место было довольно тихое — маленький дворик окажется скрыт от внешнего мира, как только двери его закроются. Боковой зал был довольно мал. Всего две комнаты: одна для отдыха, другая для медитации — были размером с обычный дом.

Служанка захлопнула ворота. Только тогда она вздохнула с облегчением, выпалив свои мысли:

— Слава богу, никто не увидел!

Она вбежала в дом со словами:

— Юный мастер, пожалуйста, садитесь, я приготовлю вам чай.

Спустя несколько мгновений она вернулась с подносом и чаем. Это был новый урожай: нефритово-зеленый, прозрачный и глубоко ароматный. Более того, она заварила чай при идеальной температуре. Слово «идеальный» в данном ключе означало деньги, время и сосредоточенность — вещи, доступные только служанке из богатой благородной семьи.

В настоящий момент Цянь Е уже немного разбирался в тонкостях жизни:

— Хороший чай, прекрасная техника.

Этот сорт нельзя было заваривать слишком горячим или слишком холодным. Кипяченая вода должна была немного отдохнуть, прежде чем попасть в чайник, что было весьма утончённо с точки зрения техники.

Девушка вся сияла от похвалы:

— Вам надо больше пить. В этом дворе есть довольно много хороших чаев, я заварю их для вас один за другим.

Цянь Е улыбнулся:

— Столь благие намерения… Боишься, что я не смогу уйти в случае чего?

Девушка ошеломлённо воскликнула:

— О чем вы говорите?

— Вы боитесь, что моя личность просочится наружу и что это привлечет нападение.

Служанка хихикнула, прикрыв рот рукой:

— Юный мастер довольно проницателен, но нет никакой необходимости высказывать всё вслух, не так ли? Седьмой юный мастер скоро будет здесь, вы двое сможете обсудить все вопросы, когда придет время. В поместье довольно много чужаков, и лорд клана не может их контролировать. Кроме того, даже не окажись здесь посторонних, внутренние сплетни нашего клана вряд ли показались бы вам приятными.

Цянь Е безразлично улыбнулся:

— Даже при всей вашей скрытности люди рано или поздно узнают. Тем не менее, здесь явно поменьше экспертов, чем было в Неукротимом. Вам нет нужды беспокоиться — я непременно пробью себе путь домой.

Девушка на мгновение остолбенела, но быстро ответила:

— Здесь нет людей клана Чжао.

Эти слова доказывали, что девушка обладала немалыми знаниями и проницательностью, чем явно не могла похвастаться обычная горничная. Успешное бегство Цянь Е из Неукротимого оказалось, в дополнение к его немалой силе, возможно во многом благодаря помощи Дома Чжао.

Цянь Е улыбнулся:

— Это действительно так, но и я уже не тот, что раньше. Да и в клане Сун полно тех, кто боится смерти — масса массой, но лишь часть встанет на моём пути.

— На вид вы весьма цивилизованны, почему вы себя столь варварски ведёте? — служанка, может, на словах юношу и критиковала, но её сверкающие глаза не отрывались от него. Такая её наглость действительно заслуживала порки.

Цянь Е расхохотался:

— В молодости я почти не учился.

— Золотая Весна обучает своих учеников как гражданскому, так и военному искусству. Их выпускники никогда не выходят безмозглыми остолопами.

Цянь Е был несколько удивлен таким ответом. Он пристально посмотрел ей в глаза и сказал:

— А у клана Сун ещё есть таланты. Не каждый день можно увидеть, как кто-то столь быстро может влиться в роль служанки и столь неплохо её сыграть.

— Другого выхода нет. Похороны старого предка слишком важны, мы не должны нарушать ее покой. Обычные служанки такие неуклюжие, они совсем не умеют вести себя прилично. Очень вероятно, что они все испортят, так что будет лучше, если я приду лично. Давайте же, выпейте чаю!

Она поставила перед Цянь Е новый заварник, жидкость из которого юноша тут же испробовал. Аромат чая казался сильным, но одновременно далёким — совершенно новое ощущение.

Пока он наслаждался ароматом, служанка сказала:

— Есть ещё кое-что. Сун Цзыянь хотела, чтобы я проверила ваше воспитание и характер, чтобы понять, достойны ли вы её. Насколько я понимаю, она уже миновала свой былой возраст придирчивости, и скоро на ней некому будет жениться. Я сама больше подхожу вам!

Цянь Е чуть не расплескал чай. Наконец, ему удалось сдержать порыв и вместо этого сухо кашлянуть.

Усмехнувшись, «служанка» протянула руку:

— Позвольте мне официально представиться. Я Сун Хуэй.

Юноша неуверенно пожал ей руку.

Он планировал просто коснуться её руки, но Сун Хуэй за неё крепко ухватилась. Она слегка сжала его руку, произнося слова похвалы:

— Такая гладкая!

По пути сюда Цянь Е представлял себе наихудший сценарий, когда ему придется начать сражаться по прибытии и проложить себе кровавый путь из Империи.

Кто бы мог подумать, что им воспользуется какая-то хулиганка?

Цянь Е не мог не восхититься. Клан Сун действительно был полон способных людей.

Казалось, Сун Хуэй заметила его мысли и рассмеялась:

— О чем вы думаете? Всё именно так, как они говорят… седьмой юный мастер кажется мягким, но безжалостен внутри, Чжао Цзюньду не видит ничего, кроме своей цели, и игнорирует всех девушек, а вы выглядите свирепым, но вас легко смутить. Ха-ха!

Цянь Е не мог вымолвить ни слова, все его естество охватило неописуемое чувство:

— Что за чертовщина?

— Ничего особенного, просто среди нас, девушек, ходят кое-какие секреты. А, нет, это уже не секрет, так как теперь почти каждая благородная дама знает об этом. Ничего не могу с собой поделать, вы трое такие потрясающие и красивые!

Цянь Е не знал, стоит ли ему отвечать на такое заявление.

Сун Хуэй села рядом с Цянь Е и спокойно взяла его за руку:

— Юный мастер Сяо Е…

Пфф! Наконец, Цянь Е выплеснул свой чай.

Сун Хуэй похлопала его по спине с озорной улыбкой.

— К-кто тебе об этом сказал?! — Цянь Е был в ярости, его голос был полон убийственного намерения.

— Вы ничего не сможете ему сделать, даже если я скажу. Зачем усложнять себе жизнь?

— Теперь я понял, это Цзынин меня сдал! — Цянь Е заскрежетал зубами. Однажды он переоделся девушкой и назвал себя Цянь Сяо Е. Эта часть его жизни стала постыдным пятном, которое уже нельзя было смыть, и юноше ничего больше на свете не хотелось, кроме как заставить всех знавших об этом замолчать.

— Кто меня звал? — эхом отозвался от двери голос Цзынина.

Цянь Е вышел с посеревшим лицом, рыча от негодования.

Цзынин оказался сбит с толку:

— Ты проделал весь этот путь сюда, к чему такая спешка возвращаться обратно?

— Я не хочу причинить тебе неприятностей, — холодно сказал Цянь Е.

Цзынин не мог понять, в чем дело:

— Я никогда не хотел быть лордом клана, какие могут быть проблемы?

— Зачем же ты тогда вернулся?

— Я лишь хотел встретиться со старым предком, — голос Цзынина прозвучал мягко.

Осмотрев его иссохшее лицо, Цянь Е не смог сдержать гнева:

— Я помню её грациозную осанку. И я пришел повидаться с тобой. Делай то, что хочешь, не нужно заботиться о других.

Цзынин не успел ответить, когда Сун Хуэй крикнула:

— Юный мастер Сяо Е такой классный!

Лицо Цянь Е померкло, и седьмой Сун, наконец, понял, почему его друг выглядел так, будто вот-вот взорвётся.

Сун Хуэй словно не ведала страха. Она стояла перед Цянь Е, откинув назад плечи, и говорила:

— Что, вы собираетесь ударить меня? Вперед! Я не буду мстить.

Она даже сделала два шага вперед, почти упираясь грудью в Цянь Е. Что ещё оставалось последнему, кроме как не сделать шаг назад? Сун Хуэй делала два шага вперед каждый раз, когда юноша делал шаг назад, словно намеревалась броситься в его объятия.

Глядя на то, как Цянь Е с каждой секундой сдаёт позиции, Цзынин с суровым видом сказал:

— Хуэй, прекрати проказничать. У Цянь Е есть семья.

— Меня это не волнует. У какого мужчины нет нескольких жен? Кроме того, как смеет плейбой вроде тебя говорить о семье и ответственности?

Цзынин был в ярости, но не мог найти должного ответа.

Не видя другого выхода, Цянь Е протянул палец и ткнул Сун Хуэй в лоб. Это мешало ей двигаться вперед, и она не могла дотянуться до Цянь Е, как бы сильно ни размахивала руками.

Цянь Е, оказавшись в безопасности, спросил:

— Цзынин, откуда взялась эта мисс Хуэй?

Седьмой юный мастер криво усмехнулся:

— Хуэй родилась в первичной пятой ветви, но во время поколения моего деда её род отклонился от основной родословной. Поэтому её не учитывали в планах главной семьи. По старшинству она моя двоюродная сестра. Она самая талантливая в молодом поколении. Жаль лишь, что родилась девочкой.

Сун Хуэй фыркнула:

— Если ты столь высокого мнения обо мне, почему ты порекомендовал Цянь Е какую-то Сун Цзыянь, а не меня? О, и ещё ту несовершеннолетнюю девушку, Сун Юньцин.

Цзынин и представить себе не мог, что она вспомнит все это. Обливаясь холодным потом, он застенчиво ответил:

— Ммм… Цзыянь не хватает таланта, но она лучше подходит в качестве домохозяйки. Что касается тебя, то ты… слишком умна.

— Ты хочешь сказать, что я больше подхожу тебе в качестве брата?

Цзынин решил промолчать.

Сун Хуэй усмехнулась:

— Вы ходите вокруг да около, но, в конечном счете, вы просто боитесь, что я перехитрю вас, мужчин. Может быть, у меня и не так много преимуществ перед Сун Цзыянь, но мне и двух хватит.

Судя по тому, как эта девушка лишала дара речи даже Цзынина, о её разговорчивости можно было даже не упоминать. Цянь Е заинтересовался этими двумя преимуществами, о которых она упомянула:

— И каких же?

— Я моложе её, и грудь у меня больше.

Цзынин не смог опровергнуть столь разумный аргумент.

Видя, что они оба смущены, Сун Хуэй продолжала настаивать:

— Ладно-ладно, моя миссия все равно выполнена. Собрание старейшин вот-вот начнется, разве вы двое не хотите уйти?

— В чем состояла твоя миссия? — поинтересовался Цзынин.

— Потянуть время, что я и сделала, — Сун Хуэй ничего не скрывала.

Цянь Е и Цзынин обменялись взглядами. Последний со странным выражением лица произнёс:

— Ты действительно тянешь время? Как мне кажется, у тебя и личных целей хватает.

Зачем ей напоминать им о собрании старейшин, если она действительно тянет время?

Сун Хуэй улыбнулась:

— А что плохого в том, что я хочу выдать себя замуж?

— Но Цянь Е действительно не подходит тебе, — Цзынин прекрасно знал о любви Цянь Е к Е Тун, поэтому не слишком оптимистично оценивал шансы девушки.

— Ну, он определенно больше подходит мне, чем кто-то вроде тебя, — не сдержалась и высказала Сун Хуэй.

Цзынин кашлянул:

— У меня… у меня есть свои причины, — он мог прозвучать гораздо более убедительно, если бы в глубине души не чувствовал себя виноватым.

— Никто не хочет знать твоих причин. Идите уже, собрание началось.

Цянь Е взглянул на седьмого юного мастера, ожидая его решения.

Цзынин долго думал, прежде чем сказать:

— Сначала я не хотел принимать в этом участия, но раз уж ты здесь, мы должны пойти и послушать, что затевают эти старикашки. Делай, что хочешь, и говори, что хочешь, когда мы покажемся им. Нет никакой необходимости сдерживаться из-за меня.

— Очень хорошо, — кивнул Цянь Е.

Увидев, что они уходят, Сун Хуэй тихо вздохнула:

— Я сделала все, что могла.

По крайней мере, убийственное намерение Цянь Е значительно приутихло по сравнению с тем, когда он только что прибыл.