Том 8. Глава 37. Я ещё никогда не проигрывала!

— Это не то же самое! — прорычал Сун Цзынин. Он расхаживал туда-сюда, кипя от волнения.

— Я уже заставил Волчьего Короля заплатить один раз и непременно заставлю ещё, — ответил Цянь Е.

Двоица словно поменялась ролями. Теперь Цянь Е пришлось утешать седьмого юного мастера.

Последний вдруг раздражённо вскрикнул:

— Ты не понимаешь! Всё, тебе больше не нужно будет беспокоиться об этой проблеме. Я со всем разберусь. Если они не увидят мою силу, то так и будут думать, что у нас страна скрытых мастеров.

Поражённый, Цянь Е рассмеялся:

— Ты даже Толстяка Цзи одолеть не сможешь, не говоря уже о Волчьем Короле. И что ты собираешься делать? Выбросишь свою жизнь на ветер?

— А ты их типа победишь?!

— Толстяка Цзи — да.

— ТЫ!!! — Сун Цзынин замолчал, а его лицо покраснело. Индивидуальная боевая мощь всегда была слабым местом седьмого юного мастера. Он всегда был на шаг позади Цянь Е, и этого хватало, чтобы разница между ними бою возрастала в сотни раз.

Провокационный ответ Цянь Е на самом деле успокоил Седьмого Суна. Последний, бросив свирепый взгляд на друга, кинул тому рюкзак и сказал:

— Это для тебя, чтобы ты защитил свою ничтожную жизнь. А то стоит мне отвлечься на секунду, как ты уже убиваться идешь.

Ноша оказалась странно тяжёлой. Цянь Е пришлось приложить немного усилий, чтобы нормально перехватить рюкзак.

— Что это?

— Просто открой и увидишь.

Цянь Е расстегнул молнию рюкзака и обнаружил в нём кучу компонентов изначального оружия. И, что самое главное, ствол, изготовленный Направляющим Монархом, был среди них.

Неужели Сун Цзынин сумел закончить сборку оружия за такое короткое время? Сюрприз, мягко говоря, приятный.

Цянь Е мастерски разбирался в устройстве изначального оружия — он подбирал компоненты и с первого взгляда сразу понимал их назначение. Его руки двигались подобно ветру, и вскоре длинная изначальная винтовка была собрана под аккомпанемент щёлкающих звуков.

Оружие имело тёмно-серый оттенок, весило немало, но при этом сконструировано было с особой изящностью. Изначальный массив в стволе идеально сочетался с массивом на остальной части оружия. Мастерство изготовления намекало на божественные навыки сотворившего это великого мастера. В сравнении с этим даже Цуй Юаньхай был на уровень ниже.

Вся винтовка была выполнена из прочного металла, из-за чего обладала невероятной тяжестью. Обычный человек даже на спине не сможет носить оружие весом в несколько сотен килограммов.

Если стрелок может выдержать нагрузку, другие характеристики оружия покажут себя во всей красе. Лучшей особенностью была прочность винтовки — её можно было использовать даже в неблагоприятном климате нейтральных земель. Сам корпус её уже годился в самостоятельное оружие, а приклад по прочности едва уступал Восточному Пику. Даже арахниды едва смогут принять его прямой удар.

Кроме того, только такая цельная конструкция могла раскрыть весь потенциал изготовленного Направляющим Монархом ствола.

Цянь Е несколько раз осмотрел винтовку, и чем больше он её изучал, тем меньше хотел выпускать её из своих рук. Это оружие было практически создано для него — от длины до формы, всё угождало его вкусам. Даже ненормальный вес мог быть специально предусмотрен конструктором.

К весу Восточного Пика Цянь Е уже привык и поэтому с относительной лёгкостью мог владеть оружием весом в сотни килограмм. Но эту черту винтовки не стоило недооценивать — не ограничивая себя в этом параметре, мастер мог использовать любые комбинации особых материалов и изначальных массивов, которыми не могло обладать никакое другое оружие. Только так можно было повысить его эффективность до максимума.

На боку корпуса красовалась яркая надпись: «Могила Сердца». Это было имя винтовки, прекрасно описывающее настроение Направляющего Монарха в тот несчастный день. Цянь Е вздрогнул, глянув на это имя — в его памяти всплыла Е Тун и то почти невыполнимое обещание, которое он дал ей.

Его приверженность к этой цели, вероятно, была лишь способом забыть своё отчаяние.

Имя «Могила Сердца» было прекрасным, но ему не хватало силы. В чертах на оружии отсутствовало то тираническое давление и чувство безграничного одиночества. Всё же нанесено оно было именно Сун Цзынином, и как бы талантлив он ни был, волю Направляющего Монарха он превзойти не мог.

После долгого осмотра Цянь Е неохотно опустил Могилу Сердца. Если ему и нужно было выделить хоть какой-то недостаток оружия, то заключался он лишь в том, что оно сумело лишь выжать всю мощь ствола, но не увеличивало её.

Юноша с сожалением вздохнул, но после короткого размышления передумал. Ствол оружия и так был на девятом ранге и почти дотягивал до следующего уровня. Конечно, «почти» было его пределом — равным десятому рангу оно не станет. Поднимись Могила Сердца ещё на одну ступень, и она уже станет Великим Оружием.

Даже Направляющий Монарх семьдесят лет назад не смог сделать этого, так зачем ожидать, что Сун Цзынин сумеет?

В любом случае, то, что Могила Сердца достигла девятого ранга, уже само по себе было приятным сюрпризом. Цянь Е винтовка очень понравилась, и он не хотел её отпускать.

Огневая мощь оружия была огромной, а потребление изначальной силы соответствовало его девятому рангу, и, возможно, даже чуть более эффективным. Цянь Е попробовал ввести изначальную силу в массив, но Могила Сердца никак не отреагировала, даже заполучив постоянный приток энергии.

В мгновение ока винтовка поглотила большую часть изначальной силы Цянь Е. Только тогда ствол оружия активизировался, а изначальный массив подал признаки жизни.

Цянь Е прекратил испытание, так как уже мог сказать: один-единственный выстрел полностью истощит его запасы.

Изначальная сила Цянь Е была близка к полной кристаллизации несмотря на наличие лишь четырёх изначальных вихрей. С количественной точки зрения её объём почти вдвое превосходил запасы других воителей того же ранга. Но даже так один выстрел Могилы Сердца поглощал её полностью. Воистину неординарный аппетит.

Заполучив оружие, Цянь Е теперь стал походить на тигра с крыльями. Объединённую мощь Могилы Сердца и Крыльев Начала даже сложно было вообразить.

Стоило Цянь Е убрать винтовку в Таинственное Пространство Андруила, как сзади послышался знакомый голос:

— Этот двигатель просто нечто. Кто же знал, что он всё-таки сможет это сделать. О, это, должно быть, порт управления? С его помощью Дворец Мученика может менять владельца!

Цянь Е в шоке оглянулся назад, как раз вовремя, чтобы увидеть девушку, стоящую перед сердцем Земного Дракона и пристально смотрящую на прикреплённый к нему двигатель. Крышка последнего была открыта, и внутри виднелись не останавливающие свой ход механизмы. Судя по всему, девушка собиралась протянуть руку, чтобы коснуться их.

— Стой! — потрясённый, юноша инстинктивно рванул к девушке, намереваясь схватить её!

Силуэт её казался иллюзорным, как поверхность мыльного пузыря. Она легко развернулась и откинулась назад, одарив Цянь Е фальшивой улыбкой.

Это была Цзи Тяньцин!

Ещё сильнее удивлённый, Цянь Е изо всех сил начал гасить свой импульс. Он твёрдо уперся ногами в пол, чуть ли не погрузив в деревянные доски всю обувь, и только тогда сумел остановиться. В этот момент его пальцы находились лишь слегка выше груди девушки. Чуть ниже, и он неосторожно схватится за неё.

Цянь Е окончательно сумел погасить свою силу, но Цзи Тяньцин, эта обманщица, похоже, намеревалась только усугубить ситуацию. Она сделала глубокий вдох.

Теперь уже было неважно, ударит ли она его своей сильнейшей атакой или закричит. Важно было лишь то, что её грудь поднялась прямо в пальцы юноши.

Последним её ходом оказался пронзительный крик:

— Извращенец!!!

Цянь Е почувствовал, как у него чуть ли не темнеет в глазах, и рухнул на пол. Он отвёл свои руки и серьёзным тоном сказал:

— Вовсе нет.

Цзи Тяньцин потянула жертву за руки, крича:

— И ты отказываешься признать вину?! У нас тут вообще-то имеются вещественные доказательства!

— Это мои руки.

— Именно! Что они только что сделали? Что годится в доказательства, если не это?

Цянь Е уже не в первый раз имел дело с Цзи Тяньцин, но никогда доселе не осознавал, насколько подвешенным был язык у этой девушки. У него не было и шанса ей возразить.

— Погоди, Тяньцин, если тебе есть что сказать, говори нормально. Почему ты здесь?

— Потому что… у меня есть военный приказ!

Цянь Е сразу почуял, что пахнет жареным:

— Какой, прости, приказ?

— Вот этот! — девушка выудила из кармана лист бумаги и помахала им перед Цянь Е.

Юноша был в шоке. Это была особая бумага, созданная специально для выдачи военных приказов — подделать её было практически невозможно — но она была совершенно пустой!

Заметив взгляд Цянь Е, самодовольная Цзи Тяньцин поняла, что что-то не так. Она перевернула лист и тут же покраснела.

Но, думаете, с ней так просто иметь дело? Сразу же вылетела кисть, пронеслась над бумагой, формируя военный приказ. После этого девушка достала маленькую бронзовую печать, подула на неё и со стуком опустила вниз.

— Вот! — Цзи Тяньцин буквально пылала гордостью.

Цянь Е взял приказ и прочитал написанное: «Полковнику Империи Цзи Тяньцин настоящим приказано отправиться в нейтральные земли и занять пост адъютанта Цянь Е. Приказ вступает в силу немедленно.»

Опять этот старый адъютант. Только звание её на этот раз было уже не майором, а полковником.

Цянь Е не знал, как реагировать. Когда его взгляд упал на уголок бумаги, юноша чуть ли не подпрыгнул от шока.

Древнего вида слова были высечены на печати: «Направляющий ищет Дао».

Это была печать Направляющего Монарха!

Судя по размеру, это была личная печать монарха. Обычно такие печати, конечно, не использовались в военных приказах, но из-за статуса Цзи Вэньтяня она имела не меньший эффект.

Цянь Е нерешительно переводил взгляд то на приказ, то на Цзи Тяньцин:

— Только не говори мне, что эта печать подлинная.

— Конечно, подлинная.

Девушка ответила так будто сей факт был праведен и неизбежен — Цянь Е инстинктивно понял, что она не лжёт. Это означало, что личная печать Направляющего Монарха была в её руках. Теперь всё стало только сложнее.

— Я больше не гражданин Империи. Этот приказ не действует на меня.

Тяньцин невинно улыбнулась:

— Может и так, но печать на нём принадлежит Направляющему Монарху. Не будет ли неуместно для тебя не принять его?

Она даже не пыталась скрыть угрозу в своих словах. Цянь Е мог отвергнуть имперский приказ, но как он мог отказать небесному монарху?

Но принять подобный указ… было слишком неловко. Цянь Е указал на печать и сказал:

— Где ты её достала? Направляющий Монарх не позволил бы своей личной печати оказаться на нейтральных землях.

— Я её украла, — честно ответила она.

— Украла… — у Цянь Е не было слов. Он потряс бумагой, говоря: — Раз она краденная, этот приказ…

— Конечно же действует! — прервала его Цзи Тяньцин. Затем, улыбнувшись улыбкой интригана, она сказала: — Старик очень трепетно относится к своему престижу, он ни за что не признает, что его печать украли. Итого: приказ работает!

— …Ладно, ты победила.

— Я ещё никогда не проигрывала!