Том 8. Глава 51. Трудный выбор

Когда Цуй Юаньхай проснулся, уже смеркалось. Цянь Е примчался сразу после получения известия и приказал приготовить вино и блюда в тихой комнате.

— Старина, кто бы мог подумать? Так много времени прошло с нашей последней встречи, — Цянь Е чувствовал некоторое волнение.

Цуй Юаньхай вздохнул:

— Если б я знал, что такое случится, остался бы на Западном Континенте, и наслаждался бы там старостью.

Цянь Е улыбнулся:

— С твоими способностями ты нигде не сможешь наслаждаться покоем. Рано или поздно кто-нибудь обязательно постучится в твою дверь.

Эти слова, казалось, всколыхнули чувства старика:

— Я докатился до такой жизни только потому, что в юности был импульсивен. Считал, что смогу своими руками завоевать мир и прогнуть аристократию. Вот только оборудование, необходимое для создания качественного оружия, стоит десятки тысяч золотых — такого никакой простой человек себе позволить не сможет. А без него у меня не было никакого другого выбора, кроме как полагаться на себя. И со временем эта дорога становилась все тоньше и тоньше. Сейчас я, считай, уже ничем не отличаюсь обычного кузнеца.

Когда Цянь Е познакомился со стариком, у того не было ничего, кроме маленькой мастерской за магазином, и все оборудование, которым он владел, могло поместиться в той крошечной комнате. Та чудесная «пуля» создавалась им по крупицам.

Однако для нынешнего Цянь Е конструкция той «пули» казалась просто коротким путем, и вовсе не правильным.

«Пуля» действительно была сложной работой, но её низкий ранг ограничивал её огневую мощь, что больше не могла произвести на Цянь Е какого-либо впечатления.

Сам Цуй Юаньхай был не очень силен. Без помощи высокоточных машин его понимание изначальных массивов и передовых конструкций оружия оставалось довольно ограниченным. Это уже давно стало для него барьером, который он не мог перешагнуть. Он постепенно совершенствовался в некоторых второстепенных навыках, но был предел тому, что он мог сделать самостоятельно. И точно также его «пуля» больше не могла пригодиться истинному эксперту.

Будь то культивация или дорогостоящее оборудование, только богатые аристократические семьи могли собрать достаточно ресурсов, чтобы поддерживать непрерывный рост Цуй Юаньхая. Однако к тому времени, когда он это понял, то был уже слишком стар. Та крохотная мастерская растратила большую часть его великих талантов.

Цянь Е невольно почувствовал волнение. Если бы Линь Ситан не подобрал его со свалки, дав возможность расти в Золотой Весне и корпусе Красных Скорпионов, он бы не смог наслаждаться своим нынешним успехом. Всё-таки ничто не могло превзойти Империю в плане ресурсов.

Сердце Цуй Юаньхая было полно меланхолии и воспоминаний о прошлом. Он довольно долго молча пил, прежде чем перейти к другим вопросам.

Благодаря своему статусу мастера-оружейника Цуй Юаньхай не сильно пострадал во время войны. Однако он был продан несколько раз и работал у разных хозяев, пока, наконец, один из слуг из поместья лорда Звука Прибоя не купил его. Только тогда он устроился на одном месте.

Вот почему Цянь Е не мог получить никаких известий о старике, несмотря на то, что всё время держал нос по ветру. Если бы он случайно не увидел то оружие, кто знает, встретились бы они когда-либо снова?

Двое постоянно пили, разговаривая о прошлом, пока оба не опьянели.

— А где Е Тун и маленькая девочка? — спросил старик. Он уже несколько раз поднимал этот вопрос, но Цянь Е всегда уводил разговор в сторону. На этот раз Цуй Юаньхай пристально посмотрел на юношу, не давая тому увиливать.

Цянь Е выдавил из себя улыбку:

— Малышка здорова. Она в фазе взросления, так что большую часть времени спит. Е Тун… ее больше с нами нет.

— В смысле нет?!

— Она ушла, ей среди нас не место.

Старик сердито посмотрел на Цянь Е:

— Чепуха! У вас двоих тогда явно все было хорошо, как она могла вот так просто уйти? Должно быть, что-то случилось? Ты чем-нибудь обидел её?

Цянь Е криво усмехнулся и покачал головой:

— Нет, как бы это сказать… Давай лучше не будем об этом.

Старик осознавал, что за всем этим кроется. Видя поведение Цянь Е, он больше не стал настаивать на этом вопросе.

Он налил Цянь Е выпить и сменил тему разговора:

— Кажется, ты все ещё помнишь меня. За время работы на оружейном заводе я получил некоторый новый опыт. И сейчас уже не чувствую себя таким уж старым. В общем, чего бы ты ни хотел, просто скажи мне, и я это сделаю.

Цянь Е немного воспрял духом:

— Я недавно нашел довольно хорошее местечко и хочу построить там крупную оружейную фабрику. Если ты не возражаешь, я бы хотел видеть тебя там на месте руководителя.

— Это меня вполне устраивает, но оборудование будет недешевым!

— Все подготовлено, не беспокойся.

Цуй Юаньхай, услышав подробности, чуть не потерял челюсть. Он не смог скрыть своего удивления, когда Цянь Е доложил об имеющихся моделях оборудования:

— Да их даже в Империи запрещено держать без особого разрешения! Как они попали вам в руки?

— Знающий человек всегда найдёт способ.

Цянь Е не уходил в подробности, но Сун Цзынин уже много лет вел свой бизнес в Империи, да и его слава тоже была весьма немалой. Седьмому юному мастеру было вовсе не трудно заполучить такое оборудование.

Вскоре после этого старик упал на стол. В конце концов, он все ещё был слаб и не мог долго сопротивляться выпивке. Даже находясь в состоянии алкогольного опьянения, он все еще вздыхал, по-видимому сожалея о выборе, который сделал в юности.

Цянь Е отнес Цуй Юаньхая обратно в его комнату и тихо ушел, уложив старика на кровать.

Юноша вышел наружу и легким прыжком, подобно пронзающей ночное небо птице, оказался на вершине ближайшей кинетической башни. Это была самая высокая точка в округе — сверху висели звезды, а внизу мерцали бесчисленные огни города.

Старик сам того не зная передал своё меланхоличное настроение Цянь Е. И сейчас юноша пребывал не в том настроении, чтобы что-то делать, и просто хотел побыть немного один.

Сидя на вершине башни, Цянь Е поигрывал маленькой коробочкой, и вся противоречивость его мыслей была написана на его лице. Видимо, он никак не мог с чем-то определиться.

Прошлое все еще было живо в его памяти, и самые хорошие времена, когда Е Тун ждала его дома, а он сражался за Империю, всплывали у него в памяти. Несмотря на то, что Цянь Е пришлось взвалить на себя всё бремя, он был вполне счастлив.

Если бы он мог все изменить, то Цянь Е предпочел бы оставаться рядом с Е Тун так долго, как только сможет.

К сожалению, в этом мире не было никаких «но». Даже столь могущественный человек, как Направляющий Монарх, должен был похоронить свое сердце в далёких землях.

— Что это у тебя в руках? — Голос Цзи Тяньцин эхом отозвался рядом, заставив юношу вскочить на ноги.

Девушка бесцеремонно села рядом и схватила коробку, готовясь открыть ее.

Потрясенный до глубины души, Цянь Е протянул руку, готовясь остановить её:

— Не надо!

Цзи Тяньцин спрятала коробку за спину, слегка повернув своё тело. Затем она выпятила грудь и вызывающе посмотрела на Цянь Е. Это привело к тому, что рука юноши вместо коробки начала тянуться не к тому месту. Он поспешно убрал руку, но даже для человека с его скоростью реакции столь резкая перемена в движении казалась несколько неловкой.

Тяньцин отвернулась, готовая открыть коробку.

— Не надо! Это…

— Король Пожирающих Сон Жуков, верно?

Рука Цянь Е застыла в воздухе:

— Откуда ты знаешь?

Тяньцин бросила коробку обратно, говоря:

— Подобные коробки используются для хранения Пожирающих Сон Жуков. Да и как можно не узнать, когда столько ауры просачивается наружу?

— Просачивается наружу? — Цянь Е инстинктивно почувствовал неладное.

— Коробка в твоей руке не годится для хранения королевских особей, так как не может полностью изолировать энергию жука. Не храни ты его всё это время в своём пространственном ожерелье, он уже давно бы стал бесполезен.

Цянь Е был в шоке. При таком исходе событий все его усилия стали бы абсолютно напрасны. Юноша сразу же побледнел при малейшей мысли об этом.

Тяньцин многозначительно посмотрела на Цянь Е:

— Ты, должно быть, хранил его какое-то время?

Цянь Е не ответил. Только через несколько секунд он молча кивнул.

— На самом деле я почувствовала его уже тогда, когда ты убирал Восточный Пик и Могилу Сердца назад в ожерелье. Мне это показалось довольно странным, так что я всё равно спросила бы об этом у тебя, даже не достань ты коробку.

Цянь Е сжал правый кулак, да так, что тот задрожал от чрезмерных усилий.

Цзи Тяньцин слегка вздохнула и бросила юноше маленькую бутылочку. Цянь Е удивлённо поднял брови, как только уловил исходящий от неё таинственный запах:

— Стоячая Вода Перерождения?

— Немного, но достаточно, чтобы оживить жука и увеличить его эффективность в несколько раз. Решай сам, хочешь ли ты её использовать.

— Это…

— Водичка станет бесполезной через день-другой, а король Пожирающих Сон Жуков продержится ещё около суток. Если при помощи воды оживить жука и держать в коробке, он пролежит ещё примерно три дня.

Цянь Е на мгновение заколебался:

— У-у тебя случайно нет подходящего контейнера?

— Не могу же я носить всё с собой? Зачем мне таскать столь бесполезный мусор? — несчастно ответила Тяньцин.

— Я понимаю. Спасибо за всё.

Юная мисс покачала головой:

— Не стоит. Всё-таки кто знает, может у меня есть и дурные намерения?

— …

Цянь Е ошеломленно посмотрел на неё. Казалось, он что-то вспомнил, но никак не мог подтвердить правильность этого.

— Наслаждайся ветром и мыслями, а я пойду спать, — Тяньцин встала и спрыгнула с кинетической башни, лишив Цянь Е возможности расспросить её.

После того, как она ушла, Цянь Е пристально посмотрел на бутылку с коробкой. Он знал, что от этого было никуда не деться — он обязан был сделать выбор.

Была только одна причина, по которой Цянь Е предпочел забыть о короле Пожирающих Сон Жуков — нынешнее состояние Е Тун. Юноша подозревал, что оно во многом было вызвано употреблением этих жуков.

Для самой Е Тун, вероятно, не существовало четкого различия между ее прошлой личностью и нынешней. Возможно, обе они были реальны, а может быть, юноша всегда видел лишь малую часть каждой из них. Для Цянь Е прошлая личность принцессы вампиров была настоящей, и он никак не мог решить, как ему относиться к новой Е Тун и следует ли вообще считать её тем же самым человеком.

Цянь Е не отдал ей жука, потому что беспокоился. Пробудит ли это её окончательно? Сотрёт ли это её прошлое и окончательно разрушит надежды на возвращение старой Е Тун?

Однако с другой стороны, дух Е Тун по-прежнему был повреждён, и это влияло на ее силу. Можно сказать, что у нее не будет ни малейшего шанса приблизиться к Священной Горе, пока ее душа не обретёт целостность.

Сейчас сила Е Тун едва достигла уровня герцога, а энергия крови все ещё находилась была на уровне графа. По сравнению со всей Вечной Ночью она была несравненно мала. Если Мрачный Монарх пошлёт могущественного герцога или прибудет сам, у неё, возможно, не будет даже шанса сбежать.

С королем Пожирающих Сон Жуков в одной руке и Стоячей Водой Перерождения в другой Цянь Е смотрел на ночное небо. Его руки дрожали.