Том 8. Глава 77. Охота

Будь то люди или темные расы, каждый их представитель обладал рефлекторной реакцией, независимо от искусности в самоконтроле. Лезвие, вошедшее в жизненно важные органы человека, определенно вызовет моментальную физическую реакцию — дрогнут уголки глаз, бровей, сократятся мышцы в ответ на сигнал нервов.

Юй Минкан был так близко к Цянь Е, что даже самая незначительная реакция последнего не могла ускользнуть от глаз офицера. Ужасало больше всего то, что Цянь Е не показал никакой реакции, когда вонзил Восточный Пик в живот противника.

Если бы не тот факт, что он никогда не видел живой машины, Юй Минкан заподозрил бы, что этот Цянь Е сделан из холодной стали. Скорее всего, даже на бездушную машину ранение хоть как-то да повлияло бы, но на этого человека — нет.

В конференц-зале воцарилась полная тишина. Никто не издавал ни звука, а воздух, казалось, достиг точки замерзания. Спустя какое-то время один из генералов сказал:

— Возможно, у него есть некое тайное искусство, позволяющее приостановить жизнедеятельность организма…

Никто не обратил на эти слова никакого внимания.

Человек, находящийся в состоянии анабиоза, определенно потеряет всю свою боевую силу. Как он мог в таком состоянии ранить Минкана?

Низкоранговые генералы все еще недоумевали, почему Минкан так напуган, но Ду Юань и другой вице-капитан выглядели серьёзными. Не находя себе места, Жуй Сян неосознанно схватился за рукоять меча.

Ду Юань сказал:

— Довольно. Минкан, садись. Какое-то время тебе не стоит идти в бой. Займись пока практикой и оттачиванием своего разума. А теперь…

Его слова внезапно оборвались на середине.

Многие места на стороне городской стражи были пусты — присутствовало почти на полдюжины человек меньше, чем в прошлый раз. Почти все участвовавшие в миссии офицеры были убиты, и одно это стало огромным ударом для городской стражи.

Отчет о произошедшем уже давно пришел, и было ясно, что Минкан до самого конца не допустил ни одной серьезной ошибки. Он действительно воспользовался моментом и начал мощную атаку. В таких же условиях любой другой враг был бы уже давно повержен, но, к сожалению, его противником оказался Цянь Е. Все эти пустые места служили доказательством того, что этот юноша был непобедим даже после выстрела из своего могущественного оружия.

Ду Юань на мгновение заколебался:

— Минкан, какие у тебя по этому поводу будут мысли?

Юй Минкан не ожидал, что этот вопрос свалится ему на голову. Некоторое время он внутренне боролся, и в конце концов указал на Жуй Сяна:

— Цянь Е сказал, что не остановится, пока мы не освободим пленника. Этот юноша обладает безграничным потенциалом и, несомненно, станет божественным воителем. Если он уже сейчас может нам нанести такой урон, как мы остановим его через пару лет? Сколько наших братьев отдали свои жизни? Многие из них даже не знали причин своей жертвы, но этот старый ублюдок прячется здесь, как трусливая черепаха! Как я думаю, мы должны либо освободить пленника, либо позволить этому старику лично разобраться с Цянь Е, вот и всё!

Лицо Жуй Сяна побагровело. Он стукнул кулаком по столу и проревел:

— Какая наглость! Это неуважение к небесному монарху! Если он выйдет из изоляции…

— Когда он выйдет из изоляции, первым делом он убьет тебя! Ты, трусливая, развратная и жадная тварь! Ты растерял весь престиж и доверие небесного монарха!

Жуй Сян вскочил на ноги и схватился за рукоять меча, готовый действовать в любой момент. Тем не менее, со стороны старик чувствовал убийственное намерение, вынуждающее его полностью сосредоточиться на защите. Жуй Сян медленно повернулся к Ду Юаню и сказал холодным тоном:

— Командир Ду добился больших успехов за все эти годы. Мне стыдно за свою неполноценность.

Заставив Жуй Сяна вернуться на свое место, Ду Юань отозвал убийственное намерение:

— Управляющий Жуй, не стоит обращать на меня внимания. Я уже стар и не сумею долго продержаться в бою. На мой взгляд, если с Цянь Е так трудно иметь дело, почему бы нам просто не выпустить Сун Цзынина?

Жуй Сян яростно ударил кулаком по столу:

— Как мы можем это сделать? Освобождение пленника сродни тому, чтобы дать небесному монарху пощечину. Неужели вам не стыдно, что вас пугает ребенок?

Юй Минкан рассмеялся:

— Ну и наглость! Ты даже не осмеливаешься выйти за пределы города.

Ду Юань остановил Юй Минкана, подняв руку. Затем он пристально посмотрел на Жуй Сяна и медленно произнес:

— Управляющий Жуй, вы не освобождаете пленника и не раскрываете причин происходящего. Каковы ваши намерения? Вы пытаетесь подрезать крылья городскому лорду?

Жуй Сян сразу одернулся — такое преступление было вовсе немаленьким. Статус Ло Бинфэна был особенным, и даже Чжан Бучжоу относился к нему с уважением. И раз старик сейчас находился в Звуке Прибоя, он даже не сможет убежать, если падет городскому лорду в немилость:

— Командир Ду, это уже чересчур. Все мы подчиненные небесного монарха, и ослабление городского лорда сродни ослаблению сил монарха Чжан. Я определенно не стану этого делать.

— О? Значит ли это, что у управляющего Жуй есть эгоистичные мотивы?

— Ни в коем случае!

— Тогда ладно. Мы с вами покинем город одновременно. Узнаем же, какими ещё способностями обладает Цянь Е.

Жуй Сян замахал руками:

— Это не очень хороший план. У меня все еще есть кое-какие дела и точно нет времени на выслеживание и драки.

Глаза Ду Юаня блеснули таинственным блеском:

— И какое же дело? Умоляю, скажите. Если вы не желаете говорить, мне лишь остается пойти в поместье небесного монарха и спросить лично.

Лицо Жуй Сяна резко переменилось. В конце концов он воскликнул так, словно его предали:

— Хорошо, тогда я выйду из города вместе с вами! Однако вам лучше позаботиться о своем собственном здоровье, командир Ду. Вы уже давно занимаете свое положение, так что у вас, должно быть, немало врагов. Если с вами случится что-то несчастное, кто знает, что будет с вашей семьей.

Офицеры городской стражи бросали на старика свирепые взгляды, но Жуй Сян отреагировал лишь презрением:

— Как смеет группа шавок так громко лаять?

Ду Юань, однако, не рассердился:

— Если мы не уничтожим этого Цянь Е сейчас, то через несколько лет настанет очередь управляющего Жуя беспокоиться о членах его семьи.

Лицо Жуй Сяна резко побледнело.

Таким образом, встреча была окончена, и обе стороны согласились сражаться. Они одновременно доложили об этом городскому лорду, но результат ничем не отличался от предыдущей попытки — ищущие аудиенции лорда были должным образом перехвачены той же женщиной и не имели и шанса взглянуть на Ло Бинфэна. Даже услышав о тяжелых потерях, она лишь ответила:

— Понятно.

Юй Минкан не ушел сразу после собрания. Он сидел во дворе и вздыхал, глядя на небо. Один из генералов подошел к нему и прошептал:

— Почему этот старый ублюдок не осмеливается сражаться с Цянь Е?

Душевное состояние Юй Минкана к этому времени немного стабилизировалось:

— Он боится умереть.

— Боится умереть? Этот Цянь Е же не ровня управляющему Жую, не так ли? — озадаченно спросил генерал.

— А что, если он не сумеет увернуться от выстрела?

Генерал почесал затылок:

— Не сумеет увернуться? Как такое может быть? Цянь Е стрелял более чем с километра. Даже я смогу уклониться, если буду достаточно осторожен, не говоря уже о старике — несмотря на свой ужасный характер он довольно силен.

Юй Минкан криво усмехнулся:

— Ты можешь увернуться на расстоянии в тысячу метров, но как насчет восьмисот?

— Тогда мне только остается ждать смерти.

Юй Минкан кивнул:

— Именно, даже я не смогу увернуться на расстоянии пятисот метров. Думаю, предел старика — около двухсот, а в пределах ста у него и шанса уклониться не будет.

— Но Цянь Е может выстрелить только один раз…

— Не забывай, что его выстрел тяжело ранил Волчьего Короля. Так что-то, что мы видели, вовсе не предел этого оружия.

Генерал, наконец, понял:

— Разве это не означает, что старик наверняка умрет, если Цянь Е ударит по нему со всей силы?

Юй Минкан кивнул:

— Вот почему он прячется в городе.

* * *

За пределами Звука Прибоя Ду Юань, одетый в полный комплект доспехов, шел рядом с Жуй Сяном. В боевом одеянии этот добрый старик превратился в свирепого генерала. Его светлое, ухоженное лицо по большей части было скрыто за зловещего вида маской.

Жуй Сян безэмоционально осматривал окрестности — его глаза молнией метались по ландшафту — одна из его рук никогда не покидала рукояти меча. Он, очевидно, был в состоянии полной боевой готовности.

Ду Юань указал на ближайший лес:

— Прячься Цянь Е там, его выстрел, вероятно, убил бы меня на месте. Вы согласны?

Жуй Сян хранил молчание, лицо его по-прежнему было мрачным. Принадлежавшая раньше Ло Бинфэну, броня Ду Юаня была высочайшего качества и, как минимум, в пару раз превосходила нательную броню Жуй Сяна в прочности. Если даже Ду Юань в полной боеготовности не сможет выстоять, то судьба управляющего Жуя будет ещё более плачевной.

Видя, что Жуй Сян отказывается отвечать, Ду Юань добавил:

— Интересно, в кого будет целиться Цянь Е, если окажется рядом.

Лицо Жуй Сяна окончательно застыло. Он выудил из нагрудного кармана металлическую трубку и подбросил ее в воздух. Та выпустила сгусток пламени, поднявшийся в облака.

Как только появился сигнал, из города выехали многочисленные джипы и веером разъехались по местности. Несколько неясных человеческих силуэтов также устремились в пустоши, двигаясь даже быстрее, чем машины.

Ду Юань посчитал в уме и понял, что Жуй Сян отправил всех своих элитных подчиненных — те займут свои посты и в случае чего задержат Цянь Е. Достигнув своей цели, командир перестал провоцировать старика и ускорил свой шаг в сторону пустоши.

В этот момент Цянь Е находился не на границе территории Звука Прибоя. Вместо этого он стоял на вершине горы в нескольких десятках километров от неё и смотрел на далекий горизонт. Алое пламя танцевало вокруг его тела, аура постепенно становилась сильнее, а параметры тела почти достигли своего пика. Некоторые из проблемных мест, которые юноше раньше казались смутными, на этот раз стали намного яснее.

Оттеснение Юй Минкана было всего лишь закуской, настоящее сражение было еще впереди. Чтобы не только ранить врага, но и сбежать после этого, Цянь Е должен был поддерживать себя в своем пиковом состоянии. Только тогда у него будет достаточно карт в колоде, чтобы заставить врагов освободить пленника.

После минутного молчания Цянь Е почувствовал, как кто-то наблюдает за ним со стороны. Он огляделся, но обнаружил, что рядом пусто — не говоря уже о человеке, здесь даже птиц не было видно.