Том 9. Глава 31. Атака

Внимание Цзынина быстро покинуло девятнадцатую принцессу и вновь сосредоточилось на споре с Цянь Е. Осознав, что о ней забыли, девушка стала внимательно слушать — о её понимании разговора прекрасно можно было судить по опущенным ресницам и растерянности на лице.

Наконец, Цзынин подскочил и схватил Цянь Е за шею:

— Довольно! Давай высадимся вместе! Роль Дворца Мученика — охранять небо. Наша же миссия на земле — держать аванпост до встречи с основными силами, а не искать побега.

Цянь Е внутренне согласился с этим аргументом. Дракон-корабль здесь служил скорее сдерживающим фактором и гарантом свободы воздушных путей. Полноценного флота у них не было, несмотря на наличие корветов. На засаду подобных сил хватит, но бороться с вражеской флотилией самостоятельно получится едва ли. Как бы там ни было, пресечение отступления Вечной Ночи и бой с их подкреплениями был обязанностью имперской гвардии.

Задачи их направления в основном лежали на суше: уничтожение стратегических пунктов противника и рассеивание их линии обороны. Затем они встретятся с центральной армией под командованием Чжао Цзюньду и протолкнут свою зону контроля наружу. Только тогда они получат полный контроль над Пустотным Континентом. Сейчас, вероятно, было ещё слишком рано разделять силы между ними двумя.

Увидев кивок Цянь Е, Цзынин с улыбкой сказал:

— Принцесса, вы, должно быть, проделали до сюда немалый путь. Почему бы вам не пойти освежиться и не отдохнуть от дороги?

Девятнадцатая принцесса спокойно встала и покорно согласилась. Цзынин вызвал нескольких служанок и приказал им устроить приём девушке.

Как только двери командной рубки закрылись, ленная улыбка исчезла с губ седьмого юного мастера.

Цянь Е взглянул на товарища:

— С ней что-то не так?

Цзынин в отчаянии почесал голову:

— Я бы удивился, окажись с ней всё в порядке.

Цянь Е улыбнулся:

— Ты намеренно припирался по поводу вопроса высадки войск. Эту игру она и должна была увидеть, верно? К несчастью, она не только ничего не поняла, но даже задремала.

Цзынин удивленно воскликнул:

— Такой варвар, как ты, действительно вник в мои планы?

— Я даже подыгрывать начал, — кивнул Цянь Е.

Седьмой Сун не знал, что сказать. Он некоторое время помолчал, прежде чем выдать:

— Цянь Е, ты стал плохим.

— Она ведь ещё даже не воитель, не так ли? — Цянь Е продолжал смотреть на покрытую отметками карту: — Леди ранга бойца на поле боя, не знавшая войны и лишённая слуг, Императрица Ли так сильно доверяет нашей боевой мощи или что?

Цзынин вспомнил искусство маскировки девятнадцатой принцессы и стал размышлять над словами друга:

— Ей всего семнадцать, так что воителем она ещё быть не должна, но твои слова мне о кое-чём напомнили. У императорского клана есть тайное искусство изготовления оружия в человеческой форме, — юноша стал разъяснять дальше: — Принцип тот же, что и у кровавых саженцев тёмных рас на Континенте Вечной Ночи.

Цянь Е вернул свои мысли в прошлое:

— Должно быть, цена подобного крайне высока.

Цзынин кивнул:

— Если я верно помню, после такого человек не может подняться в ранге, а также потеряет способность к деторождению, но зато срок его жизни окажется неизменен.

По сравнению с шансом на жизнь подобная жертва была несущественна.

Двоим юношам было по большей части всё равно, была ли юная девушка оружием в виде человека, они лишь обсуждали потенциальную реакцию на будущие события.

Цзынин об этом искусстве знал немало:

— Она слишком молода. Использование этого метода даст ей силу ранга десятого-одиннадцатого, и шансы на провал при этом будут весьма высоки.

— Тогда пусть она останется во Дворце Мученика. Каролина должна суметь присмотреть за ней, — решил Цянь Е.

Воители низкого ранга ничего не могли дать в битве с участием этого титанического судна, но в наземных сражениях всё было иначе. Если судить по вражескому авангарду из герцогов, то и наземные сражения вряд ли окажутся лёгкими. Брать с собой кого-то столь подозрительного в такой ситуации было бы неразумно.

Цзынин кивнул в знак согласия, и таким образом вопрос оказался решен.

Дворец Мученика был настолько важен, что-либо Цянь Е, либо Каролина должны были постоянно находиться на его борту. Следовательно, такая договорённость была наилучшей как с точки зрения тактики, так и в обеспечении безопасности.

Дворец Мученика сам по себе был крайне силён, и принцессе точно не придётся переживать о своей безопасности рядом с Каролиной. Во время сражения Цянь Е не будет на борту, из-за чего все атаки и способности, опирающиеся на врождённые силы Земного Дракона, окажутся недоступны. Судну придётся играть роль самой примитивной боевой единицы, но, по крайней мере, силы Вечной Ночи не осмелятся к нему приблизиться по своей воле.

Цянь Е и Цзынин привыкли сражаться вместе. Они двое также были прекрасно знакомы с распределением войск и состоянием войны Пустотного Континента. Каролина, отправившись вместе с ними на поле боя, скорее всего не увеличит их общую боевую мощь кардинально.

Достигнув соглашения, Цзынин вернулся на линейный крейсер, в то время как девятнадцатая принцесса осталась во Дворце Мученика. Буквально минуты спустя флот медленно двинулся в глубины тьмы.

После целого дня полёта пункт назначения оказался им достигнут — теперь оставалось ждать три дня. В назначенное время Дворец Мученика готовился привести эскадрилью к точке в пустоте прямо над назначенным местом сражения.

Только когда линейный крейсер появился над маленьким городом, темные расы поняли, что происходит, и более дюжины маленьких военных суден с их стороны бросились на перехват приближающегося врага.

Военные корабли, отвечавшие за защиту города, были старыми моделями, самыми массивными из которых являлись корветы. Все новые суда были назначены на службу мобильному флоту, а тот никак не мог оказаться здесь, в тылу. Десяток боевых кораблей подобно стае жалких охотничьих собак набросился на крайне свирепого дикого зверя.

Не успев ещё перейти к атаке, тёмные расы уже потеряли четыре судна под сосредоточенным огнём линейного крейсера — ни один из них не мог выдержать попадания из его главных орудий. Остальные корабли, набравшись храбрости, взмыли вверх, но только достигнув пустоты, они смогли увидеть истинного монстра, поджидающего в тени.

Одного залпа бортовых орудий Дворца Мученика оказалось достаточно, чтобы снести два вражеских судна, а после и ещё два одним метким выстрелом. Корабли поменьше, окончательно растеряв волю к сражению, начали разбегаться. Корветы, кружившие вокруг корабля-дракона, бросились врассыпную, как стая обезумевших от запаха крови волков, на боевые корабли Вечной Ночи, подавляя их своей превосходящей скоростью.

В результате короткого боя только двум маленьким кораблям обороняющейся армии тёмных рас удалось спастись. Не смея сбавить скорость или повернуть назад, они устремились в глубины пустоты.

Разгромив воздушные силы обороняющихся, Дворец Мученика так и остался висеть на границе пустоты, в то время как корветы с линейным крейсером отправились осматривать небо в поисках других вражеских эскадрилий.

Цянь Е так и не удалось лицезреть мобильный флот Вечной Ночи, даже когда его огромные десантные силы вышли на поле боя. Похоже, имперская гвардия добротно выполняла свою миссию по сдерживанию подвижных войск врага — тот не мог послать подкрепление даже в случае нападения на важные опорные пункты в тылу.

Раз тёмные расы отказывались от своего господства в воздухе, Цянь Е такой возможности упускать не желал. По его приказу большое количество боевых единиц устремилось из пустоты за границами континента и вошло в воздушное пространство над городом.

Эти корабли были модифицированы из моделей нейтральных земель. Они были грубыми и примитивными, но в своей конструкции оставались весьма прочны и надёжны. После модификации у них появился слой толстой брони вдоль корпуса, добавлявший защиты.

Десятки чёрных точек заслонили небо, роем надвигаясь на город. В тот момент всё уже было в хаосе: толпы в страхе сновали по улицам.

Тут же залп рассеянного пламени взметнулся в небо — это солдаты с самой быстрой реакцией открыли огонь из изначальных оружий, среди них даже слышался грохот ручных пушек. Похоже, у наземных сил недостатка в сильных экспертах не было, ибо их огневая мощь лилась в небеса всё яростнее и свирепее. Многочисленные болты баллист взмыли в воздух в сторону вражеских кораблей, оставляя за собой шлейфы свечения.

Цветы пламени распускались на телах поражённых баллистами кораблей, те сильно дрожали. Один из них загорелся в хвостовой части и врезался в угол городских стен, сопровождаемый сильным взрывом, оставившим половину квартала в огне и дыме.

Штурмующие также начали наседать: несколько орудий показалось из гнёзд их корпусов, обрушивая град пуль на город внизу — многие из кораблей оказались вооружены скорострельными орудиями. Эти старые пороховые болванки были весьма полезны против городских целей. Да, снаряды не могли ничего сделать экспертам, но им легко удалось утихомирить стационарные боевые силы противника. Огонь с небес рвал стены башен слой за слоем, пока, наконец, баллисты внутри не разлетелись на щепки.

Город задрожал, когда в разных его местах взметнулись огромные шары пламени, окутавшие мутные человеческие силуэты. Временные здания оказались разнесены на куски, и число жертв с каждой минутой стремительно возрастало. Оборонительные сооружения тёмных рас в сравнении с имперскими выглядели весьма хрупкими.

Боевые машины, летя на небольшой высоте в воздухе, стреляли так яростно, словно припасы для них были лишь пустым воздухом. Действительно, в сравнении с изначальным оружием их старые пороховые пулемёты были куда менее ценны.

Модифицированные корабли впитывали атаки с земли, нанося ответные удары с ещё большей яростью. Эффективность их толстой брони стала в этот момент крайне очевидна: обычные изначальные орудия, даже попав в одну и ту же точку, не могли пробить их корпус. Только баллисты городских стен могли представлять угрозу для этих суден, но и поразить их на ходу было не так уж и просто. Если снаряды не имели возможности самонаведения, попасть было практически невозможно.

Штурмующим же было куда легче поразить неподвижные наземные силы: почти весь огонь их был сосредоточен именно на них.

Когда город потерял все свои огневые башни, его противовоздушная оборонительная мощь оказалась полностью уничтожена. Солдаты только и могли, что наблюдать за тем, как враг опустошает их базу.

В это время в воздухе появлялось всё больше и больше точек. С первого взгляда становилось ясно, что это военные транспортники. Большие и неуклюжие, эти корабли были медлительны, но они несли на себе большое количество солдат, припасов и оружия.

Боевые суда в воздухе рассредоточились по окраинам города, образовав оцепление вокруг уходящих на посадку транспортных кораблей.

Не успели последние толком приземлиться, как двери их кают одновременно отворились, выплёскивая ряды бесчисленных солдат. Те носили крайне различные воинские одеяния, но их марш в город, наполненный криком и рёвом, был единым.

Верхние этажи самых высоких зданий уже были почти все разнесены на части. В этот момент у одного из их окон показалось несколько экспертов тёмных рас, включая демона. Мужчина кипел от ярости и, казалось, с трудом сдерживал свою могучую ауру.

— Сир, мы больше не сможем держаться. Давайте отступим!

Маркиз-демон тяжело дышал, глядя на рвущихся в бой наёмников Тёмного Пламени, из него чуть ли не валил пар. Он явно не мог подавить свой гнев, отчего другим виделось, как он вот-вот выскочит наружу.

Граф-оборотень оттащил его назад и сказал, качая головой:

— Сир, у другой стороны наверняка есть свои эксперты в рядах мяса. Посмотрите на их одежды: это же точно наёмники нейтральных земель. А, значит, они часть отряда Цянь Е и Сун Цзынина.

Услышав эти два имени, маркиз мгновенно утихомирился, словно облитый ледяной водой. Каким бы высокомерным демон ни был, он прекрасно понимал, что никак не сумеет сравниться ни с Цянь Е, ни с Сун Цзынином, особенно с первым. Слухи о событиях Великого Вихря доказывали, что этот человек обладал силой, способной убивать маркизов.

Оборотень сказал:

— Это не наши проблемы, чем вообще там мобильный флот занимается? Они позволили вражеским силам такого масштаба добраться до нас! Если мы потерпим поражение, им придётся взять на себя половину вины!

Слова эти оказались явно действенны. Демон пару раз дёрнул бровями, прежде чем, наконец, сказать:

— Отступаем!

Даже звуки пушечного огня не могли заглушить его крик. Многие воины тёмных рас повыскакивали из-за укрытий с намерением отступить. Однако вскоре они поняли трудную проблему: куда?

Город был окружен вражескими транспортными судами. Единственное направление с более-менее малой численностью войск вело к краю континента, больше точек прорыва просто не было. Однако любой, у кого имелась хотя бы крупица базовых воинских знаний, понимал, что край этих земель — это путь в никуда. Даже без погони в лице имперских сил одних только невзгод окружающей среды хватит, чтобы убить большинство обычных бойцов.

Поняв это, все могущественные эксперты обратились к маркизу-демону. Он был тем, кто отдал приказ отступать, так что ему и предстояло выбрать направление.

Мужчина стиснул зубы и сказал:

— Отступаем в Целль!

Упомянутый им город был первоначальной целью Цянь Е, там находился один из трёх крупнейших воздухоплавательных портов Вечной Ночи на континенте. Будучи одной из крупнейших транспортных точек, город держал в своих складах много военных запасов и необходимых ресурсов.

Добравшись до него, они окажутся в безопасности, но, очевидно, Цянь Е и Цзынин не намеревались давать им подобных свобод.

Очевидно, в направлении Целля приземлилось больше всего транспортников, но по какой-то причине интенсивность атаки с той стороны оставалась весьма малой. У врага явно была стратегия на случай непредвиденных обстоятельств, и причём весьма очевидная. Вместо того, чтобы немедленно вступить на поле боя, солдаты в момент приземления начали строить оборонительные конструкции — своей подготовкой к затяжному бою они полностью обрубали коммуникацию между этим городом и Целлем.

Одновременные атака и строительство обороны были весьма блестящим ходом, и это явно были не лучшие новости для экспертов Вечной Ночи.

Прорыв к Целлю обещал потребовать немалых затрат.

Остальные смотрели на маркиза-демона, но с места не двигались. Похоже, они понимали, что бросаться туда крайне опасно и что шансы встретить там Цянь Е весьма высоки.

Их действительно особо не волновала судьба пушечного мяса, но к своей жизни и смерти они равнодушными оставаться не могли. Никто не хотел встречаться с ужасающим жнецом смерти.

Маркиз-демон мрачно сказал:

— Есть шанс, что мы столкнемся с Цянь Е в любом направлении, достаточно вспомнить о его легендарной возможности перемещаться в пространстве. Не нужно думать обо всём сразу, просто следуйте за мной к Целлю. Там мы будем в безопасности.

Не успел демон договорить, как из-за его спины раздался голос:

— Вам не нужно куда-либо идти.

Стоило голосу войти в их уши, как всеобщее поле зрения заполонили переплетающиеся багровые нити.