Том 9. Глава 40. Необходимая победа

Очень немногие люди на поле боя, за исключением лучших экспертов, заметили цвет луны. Некоторые из более сильных вампиров почувствовали перемену и одновременно подняли взгляды.

Солдаты темных рас тихо собрались вместе в ожидании новых приказов. Многие из них вдруг начали понимать, что строй их войск был крайне хрупок. Вроде бы, куда ни глянь, виднелись тысячи голов, но это ничуть не лишало бойцов странного беспокойства. Самые сообразительные из них заметили, что в рядах теперь было гораздо меньше офицеров и могущественных экспертов, а у некоторых подразделений их в принципе не было.

Эксперты были столпами каждого меньшего элемента войска. Без них итоговый результат атаки пушечного мяса оставался до очевидного мал. Теперь, когда большая их часть оказалась потеряна, многие солдаты оказались потрясены.

Некоторые из оставшихся в живых в авангарде оглядывались на трупы у второй оборонительной линии, гадая: «Неужели они все там и погибли?»

На военном корабле снова показался арахнид, прихрамывающий и залитый кровью. В его хриплом голосе звучала слабость:

— Сир, я вернулся.

— Каковы наши потери?

— Мы лишились примерно трети своих сил, в то время как люди потеряли около четырёх тысяч.

— Двадцать тысяч наших в обмен на четыре тысячи их?

— Сир, большая часть потерь с нашей стороны — это пушечное мясо. Разумеется, число погибших будет превышать потери врага.

Фыркнув, Пратт сурово посмотрел на графа-арахнида. Тот смиренно опустил голову, не смея прямо смотреть в глаза вице-герцогу.

Пратт давно уже заметил, что за почтительным поведением графа скрывается несогласие:

— Что же ты предложишь нам делать теперь?

Это был вопрос с подвохом. Граф после недолгих раздумий ответил:

— Сир, потери пушечного мяса — не беда, но мы потратили слишком много ценных экспертов! Они костяк нашей армии! Сир, даже Красный Клык пал в бою! Если вы не предпримете меры лично, вряд ли кто-то сумеет остановить бойню Цянь Е.

Уголки глаз Пратта слегка дернулись. Он посмотрел на полную луну и медленно произнес:

— Хм… Мы отступаем.

— Что? — граф не мог поверить своим ушам.

— Отступаем, — повторил приказ Пратт.

— Мы не можем, сир! Если мы так отступим, все заслуги будут принадлежать Ромье! Тогда он, вероятно, обвинит нас во всех неудачах при нападении! Наши силы ещё живы. Стоит продолжать штурм, даже если это просто бравада!

Взгляд Пратта налился мраком:

— Это лишь в случае, если Ромье удастся победить врага.

В этот момент граф осознал решимость Пратта. Не смея больше издать ни звука, он удалился выполнять приказы.

Темные расы вслед за призывом горна медленно покинули поле боя. Тем временем ворота Белого распахнулись, и на зачистку поля боя вышло около тысячи человек.

У этих наемников было не так уж много времени на поставленную задачу. Не прошло и часа, как в биноклях стала видна плотная эскадрилья вражеских суден.

Военные корабли Вечной Ночи выстроились в ряд перед Белым, обеспечивая прикрытие для перевозящих бесчисленные толпы солдат транспортёров. Вот-вот обещало начаться новое сражение.

Слабая волна подавляющей мощи прокатилась издалека, когда огромный военный корабль прорвался сквозь облака и полетел к полю битвы.

Этот флагман принадлежал демонам и, судя по размерам, относился к классу герцога. Его появление подняло боевой дух солдат, и те разразились громкими возгласами.

Цянь Е прищурился:

— Зачем они пригнали сюда корабль? Смерти что ли захотели?

Каков бы ни был класс судна, его движения при низкой высоте полёта были весьма неуклюжими. Особенно это касалось поля боя, где две армии вели ожесточённый бой, так как все воздушные атаки были скорее сосредоточенны на точности, чем на огневой мощи. Если ландшафт поля боя был непростым, военному кораблю приходилось всё время маневрировать в воздухе.

Роли прибывшего судна на этом поле боя скорее заключалась в запугивании оппонента и отрезании его маршрута отступления. Если враг не планировал сравнять с землёй и чужих, и своих, ему придётся крайне осторожно следить за решившими проскочить на борт вражескими экспертами.

Более того, Дворец Мученика всё ещё ждал в высоте. Если герцог-демон присоединится в битве со своим флагманом, Цянь Е легко вызовет дракона на пиршество, столь любезно появившееся у его рта.

Однако флагман врага остановился в сотнях метрах от поля боя и больше не двигался. Видимо, он действительно пришёл лишь для наблюдения за армией.

Транспортёры прибывали один за другим, высыпая солдат, как песчинки. Армия тёмных рас не стала атаковать сразу и вместо этого стала сооружать всевозможные укрепления. Этот шаг не слишком отличался от показанной Цзынином при захвате Белого стратегии.

Вскоре транспортные судна выгрузили несколько больших машин и полу-готовых укреплений. После к позициям войск подошёл необычайно большой для перевозчика корабль и выгрузил небольшую кинетическую башню прямо посреди базы.

Белый выпустил два залпа из дальнобойных орудий, чтобы проверить силы противника. Дистанции стрельбы явно было маловато, чтобы затронуть вражеские укрепления, но тёмные расы среагировали мгновенно. Их эксперты быстро сбили большинство приближающихся к ним снарядов, оставив лишь те, что упали на пустую землю между двумя базами.

Скорость и мощь перехвата свидетельствовали о том, что Белый не мог помешать другой стороне строить свои укрепления. Лучшим вариантом было сэкономить боеприпасы и дать солдатам отдохнуть.

Армия Вечной Ночи работала всю ночь. К рассвету на другом конце Белого показался форт весьма крупных размеров, а за ним выстроились бесконечные ряды казарм. Кто знает, сколько солдат в них было собрано.

На вершине стен Белого седьмой юный мастер с серьёзным видом смотрел в бинокль:

— Похоже, эта битва будет нелегкой.

Цянь Е спокойно сказал:

— Мы знали это с самого начала. Когда прибудет подкрепление?

Цзынин покачал головой:

— Когда бы они там ни прибыли, нам всё равно придётся первыми пройти это испытание.

Цянь Е кивнул:

— Как обычно, оставь герцога мне.

Седьмой Сун нахмурился:

— Цянь Е, сейчас не время прикидываться крутым. Ты действительно в себе уверен?

— Моя энергия крови уже на грани прорыва, я могу подняться в ранге в любой момент, если проигнорирую последствия. Тогда, думаю, у меня будет достаточно сил для равного боя, несмотря на разрыв в ранге.

— Еще не время выкладываться по полной, лучше оставь подобные разговоры на потом. Ха, я не зря долго готовился. Враг не сможет захватить город, не заплатив горькую цену. Теперь всё будет зависеть от их решимости.

На флагманском судне класса герцога, подперев подбородок рукой, сидел Ромье и смотрел вниз со своего трона.

Перед ним стояли два оборотня и граф-арахнид. Все они были ранены, кровь до сих пор текла из-под их повязок. Их ауры были слабы, да настолько, что казалось, будто стоять прямо для них уже было тяжёлым бременем. Арахнид был тем самым офицером альянса, которого Пратт оставил ответственным за так называемую процедуру передачи войск.

Ромье был высок, худощав и обладал парой глубоких, как у сокола, глаз:

— Значит ли это, что Пратт в таком же темпе и продолжит? Он в принципе не собирается покидать своих войск?

Граф-арахнид сказал:

— Это не совсем так. Непосредственные подчиненные сира Пратта понесли серьезные потери и нуждаются в срочном отдыхе и реорганизации. Он хочет перегруппироваться в тылу и вступить в бой после восстановления своей боевой мощи…

Не успел арахнид договорить, как герцог-демон щёлкнул пальцами и фыркнул. Граф только-только услышал этот звук, но уже ощутил, что чья-то рука схватила его за горло, обрывая речь. Его истинный облик раскрылся миру, но в конце концов паучье тело упало навзничь и больше не шевелилось.

Взгляд Ромье остановился на двух виконтах-оборотнях:

— Я лишь убил труса, посмевшего сбежать с поля боя. У вас двоих имеются возражения?

Оборотни быстро замотали головой.

По правде говоря, графы уже считались весьма важными фигурами в Вечной Ночи. Их даже можно было считать истинными аристократами высшего эшелона. В обычное время даже Ромье не осмелился бы убить графа просто так. Однако оба оборотня понимали, что находятся на поле боя и что убийство дезертира при подобных обстоятельствах шуму наделать не могло.

По правде говоря, силы вице-герцога Пратта ненамного уступали силам Ромье, но арахнид был слишком жаден до заслуг. Он атаковал первым, не дожидаясь главных сил истинного главнокомандующего. Кто же знал, что Пратт столь сильно пострадает, даже не дойдя до стен города? Он не только потерял множество солдат и офицеров, но ещё и утратил всю тяжёлую технику. Самое главное, что большое количество его самых ценных экспертов пало — ущерб, мягко говоря, значительный.

Пускай поражение и не олицетворяло бегство от битвы, Ромье легко мог доложить о двух оборотнях. Для столь второстепенных фигур, как они, попасться под каток соперничества между двумя герцогами было обычным делом.

Оборотни не были подчиненными Пратта, и у них не было ни малейшего намерения добиваться для него справедливости. Увидев в их глазах покорность, Ромье кивнул и смягчённым тоном сказал:

— Свяжитесь с Праттом. Где бы он ни был, пусть тащится сюда и возглавляет войско! Даже сейчас этот идиот отказывается взглянуть на общую картину. Все вы умрёте здесь, если проиграете бой.

После того, как двух виконтов увели, маркиз-демон в зале спросил:

— Всё действительно настолько срочно?

В комнате остались только доверенные лица герцога.

— Мы потеряли контроль над пустотой над континентом, оставшиеся эскадры охраняют лишь самые важные узлы. У них нет смелости пойти против человеческого флота. Наши же бесполезные наземные силы также неоднократно оказались отброшены назад. Два из трёх маршрутов нападения людей, очевидно, движутся в этом направлении. Как только они встретятся, о возвращении города нам останется только мечтать. Самый большой аэропорт пустотного континента находится в Целле. Без этой базы даже в самом удачном случае лишь десятая часть наших армий сумеет спастись.

Другой граф сказал:

— Когда люди так прибавили в силе? Разве мы не подавляли их все это время?

— Они перебросили со своих континентов много экспертов, по-настоящему могущественных экспертов.

Демоны, что поумнее, вдруг осознали:

— А они не боятся оставить свой двор пустым?

— Совет Вечной Ночи разберется с Великой Цинь, наша битва же лежит здесь. На самом деле, мы можем забыть о всяком элементе удачи, ибо эксперты врага уже здесь.

Помощники переглянулись:

— Кто же возглавляет эти два направления? Почему не можем их перехватить?

— Первое — Хайми, второе — Чжао Цзюньду, — медленно произнес Ромье.

Чжао Цзюньду был знаменит, о его персоне даже говорить не нужно было. Однако истинные высшие фигуры офицерского состава потрясённо вздыхали при упоминании имени Принцессы Хайми.

— Совет послал двух герцогов, Дженсона и Доэра, чтобы перехватить её. Все должно быть в порядке.

В словах Ромье не звучало особой уверенности, отчего подчинённые в это заявление также не слишком-то верили:

— Сомневаюсь, что двух герцогов будет достаточно, чтобы остановить Хайми. Согласно военным обычаям Империи, в армии будет ещё один эксперт-заместитель главнокомандующего, близкий к рангу божественного воителя. Императорская родословная этой женщины ужасает. Она охотилась за маркизами ещё до того, как стала божественным воителем. Почему Совет не послал больше сил, хотя бы ещё одного вице-герцога?

Ромье криво усмехнулся:

— Думаешь, Совет не подумал об этом? Проблема как раз в том и заключается. Кто в принципе захочет пойти перехватывать её силы? Теперь же, когда мобильный флот потерял контроль над воздушным пространством, даже линкор класса герцога не сумеет избежать безжалостной атаки имперской гвардии. Так что при нападении на эти два маршрута атаки отступать будет некуда.

Всем присутствующим стало ясно, почему двум посредственным герцогам поручили такое важное задание.

Среди высшей аристократии Вечной Ночи существовало множество негласных правил. Ранги означали силу и власть, но фигуры одного звания могли иметь совершенно разную боевую мощь, происхождение и статус.

Эта миссия была слишком опасна. Обычные герцоги могли подчиняться приказам Совета, но даже Священная Гора не могла использовать опоры могущественных кланов в качестве пушечного мяса.

— Есть и плохие новости. Я слышал, что Гаои тоже находится на Пустотном Континенте и что нам может не повезти столкнуться с ней, — медленно произнес Ромье.

На этот раз демоны оказались потрясены ещё пуще прежнего. Продолжительность человеческой жизни была довольно ограничена, поэтому список божественных воителей Великой Цинь всегда был не особо велик. Среди них представители императорского клана всегда находились под пристальным наблюдением Вечной Ночи. Как и их визави из тёмных рас, эти эксперты появлялись лишь в крупных войнах и рассматривались с той же важностью, что и великие фигуры кланов четырёх главных тёмных рас.

Ромье повысил голос:

— Если не хотим быть брошенными в лобовую схватку с врагом, мы должны выиграть эту битву! Отдайте приказ: начать приготовления к атаке!