Глава 642

— Гигантское солнце, я признаю твою силу. Но не забывайте, что вся бессмертная сущность гигантского солнца находится в моей бессмертной апертуре. Без какой-либо бессмертной сущности, как вы будете использовать Бессмертный Гу? У вас нет никаких шансов прорваться сквозь завесу ветра ассимиляции, просто полагаясь на свою особую волю! — Фан Юань лихорадочно размышлял, пытаясь договориться с волей гигантского Солнца.

— Хочешь договориться? Ха-ха! — Воля гигантского солнца громко рассмеялась, не скрывая ненависти внутри, — зачем мне вести переговоры с тобой? Разве это не будет то же самое, если я убью тебя и заберу бессмертную сущность обратно из твоей бессмертной апертуры? Πочему бы вам не попытаться уничтожить бессмертную сущность, у вас может даже получиться.

Воля гигантского солнца была самоуверенной.


Не то чтобы бессмертная сущность не могла быть уничтожена, но в данный момент это было невозможно.

Если Фан Юань уничтожит бессмертную сущность в своей бессмертной апертуре, то чужая бессмертная сущность нанесет серьезный вред его бессмертной апертуре; это будет то же самое, что искать свою собственную смерть!

Если бы он уничтожил бессмертную сущность вне своего тела, рассеянная аура бессмертной сущности вместо этого помогла бы воле гигантского солнца активировать Бессмертного Гу.

— Фан Юань, я не пойду на компромисс. Ты не можешь ни бороться со мной, ни убежать. Что ты еще можешь сделать? Πросто оставь все как есть, умри быстро! — Воля гигантского солнца насмехалась во время погони.

Фан Юань не ответил и только сосредоточился на бегстве.

С течением времени ветровая завеса ассимиляции подкрадывалась все ближе; она не издавала ни звука, но пожирала все на своем пути, ассимилируя все.

Пространство, в которое мог убежать Фан Юань, сокращалось. Когда воля гигантского солнца преградила ему путь, Фан Юань столкнулся с огромной опасностью вокруг него.

— Воля гигантского солнца, я буду стоять здесь, осмелишься ли ты прийти? — Фан Юань внезапно остановился и перестал использовать мирскую волну Бессмертного Гу движения.

Воля гигантского солнца, однако, прекратила погоню; они были еще в сотнях шагов впереди, но оно не решалось подойти ближе.

— Хм, я уже ожидал, что ты сделаешь такой выбор, — он презрительно усмехнулся. — Ну и что? Τы лишь на несколько мгновений задерживаешь свою смерть. Я буду смотреть, как ты умрешь!

Область, на которой стоял Фан Юань, была покрыта светом мудрости.

Свет мудрости был проклятием воли гигантского солнца; воля гигантского солнца могла только остановить погоню.

В этой напряженной битве его оставшаяся воля была лишь объемом взрослого человека и больше не могла выносить более сильного истощения.

— Фан Юань, твоя продолжительность жизни! — Воля Мо Яо предупредила его.

— Нет другого выхода, скажите мне, что еще я могу сделать в этой ситуации? — Фан Юань стиснул зубы, его голос был полон ненависти и крайней беспомощности.

Стоя в свете мудрости, Фан Юань ясно чувствовал, что его продолжительность жизни неуклонно сокращается, но у него не было другого выбора. Воля гигантского солнца ненавидела его до крайности и не давала возможности идти на компромиссы.

— Вздох… — воля Мо Яо тяжело вздохнула, — это просто борьба на пороге смерти. Возможно, мудрость Гу перестанет излучать свет мудрости в следующий момент.

Фан Юань молчал.

Воля гигантского солнца внезапно крикнула группе Хэй Лу Лана:

— Идите разберись с этим вором! Большинство его оборонительных Гу уже погибли в нашем бою! Заставьте его приблизиться к мудрости Гу, где свет мудрости намного сильнее; его жизненный период будет израсходован еще быстрее. Дай-ка я посмотрю, сколько продолжительности жизни он может потратить впустую!

Группа Хэй Лу Лана немедленно приняла заказ.

Даже Хэй Лу Лан с его огромной силой истинного боевого телосложения не хотел сражаться с Фан Юанем в ближнем бою.

Они уже давно обсуждали, насколько это уместно, и прямо сейчас все они использовали дальние атаки.

Внутри света мудрости, Фан Юань холодно фыркнул и использовал свои Гу для контратаки с собственными дальними атаками, сохраняя оборонительные Гу.

Четыре-пять слоев световых барьеров покрывали его тело, десятки костяных щитов парили вокруг него, и иногда каменные барьеры появлялись из земли, чтобы защитить его от атак группы Хэй Лу Лана.

Обычные оборонительные смертные Гу были не слишком полезны против воли гигантского солнца. Но они все еще были эффективны в борьбе с этими смертными мастерами Гу.

Фан Юань культивировал силовой путь и не был специализирован на дальних боях. Однако у него не было недостатка в дальнобойных атакующих червях Гу, дело было только в том, что они не следовали надлежащей боевой системе.

Более того, он обладал безграничной первозданной сущностью. Таким образом, он не был в невыгодном положении, и ситуация была даже во много раз лучше по сравнению с тем, когда он боролся с волей гигантского солнца.

— Ускоряйте атаки, не останавливайтесь ни на секунду! Даже если он обладает неограниченной изначальной сущностью, смертного Гу нельзя активировать нон-стоп! — крикнул Хэй Лу Лан.

— Точно! Смертные Гу не являются бессмертными Гу и имеют предел тому, что они могут вынести, активация их непрестанно приведет только к их коллапсу, — добавил Е Луй Санг.

Они были вождями племени Хэй и племени Е Луй, они глубоко понимали ситуацию.

Гу были сущностью неба и земли, носителями великого Дао. По сути, это были инструменты.

Каждый инструмент имеет свое собственное использование. Чем больше их использовали, тем больше они будут разрушаться, а когда нагрузка на них превысит лимит, они начнут ломаться.

Когда смертные мастера Гу использовали смертных Гу, они могли активировать червей Гу только несколько раз из-за ограничений в первобытной сущности, таким образом, этот недостаток не был слишком очевиден. Когда бессмертные Гу активировали смертного Гу, эта проблема стала бы заметной.

Однако через некоторое время надежды группы Хэй Лу Лана пошли прахом.

— А почему у него так много червей Гу? — недоверчиво крикнул кто-то.

Количество червей Гу Фан Юаня превзошло их воображение. Во время боя он переключал червей Гу один за другим, как будто это было очень естественно и без усилий.

— Даже если он имеет таинственное происхождение и заранее подготовился к Бессмертному продвижению Гу, подготовив много смертных Гу, смертная апертура не способна вместить так много Гу. Никто не мог объяснить этого, что бы они ни думали и ни были сбиты с толку.

— Может быть… — воля гигантского солнца вспомнила сцену, когда Фан Юань открывал Звездные врата.

Фан Юань открыл Звездные врата в пределах восемьдесят восьмого истинного здания Ян, поэтому воля гигантского солнца знала это ясно.

— Похоже, он полагался на эти врата, чтобы покинуть благословенную землю императорского двора и получить значительную поддержку! — воля гигантского солнца была очень опытной и хорошо осведомленной, сразу же поняв использование Звездных врат, когда он подумал о дыре земля Гу и соединении неба Гу.

Именно благодаря тому, что Фан Юань имел бессмертную благословенную землю Ху позади себя, он смог купить большое количество смертных Гу из сокровищницы желтого неба.

Хотя он отдал большинство из них Тай Бай Юн Шэну, он также оставил много для себя.

Природная осторожность Фан Юаня, который был готов ко всему, окупилась в этот момент.

— Хм, ты позаимствовал внешнюю силу. К сожалению, Ваш соперник — это я! — Воля гигантского солнца холодно фыркнула, прежде чем внезапно сделать ход.

Он пронзил воздух со скоростью молнии.

Он не двинулся в сторону света мудрости, а устремился к червям Гу.

Несколько вздохов спустя он появился над группой Хэй Лу Лана и сбросил большую группу смертных Гу.

— Взять его. Я собираюсь передать вам убийственный ход! — Воля гигантского солнца раскололась на дюжину или около того частей, которые покрывали червей Гу и непосредственно перемещались в апертуры каждого.

Каждый человек получил тридцать восемь Гу.

Эти смертные Гу уже были очищены волей гигантского солнца.

По согласованию с волей гигантского солнца, группа смогла сразу же усовершенствовать Гу червей и научиться убийственному ходу по направлениям специальной воли.

— Этот убийственный ход! — группа Хэй Лу Лана продемонстрировала выражение радости и шока, когда они поняли его.

— Это всего лишь небольшой трюк, который мой основное тело создало, когда у меня было вдохновение во время моего досуга, я еще не дал ему названия, — Воля гигантского солнца сказала легким тоном: «Сейчас самое подходящее время, чтобы использовать его, а пока давайте назовем его тридцать восемь искусств запечатывания».

Группа Хэй Лу Лана немедленно активировала убийственный ход, выдыхая из своих ртов лучи фиолетового света Ци.

Глаза Фан Юаня сузились, и он тут же увернулся от них.

Но у него было ограниченное пространство, и фиолетовый свет Ци смешивался с другими атаками, поэтому он все еще был поражен.

«Так это было так, эффект этого убийственного движения — это…» выражение лица Фан Юаня слегка изменилось.

Тридцать восемь запечатывающих искусств были направлены против Гу червей.

Эта концепция не была необычной. Боевая мощь мастера Гу исходила в основном от их червей Гу, поэтому многие черви Гу нацелились на эту точку, как Гу четвертого ранга проблема, подавленная в зародыше, или ранг пять черный как смоль Гу.

Однако этот убийственный ход, тридцать восемь запечатывающих искусств, был намного сильнее, чем черный как смоль Гу. Он мог загрязнить ходы, используемые мастером Гу, и все черви Гу, используемые для этого, были бы запечатаны один за другим.

Этот убийственный ход естественно не мог запечатать Бессмертного Гу. А что касается смертного Гу, то чем выше ранг Гу, тем короче срок действия печати.

Но он мог полностью запечатать их, и черви Гу, которые сформировали этот убийственный ход, были в основном обычными и могли быть легко собраны. Он коснулся пути ци, и даже если был использован атакующий Гу, он мог следовать за ци обратно к источнику, запечатывая Гу.

Это был исключительный убийственный ход, который особенно подходил к нынешней ситуации.

После того, как Фан Юань был поражен, его оборонительные Гу были запечатаны последовательно.

Каменные барьеры были пронизаны фиолетовым светом Ци, каменный барьер-щит Гу был немедленно запечатан. Белые костяные щиты, парящие вокруг Фан Юаня, также были окутаны фиолетовым светом Ци, падая один за другим, превращаясь обратно в летающий костяной щит Гу.

Ветровые клинки Фан Юань, с которыми он атаковал, были затронуты фиолетовым светом ци, и даже если соответствующее ветровое лезвие Гу было внутри его апертуры, черви Гу были бы покрыты слабым слоем плотного фиолетового ци и запечатаны.

Исторически сложилось так, что запечатывание оборонительных Гу было легко, а запечатывание атакующих Гу было трудно все потому, что оборонительные Гу было легче атаковать. Но тридцать восемь видов искусства запечатывания могли иметь дело с обоими в равной степени.

Количество червя Гу Фан Юаня уменьшалось тем больше, чем больше он их использовал.

Он уже не имел много оборонительных Гу и не мог насильственно противостоять фиолетовому свету Ци и мог только уворачиваться и уклоняться повсюду.

Но там было так много места, что он рано или поздно выбежал бы из него.

В этот момент, Фан Юань взял на себя инициативу, чтобы атаковать фиолетовый свет Ци. Он предпочел бы, чтобы его атакующие Гу были запечатаны, ему требовались оборонительные Гу, чтобы защитить свое тело.

Как только пурпурный свет Ци коснулся его формы шестирукого небесного короля зомби, стало понятно, что он не может запечатать соответствующих червей Гу и сломать убийственный ход шестирукого небесного короля зомби.

Вскоре наступление Фан Юаня стало более редким, поскольку он был поставлен в невыгодное положение толпой мастеров Гу.

— Убейте, убейте этого демона! — Е Луй Санг взволнованно закричал и выпустил сотни огненных шаров; огненные шары взорвались в интенсивном взрыве с камнями и пылью, летящей повсюду. Фан Юань нырял то туда, то сюда, но взрывы все равно били его, разрывая кожу и плоть.

— Ты демон, ты виновен в самых гнусных преступлениях, ты зашел так далеко, что осмелился разрушить здание истинного Ян! Мы оказались в таком состоянии только из-за тебя! — Гу Го Лонг яростно кричал, выбрасывая бесконечные лезвия ветра, которые были острыми, как ножи, и могли также преследовать цель, новые порезы были сформированы на теле Фан Юаня.

Лучи фиолетового света Ци также постоянно посылались время от времени.

Эти выжившие мастера Гу, которых было больше десятка, стиснули зубы с глазами, полными ярости; они хотели съесть плоть Фан Юаня и выпить его кровь!

Они усердно сражались на многих полях сражений и шли на огромный риск, чтобы достичь благословенной земли императорского двора. Это должна была быть огромная возможность, но они оказались в таком тяжелом положении, почти все их соплеменники, родственники и друзья были мертвы.

Неравенство от начала до конца было слишком велико, легко можно было представить, сколько ненависти и гнева они испытывали по отношению к главной причине этой катастрофы.

— Ты умрешь собачьей смертью сегодня, это твой конец за оскорбление предка гигантского Солнца! — один мастер Гу не забыл польстить воле гигантского Солнца. Жаль, что воля гигантского Солнца не была человеческой, и выражение его лица не было видно.

Он только напомнил всем: не причиняйте вреда мудрости Гу ни в коем случае!