Глава 710. Пересечение регионального барьера

П.П: Советую прочитать последние 2 абзаца из прошлой главы, поскольку начало этой главы слишком сумбурное.

Как пример, благословенная земля Бессмертного пути воды будет морем, внутри которого, после получения Следа Мирской Волны, Бессмертный начнет выращивать медуз подземного мира, глубоководных молниеносных угрей и т. д. Таким образом, он будет самодостаточен, черпая материалы для пропитания Бессмертного Гу След Мирской Волны из своей собственной благословенной земли.

Другим примером были два Бессмертных Гу Тай Бай Юнь Шэна. Он мог добывать для них пищу, посредством управления своей собственной благословенной землей.

Еще один пример — благословенная земля Хэй Лоу Лань, которая содержит большое количество руд тяжелых металлов, являющихся едой для ее Бессмертного Гу Ци Силы.

Все, о ком говорится, получили Бессмертные Гу преимущественно путем усовершенствования своего жизненного Гу и ядра Гу при продвижении к Бессмертному, из-за чего полученный Бессмертный Гу совместим с их путем.

Однако ситуация Фан Юаня отличалась.

Его Бессмертные Гу получены в основном при помощи интриг. Его жизненный Гу — Цикада Весны и Осени, однако, у Фан Юаня нет наследства пути времен. А то, что он сейчас практикует — это путь силы.

Более того, Бессмертные Гу Фан Юаня чрезвычайно неупорядоченные, включая путь времени, пространства, воды, мудрости и другие. Ключевым моментом было то, что благословенная земля Фан Юаня мертва.

Его бессмертная апертура стала мертвой, и чтобы он в ней не разместил, оно умрет. Невозможно было ни управлять благословенной землей, ни развивать ее, как это делалось с нормальными благословенными землями. А значит, не было удобства в кормлении Бессмертных Гу, и, самое главное, апертура не производила бессмертную сущность. Поэтому в случае с Фан Юанем, он был гораздо более зависим от камней бессмертной сущности.

Фан Юань должен использовать свои камни не только для совершения сделок, но и для создания бессмертной сущности зеленого винограда. Кроме того, ему приходилось тратиться на кормление Бессмертных Гу. Главная причина, почему Фан Юань едва не обанкротился после битвы с Хэй Чэном, заключалась именно в этом.

Таким образом, второй проблемой стоящей перед Фан Юанем, стала его бессмертная апертура. Она мертва, из-за чего его культивирование застопорилось.

Благословенная земля играла роль во многих аспектах культивирования Бессмертного, поэтому сложившаяся ситуация ложилась тяжелым бременем на Фан Юаня. В тот день, когда он сможет избавиться от своего тела бессмертного зомби, он сможет официально начать свое культивирование как Бессмертный.

Однако, избавление от тела бессмертного зомби и возвращение себе человеческого обличия означает, что Фан Юань не сможет войти в ореол света мудрости, что также провоцирует сложности.

Последней важной проблемой была боевая сила.

В настоящее время Бессмертный Гу Очищение Души ослаб от голода и его использование слишком рискованно. А значит, козырная карта Фан Юаня, бессмертное убийственное движение «Мириады Себя», тоже не может быть использована. В результате боевая сила Фан Юаня упала.

Будь то противостояние Десяти Великим Древним Сектам Центрального Континента в будущем, борьба с преследованием Бессмертных с Северных Равнин, захват наследства пути мудрости Дун Фан Чан Фаня, помощь духу земли Лан Я в захвате Опустошающего Зверя, поиск Вороватого Небесного наследства, относящегося к Долине Ло По или взятие Бессмертного Гу Темный Предел у Феи Цзян Юй — все это требовало огромной боевой силы.

«Есть четыре основных аспекта, влияющих на боевую силу Бессмертного: боевые умения, Бессмертные Гу, убийственные движения и бессмертная сущность. Благодаря продажам Мужества Гу, у меня пока нет недостатка в бессмертной сущности. Боевые умения формируются из постоянного накопления фундамента. Это происходит постепенно и не может быть улучшено за короткий промежуток времени. Если говорить о Бессмертных Гу, то остаточного рецепта Божества Крови достаточно, чтобы вывести его полную версию. Но сейчас мои финансы далеки от нужного количества, необходимого для усовершенствования Бессмертного Гу».

Фан Юань все обдумал. Имей он возможность усовершенствовать Божество Крови, он не стал бы этого делать.

Путь крови с давних пор связан с демоническим путем. Даже Десять Великих Древних Сект проводили только тайные исследования данного пути, не осмеливаясь публично заявлять об этом. К тому же, у Небесного Суда существовала Доска Приговоренных Демонов, попадать на которую так скоро Фан Юань не планировал.

Более того, почти все Бессмертные Гу в руках Фан Юаня находились в плохом состоянии из-за голода. Бремя кормления слишком тяжело, и Фан Юань не был уверен, что справится с ним, если добавить новый Бессмертный Гу.

Следовательно, единственный доступный Фан Юаню метод для поднятия боевой силы — убийственные движения.

Аспект убийственного движения включал в себя как бессмертные, так и смертные убийственные движения.

«У меня достаточно камней бессмертной сущности и мой доход намного выше, чем был в прошлом. Я не только могу купить много хороших смертных убийственных движений, но и постоянно экспериментировать, выводить и воссоздавать некоторые мощные экземпляры из моей прошлой жизни».

Поразмыслив, Фан Юань сразу же приступил к выполнению задач.

Центральный Континент.

Перед огромной стеной света стояла группа Бессмертных возглавляемая Фэн Цзю Гэ.

Эта стена была несравненно высокой, соединяя небо и землю. Она состояла из белого света, сгустившегося настолько, что он образовывал твердую стену, внутри которой свет мерцал золотом, полный силы и величия.

Это была мембрана Центрального континента, известная как святая региональная стена.

Мир Гу Мастеров имел пять больших регионов: Центральный Континент, Южная Граница, Восточное Море, Западная Пустыня и Северные Равнины. Каждый из них покрывала мембрана, образующая границы неба и земли, и взаимно изолирующая регионы друг от друга.

— Старый Оракул, каков результат твоих расчетов на этот раз? — спросил Старый Лорд Цань Ян у молодого на вид Бессмертного.

Бессмертный медленно открыл свои глаза, наполненные постоянно трансформирующимися облаками и туманом.

Спустя долгое время, облака и туман рассеялись, а глаза приобрели нормальный вид: белые с черными зрачками.

Он заговорил с нотками радости в голосе: «Это можно сделать. Данная часть региональной стены довольно слабая, и является уже третьим слабым место, которое мы обнаружили за последние дни. Однако, по сравнению с прошлыми двумя, оно более стабильно. Я предлагаю прорубить вход и пройти через стену на Северные Равнины здесь!»

— Ха-ха-ха, хорошо. Мы обыскали почти тысячу мест и наконец, нашли идеальное, — громко рассмеялся Старик Тянь Лун.

Фея Лин Мэй вздохнула, выпустив облачко, и произнесла: «Мы искали так много дней, прежде чем, наконец, нашли хороший вариант. Это было действительно нелегко».

— Мы уже и так потеряли много времени, давайте начинать, — коротко произнес Фэн Цзю Гэ. — Кто пойдет первым?

Фея Ао Сюэ и Фея Лин Мэй переглянулись, после чего обе встали и заговорили в унисон: «На этот раз, позвольте нашему Небесному Поместью Зависти взять на себя инициативу».

С этим заявлением они проявили силу и вместе активировали бессмертное убийственное движение, называемое «Несравненный Разрез Полумесяца».

Ядром данного убийственного движения был Бессмертный Гу Полумесяц седьмого ранга с двумя Бессмертными Гу шестого ранга в качестве поддержки. В результате, количество бессмертной сущности, необходимое для его активации, было чрезвычайно большим. К тому же, бессмертное движение серьезно нагружало разум, и один Бессмертный не мог показать всю его мощь.

Активированное феями бессмертное убийственное движение мгновенно сформировало голубой полумесяц.

Полумесяц был не большим, размером с кувшин для воды, но, будучи сконденсированным в плотную форму, он сверкал, как великолепное произведение искусства. Только время от времени просачивающаяся ужасающая аура показывала, что полумесяц не был безобидным, как могло показать с первого взгляда.

Окружающие Бессмертные держались в отдалении от Ао Сюэ и Лин Мэй.

Накопив достаточно энергии, две феи издали тихие крики и выпустили голубой полумесяц.

Сияя мягким лунным светом, полумесяц полетел стремительно и бесшумно.

Столкнувшись со святой региональной стеной, он легко прорезал путь длиной около семидесяти шести шагов.

— Достойно быть хорошо известным убийственным движением Небесного Поместья Зависти. Оно по прямой разрезало расстояние в семьдесят шесть шагов, замечательно! — воскликнул в восхищении Бессмертный Чэнь Чжэнь Чи.

Фэн Цзю Гэ пошел вперед вместе с другими Бессмертными, следующими за ним, и вошел в святую региональную стену.

В тот момент, когда они вошли внутрь, выражение лиц многих Бессмертных слегка изменилось. Их тела становились тяжелее, мысли замедлялись, и даже бессмертные апертуры внутри них постепенно начинали дрожать.

— Быстрее, нам нужно двигаться быстрее, — подгонял Фэн Цзю Гэ.

Через семьдесят четыре шага возможность идти дальше исчезла.

За этот короткий промежуток времени святая региональная стена начала быстро восстанавливаться, сократив путь в семьдесят шесть шагов до семидесяти четырех.

Старый Лорд Цань Ян произнес: «Теперь, позвольте и этому старику попробовать».

Он достал Бессмертный Гу, напоминающий почти выгоревшую свечу с небольшим пламенем на ее верхушке.

Старый Лорд Цань Ян мягко подул на пламя.

Пламя свечи дрогнуло и, следуя за дыханием, выпустило бесчисленные сверкающие пятна света.

Световые пятна ударили в бело-золотую святую региональную стену, заставив ту растаять как снег. Образовался проход длиной в шестьдесят три шага. Все быстро двинулись дальше.

В конце коридора Старик Тянь Лун активировал Бессмертный Гу, открыв проход еще на шестьдесят семь шагов.

Все Бессмертные по очереди использовали свои бессмертные убийственные движения или Бессмертные Гу, чтобы продолжать путь.

Чем глубже они уходили, тем сильнее становилось давление. Постепенно оно трансформировалось в гигантскую силу, тянущую их назад. Выглядело так, будто этот мир не хотел, чтобы они покидали Центральный Континент.

Их мысли продолжали замедляться, что затрудняло использование бессмертных убийственных движений. Старому Оракулу, как Бессмертному пути мудрости, приходилось использовать всевозможные методы и даже бессмертные убийственные движения для укрепления разума группы. Но, даже не смотря на это, феи Ао Сюэ и Лин Мэй больше не могли активировать «Несравненный Разрез Полумесяца».

Самым критическим было происходящее с бессмертными апертурами.

Чем глубже они уходили, тем сильнее становились толчки в их бессмертных апертурах. Почва в их благословенных землях покрывалась трещинами, горы начали разрушаться и бесчисленные формы жизни, проживающие внутри, умирали жалкой смертью.

Группа Бессмертных состояла из выходцев Десяти Великих Древних Сект. Они были известными специалистами с выдающейся боевой силой, но через несколько сотен шагов большинство из них побледнело, а некоторых, обладающие более слабой культивацией, стало бросать в дрожь.

Спустя тысячу шагов большинство Бессмертных покрылись потом, некоторые были смертельно бледны. Ао Сюэ и Лин Мэй поддерживали друг друга, не в силах больше идти самостоятельно.

Только один Фэн Цзю Гэ все еще шел впереди выпрямившись, с не изменившимся выражение лица. Каждый раз, чтобы продвинуться, он использовал бессмертное убийственное движение, прорезающее проход длиной больше ста шагов.

После того, как они преодолели более трех тысяч шагов, впереди замаячил менее плотный бело-золотой свет, за которым смутно проступали оттенки зеленого.

— Старый Оракул, твои расчеты были верны. Данный участок святой региональной стены действительно слабее. Мы добрались сюда, пройдя всего три тысячи шагов, — тут же похвалил один из Бессмертных.

— За святой региональной стеной находится лакричная региональная стена Северных Равнин. Давайте ускоримся и прорвемся через нее одним движением! — задыхающимся голосом попытался поднять дух остальных Старый Лорд Цань Ян.

Молодой на вид Бессмертный, Старый Оракул, однако, был несколько обеспокоен: «Мои способности ограничены, я мог провести расчеты только для святой региональной стены. Надеюсь, данный участок лакричной региональной стены не слишком толстый».

Примерно через восемь минут Бессмертные перешли из святой региональной стены в лакричную.

Новая региональная стена сильно отличалась. Бессмертные чувствовали, как огромная бесформенная сила давит и постоянно отталкивает их.

Интенсивность дрожи их бессмертных апертур возросла еще сильнее. Потери, которые Бессмертные терпели вследствие этого, причиняли им душевную боль.

— Надеюсь, мы подчиним себе одного или двух Бессмертных Гу в этом путешествии на Северные Равнины, иначе потери будут слишком велики, — сказал Старик Тянь Лун.

— Когда я был молод, я проходил региональную стену на Северные Равнины. Но тогда весь процесс занял всего около пяти минут и был очень простым, — глубоко вздохнул Бессмертный Хун Чи Мин.

Давно, когда Хун Чи Мин пересек региональную стену, он был всего лишь Гу Мастером четвертого ранга. По мере того, как культивация увеличивалась, увеличивались и трудности в преодолении региональных стен.

По истечение длительного времени группе Бессмертных не осталось другого выбора, кроме как остановиться.

Они находились в лакричной региональной стене. Все вокруг заполнял зеленый туман, внутри которого безостановочно росла трава, преграждающая им путь. Трава постоянно скручивалась и извивалась, напоминая собой море змей или волос.

Фэн Цзю Гэ был мокрым от пота, его губы побледнели: «Так не пойдет, данный участок лакричной региональной стены чрезвычайно прочный. Нам нужно изменить направление, даже если придется пройти большее расстояние».

Все закивали в знак согласия.

Старый Оракул начал проводить расчеты. В то же время региональная стена постоянно восстанавливалась, заставляя Бессмертных отступать.

— Сюда, — наконец, Старый Оракул вычислил нужное направление.

Группа изменила курс и, испытывая жестокие страдания еще день и ночь, миновала лакричную региональную стену, ступив на Северные Равнины.

— Отдохнем и проведем реорганизацию в течение трех дней. После чего проведем совещание, — устало произнес Фэн Цзю Гэ.

Из всей группы только он едва держался на ногах. Остальные беспорядочно попадали на землю, как кучи грязи, не имея сил больше двигаться.