Глава 275. Расстояние слишком близко

Мэн Сюань знал, что его отец пошел в Сяо Ванфу, но он не ожидал, что Линь Чуцзю придёт в тот же день. Услышав, что ему доложил невысокий слуга, он чуть не споткнулся.

Мэн Сюань сделал жест невысокому слуге, и они пошли в его комнату, чтобы переодеться для приёма гостьи.

Мэн Дажэнь и его люди временно жили в императорских покоях Востока. Сейчас он не пошёл привести своего сына, он просто остался с Линь Чуцзю. К счастью, Мэн Сюань был быстр, он пришёл очень скоро.

Это был первый раз, когда Линь Чуцзю видела Мэн Сюаня. Поэтому, увидев, как молодой человек вошёл в лучах солнца, Линь Чуцзю была зачарована.

Сегодня она поняла, что такое несравненный сын. Тот был настоящим джентльменом.

Мэн Сюань стоял против света и солнце освещало его фигуру. Пылинки, летающие вокруг него в лучах света, делали его похожим на бессмертное существо, спустившееся с небес. Линь Чуцзю не могла оторвать взгляда. Когда Мэн Сюань приблизился, главный зал внезапно озарился.

Она могла не гадать, она была уверена, что он получил хорошее воспитание. Простая улыбка на его губах была подобна весеннему бризу.

С первого взгляда Мэн Сюань произвёл хорошее впечатление на Линь Чуцзю. Он был опрятен, нежен, внимателен…

Она любила и почитала мужчин такого типа, к которому принадлежал Мэн Сюань.

Мэн Сюань не в первый раз видел Линь Чуцзю, но он видел её только издалека. Сегодня он был сильно поражен.

Не только потому, что внешность Линь Чуцзю была прелестна, но и из-за ощущений, которые она вызывала. Она производила впечатление спокойствия, у неё были ясные глаза и лучезарная улыбка…

Сказать по правде, ему было жаль, что такая прекрасная женщина замужем за Сяо ванъе.

Мэн Сюань посмотрел на Линь Чуцзю лишь раз, и тут же отвел взгляд. Потом он поклонился. К сожалению, он не мог произнести ни звука.

Было жаль, что такой красивый мужчина не может говорить.

Линь Чуцзю бросила быстрый взгляд и отвела глаза. Она не сделала шага вперёд. Она только кивнула и сказала:

– Молодой господин Мэн слишком любезен.

В этой эпохе ей нельзя было вести себя самонадеянно. Она не может ни смотреть на мужчину перед собой, ни прикасаться к нему. Иначе её не только будут презирать, но и заклеймят шлюхой.

Хотя Сяо Тяньяо и делал много плохого, он был способен на кое-что, чего не могли делать другие мужчины. Сяо Тяньяо позволял ей выходить из дома, а не запирал её в Сяо Ванфу.

Мэн Сюань кивнул и улыбнулся, его улыбка все еще была похожа весенний ветерок, который мог заставить людей позабыть об их горестях.

Мэн Дажэнь понимал положение своего сына. Поэтому, когда они поприветствовали друг друга, он тотчас же попросил Линь Чуцзю присесть. Коротко представив их, Мэн Дажэнь сказал:

– Сюань, Сяо ванфэй слышала о твоей болезни и пришла навестить тебя лично. Ты позволишь Сяо ванфэй осмотреть себя?

В этот момент Линь Чуцзю была лишь на небольшом расстоянии от Мэн Сюаня.

Она уже давно находилась в этом доме, но медицинская система не посылала сигнала тревоги. Разумеется, Мэн Сюань не просил о помощи.

Этому юноше все равно, сможет ли он говорить, или же он просто не верит в неё?

Подозрительность в глазах Линь Чуцзю была очевидна. Но Мэн Сюань притворился, что ничего не замечает.

Жена Сяо ванъе вела себя так прямо, она не боялась, что ванъе оторвет ей голову?

Мэн Сюань вздохнул, но, в конце концов, не стал отвергать доброту своего отца. Он сам подошёл ближе к Линь Чуцзю, кивнул и протянул руку, чтобы она пощупала его пульс.

Видя, что делает Мэн Сюань, Линь Чуцзю чуть не разрыдалась. Ей хотелось сказать своему собеседнику, что она не поставит ему диагноз, просто проверив его пульс.

– Ваша болезнь не требует, чтобы я измеряла ваш пульс, – ее слова, возможно, звучали неубедительно из-за ее возраста.

Однако,если бы она прямо сказала, что не будет проверять его пульс, семья Мэн могла подумать, что она не врач.

Линь Чуцзю попросила Мэн Сюаня убрать руку. Затем она поставила свою аптечку на стол. Она открыла ее и одну за другой извлекла из нее медицинские принадлежности. В конце она надела маску и перчатки.

Линь Чуцзю действовала очень умело. С одного взгляда можно было понять, что она проделывала это все много раз.

– Откройте рот, – Линь Чуцзю встала перед Мэн Сюанем, держа в руках депрессор для языка и маленький фонарик, намереваясь осмотреть его горло.

Как человеку, которого проверяло множество знаменитых докторов круглый год, Мэн Сюаню уже было ясно, что Линь Чуцзю хотела сделать. Поэтому он выполнял ее требования.

Линь Чуцзю должна была признать, что рот этого молодого человека был таким же восхитительным, как и все остальное. Жаль только, что ей некогда было этим наслаждаться.

После осмотра Линь Чуцзю потрогала горло пациента. Она нажала пальцами ему на шею. Время от времени ее пальцы нажимали на его кадык.

Для мужчин кадык был достаточно чувствительным местом. Поэтому, то, что женщина дотрагивалась до горла мужчины, было двусмысленной ситуацией. Если бы лицо Линь Чуцзю не было таким серьезным, Мэн Дажэнь непременно оттолкнул бы ее от своего сына.

Как только Линь Чуцзю начинала работать, она посвящала этому все свое внимание. Не то чтобы она не знала, что происходит, но ее не заботил внешний мир. И тем более она не думала о том, что совершает что-то плохое.

Мэн Сюань не родился немым. У него определенно была проблема с горлом. Так разве же было неправильно проверить, что случилось с его горлом?

Чтобы подтвердить свои размышления, Линь Чуцзю сделала еще один шаг вперед. Теперь их почти ничто не разделяло.

Прекрасная женщина стояла между его ног и пристально глядела на него. Только он существовал в ее ясных глазах. Ее тонкие пальцы обхватили его шею. Ее слегка прохладные пальцы, покрытые лишь тонкой тканью, продолжали блуждать туда-сюда. Мэн Сюань чувствовал запах Линь Чуцзю. Если бы он протянул руку, он мог бы заключить эту женщину в свои объятия…

Мэн Сюань был нравственным человеком. Но в этот момент его чистая душа была потрясена. Не говоря уже о том, что он был всего лишь обычным мужчиной.

Мэн Сюань, который никогда не был близок с женщиной, был немного смущен. Его уши слегка покраснели, хотя он этого и не заметил. А его дыхание постепенно учащалось.

К счастью, другие люди в главном зале были очень заняты. Его отец был очень озабочен результатом, поэтому он не замечал его аномального поведения. Мэн Сюань глубоко вздохнул и мысленно стал размеренно читать «Заговор Чистого Разума».

Через несколько минут Линь Чуцзю отступила на шаг назад.

Мэн Сюань глубоко вздохнул с облегчением. Это был первый раз, когда он обнаружил, что медицинский осмотр мог доставить трудности.

– Сяо ванфэй, что вы скажете о здоровье Сюаня? – Мэн Дажэнь посмотрел на Линь Чуцзю с надеждой, ожидая ответа. Хотя Линь Чуцзю была молода, Мэн Дажэнь надеялся.

*Бам*

Слова «Сяо ванфэй» подействовали как ведро холодной воды, которое мгновенно успокоило Мэн Сюаня. Его лицо стало еще бледнее.

Он в самом деле забыл, что женщина, стоявшая перед ним, была замужем. Он чуть не лишился чувств от волнения.

– Не очень, – хотя у нее не было рентгена, у нее имелась медицинская система. Линь Чуцзю уже подтвердила состояние Мэн Сюаня, – Но я могу Вас вылечить. Только, боюсь, Вам придется сначала дать согласие на мое лечение.

Услышав слова Линь Чуцзю, Мэн Дажэнь пришел в восторг. Мэн Сюань был спокоен, он ни на что не надеялся. Но когда он услышал слова Линь Чуцзю, его глаза невольно засверкали…

Он все еще надеялся заговорить!