Глава 633. Права. Тяжело, слишком тяжело

Соблазн черного железа тянь был слишком велик. Даже хоть он знал, что старшего принца и Центральную империю нельзя так просто провоцировать, Мо Цинфэн все равно хотел попробовать и посмотреть, не сможет ли он забрать немного черного металла у Центральной империи.

Вот только было трудно придумать возможный способ сделать это. По крайней мере, он, Мо Цинфэн, не мог сделать это, поэтому он примчался спросить Линь Чуцзю, что им делать с этим.

Сяо Тяньяо сказал, что если возникнет что-то, что он не сможет решить, он должен обратиться к Линь Чуцзю, и она решит это.

Что им делать?

Линь Чуцзю посмотрела на Мо Цинфэна и почему-то рассмеялась.

Они позволяли ей разбираться со всеми сложностями, но все равно спрашивали, что им делать?

Линь Чуцзю насмешливо сказала: «Я придумаю для вас способ забрать черное железо тянь. Но после того как вы заберете его и оскорбите Центральную империю, на кого ляжет ответственность?» Это были самые важные моменты. Возможным результатом было, что им удастся забрать металл, но они будут раскрыты и заденут Центральную империю.

Человека губит его жадность. Они были неспособны удержать черное железо тянь. Даже если они смогут забрать черное железо, они не смогут остаться в живых. Центральная империя не простит их после того как они заберут черное железо.

Доспехи, сделанные из черного железа тянь были не сравнимы ни с какими другими. Так что не то что Центральная империя, Северная страна, Западная страна и Южная страна – какая страна не хотела бы иметь доспехов, сделанных из черного железа тянь?

С черным железом тянь военная мощь страны вырастет на 10%. Перед лицом такого соблазна император любой страны не устоял бы, но Центральная империя этого не допустит.

Линь Чуцзю спросила спокойно, но вопрос был очень острым. Мо Цинфэй был испуган и смущен: «Это…» Он пришел к Линь Чуцзю, не учтя эту проблему.

Линь Чуцзю проигнорировала смущение Мо Цинфэна и продолжала: «Хотя ванъе передал военные дела мне, мы с вами знаем, что я только играю роль того, кто успокаивает сердца солдат. Конкретные военные дела и решения все равно остаются за вами и генералами. Я не могу вмешиваться в военные дела и не стану в них вмешиваться. Даже зная, что у меня нет права контролировать военные дела, вы просите меня взять за них ответственность?

«Ванфэй, все, что происходит в армии, решать вам. Ванъе сказал, что вы вправе принимать решения за военных, прежде чем он уехал», – быстро сказал Мо Цинфэн и добавил еще одно предложение, чтобы доказать, что то, что он говорил, было правдой: «Прежде чем уехать, он сказал, что все в армии решать вам, но я не должен беспокоить вас по пустякам. Однако, если я должен принять решения по важным событиям, ваше решение будет его решением».

То, что сказал Мо Цинфэн, было правдой. Хорошо было то, что позиция Линь Чуцзю была так же высока, как у Сяо Тяньяо. Сяо Тяньяо тоже не заботился об обыденных вещах в армии, он выходил только тогда, когда происходили важные события, но…

Между Линь Чуцзю и Сяо Тяньяо все равно была разница.

Линь Чуцзю больше не спорила, она только сказала: «Это очень важное дело. Если я единолично приму решение, я непременно вызову недовольство генералов. Мы обсудим это решение с генералами завтра». Даже если бы какой-то выход был, Линь Чуцзю не раскроет рта.

Читайте ранобэ Принцесса-доктор на Ranobelib.ru

В этом мире, если она и не боялась десяти тысяч человек, она боялась случайностей. Даже если она была абсолютно уверена, кто мог поручиться, что не произойдет какого-нибудь несчастного случая? А если он произойдет, на кого лягут последствия?

На нее, Линь Чуцзю?

Она хотела воспользоваться этой возможностью, но она не могла тягаться с Центральной империей, и не могла быть мишенью гнева Центральной империи.

Мо Цинфэн видел, что Линь Чуцзю еще думает. Он знал, что Линь Чузцю не хочется заниматься этим. Но он все равно не хотел сдаваться и стал убеждать: «Ванфэй, это дело очень большой важности и нельзя его передавать другим. Пожалуйста, примите решение».

Этот черный металл был очень важен. Даже зная, что армия Цзиньувэй была необыкновенной, Мо Цинфэн не мог рисковать. Если об этом узнает еще кто-то, риск будет больше. Он не мог ставить это на кон теперь, когда Сяо Тяньяо не было в военном лагере.

«Тогда поторопитесь и скажите ванъе, это такое дело, которое должен решить ванъе». Линь Чуцзю закрыла глаза и показала, что больше не хочет говорить об этом. Мо Цинфэн не увидел этого и продолжал: «Ванфэй, на то, чтобы пережать новости, уйдет как минимум три дня. Мы упустим возможность. Если старший принц вернется к руднику, у нас больше не будет шанса».

Сила Гвардейцев черных доспехов была очень велика. Когда Сюаньюань Чжи уведет гвардейцев обратно к руднику, они могут забыть о том, чтобы забрать железо.

«Старший принц озабочен ядом в своем теле. Сейчас он не осмелится рисковать. Если только не случится ничего серьезного, он не уйдет от нас далеко. Только попросите своих людей быть осторожными и не тревожить старшего принца». Линь Чуцзю не верила, что Мо Цинфэн не сможет удержать старшего принца на два дня.

Мо Цинфэн твердо посмотрел на Линь Чуцзю. Зная, что продолжать говорить бесполезно, он вздохнул и сказал: «Ванфэй, это дело нельзя откладывать больше. Я пошлю письмо ванъе. Но я все равно хочу спросить ванфэй: ограбить ли нам эти рудники или нет?» Мо Цинфэн был на 90% уверен, что ответом Сяо Тяньяо все равно будет послушаться Линь Чуцзю. Сяо Тяньяо очень верил в Линь Чуцзю и доверял ей. Поэтому сейчас, когда он не мог решить эту задачу, было естественно предоставить ей решить ее, что совпадало с доверием Сяо Тяньяо.

Мо Цинфэн не понимал, почему Линь Чуцзю недовольна. Сяо Тяньяо позволил ей решать все. Он дал ей достаточно власти и прав. Что еще ее не устраивает?

Мо Цинфэн не понимал, поэтому не мог понять чувства Линь Чуцзю. Немного недовольный Линь Чуцзю, мо Цинфэн вышел из ее палатки, оставив Линь Чуцзю одну с головной болью. Линь Чуцзю грустно сидела, положив голову на руки и не могла заснуть.

Мо Цинфэн принес ей большую проблему. Это черное железо тянь нельзя было упустить, но откуда ей взять уверенность забрать что-то у Центральной империи?

Забрать это железо из рук Центральной империи было серьезнее, чем убить троих богов боевых искусств. После убийства тех троих богов боевых искусств им нужно было только найти способ снова завоевать доверие Центральной империи после хорошего разговора, а потом сидеть тихо перед империей. Однако в случае с черным железом тянь это могло изменить соотношение боевых сил – Центральная империя ни за что такого не потерпит.

«Какая головная боль», – Линь Чуцзю потерла виски и раздраженно опустила голову на стол.

Как она могла не догадываться о том, о чем догадывался Мо Цинфэн? Она была на 70% уверена, что после того как Сяо Тяньяо получит новости, он оставит ей решать этот вопрос. В глазах посторонних это было доверие Сяо Тяньяо к ней и в то же время его поощрение ее действий. Но посторонние не знали, какое давление ей приходится терпеть.

Она не была Сяо Тяньяо, она не была как Сяо Тяньяо. Она не могла одолеть своего врага и убить его щелчком пальцев, и она также не могла поднять руку и без колебаний, как Сяо Тяньяо, принять решение, которое изменит жизни всех.

Она была Линь Чуцзю – обычная женщина, на плечах которой лежал груз ответственности за сотни тысяч жизней. Это было тяжело, слишком тяжело для нее…