Глава 1254. Потрясение Уцзи (часть 3)

Му Бин Мэй, услышав это, просветлела лицом, а на ее губах появилась печальная улыбка. И сейчас она подумала, что не важно, куда попадет Ван Линь, он обязательно окажется в центре важных и невероятных событий.

Ли Цянь Мэй чувствовала то же самое, однако она была заметно веселее. Подняв голову, она в ожидании уставилась на небо.

От волнения в голове Люй Яньфэй не было никаких мыслей. Однако постепенно радостный восторг взял вверх над страхом: она поняла, что Ван Линь не забыл данное сто лет назад обещание. Он преодолел многие звездные области, чтобы прийти сюда!

Глаза Ван Шаньшань же выражали удивление. Она невольно припомнила сцену, в которой облаченный в белое седовласый мужчина приближался к ней на большой скорости. Ей было трудно осознать тот факт, что этот человек владел Печатью Зверя Войны.

На лице Лу Юньцуна появилась невеселая улыбка. Он и подумать не мог, что брат Люй уже и без него привлек к себе такое большое внимание присутствующих культиваторов. По большей части, всех заинтересовали слова, сказанные о Ван Лине старейшинами секты Уцзи.

Теперь все культиваторы секты Уцзи смотрели на арену. Облаченный в белый балахон глава секты с шумом выдохнул воздух. Если раньше он относился к этому таинственному человеку как к представителю младшего поколения, то теперь он стал считать его своим ровесником.

— Люй Яньфэй, не уходи. Жди здесь. Я уверен, что когда закончатся состязания между сектами шестого уровня, твой покровитель прибудет сюда, — сухо кашлянув, проговорил глава секты Уцзи. И в его голосе явственно слышалось восхищение этим загадочным культиватором.

Ли Цянь Мэй тоже не стала уходить. Ван Шаньшань махнула ей рукой, и та уселась возле нее. И когда она села, Му Бин Мэй, вспыхнув глазами, окинула ее быстрым взглядом.

Между ними двумя сидела Ван Шаньшань, и она кратко представила двух женщин друг другу. Однако затем Ван Шаньшань слегка откинулась назад, и Ли Цянь Мэй и Му Бин Мэй встретились глазами.

— Сестра Ли, ты очень красивая. И твои способности очень незаурядны, — тихо, но все же с немного холодно проговорила Му Бин Мэй. Довольно долго она смотрела на Ли Цянь Мэй и лишь потом отвела взгляд в сторону.

Ли Цянь Мэй всегда отличалась сдержанным характером. Сейчас она не понимала, почему эта невероятно красивая женщина так пристально смотрит на нее.

— Если мы говорим о красоте, то тут я и рядом с вами не стою, единоверец Му, — ответила она.

Культиваторы секты Уцзи испытывали все больший интерес к проходящим состязаниям. Но сильнее их интересовал тот таинственный человек, о котором так высоко отозвались сразу два старейшины.

В состязании сект шестого уровня, казалось, не было выдающихся культиваторов. Но все же там был один человек, резко выделяющийся на фоне остальных примерно так же, как и Лу Юньцун выделялся на фоне культиваторов из сект пятого уровня.

Это был главный последователь секты Цзю Лин (Великий Дух) по имени Юань Фэй. Почти все свое время он проводит в затворе. Много лет назад Юань Фэй покинул свою секту и вернулся лишь двести лет назад. Поэтому он пропустил сразу два состязания сект. Выглядел Юань Фэй как мужчина средних лет. Достиг он начального уровня Разрушения Границ Тьмы. Действует он всегда жестко: любые культиваторы, сражавшиеся против него, получали тяжелейшие раны и увечья.

Некогда Юань Фэй был самым талантливым из молодых учеников сект шестого уровня. Если бы не его многолетние скитания, то секта Сянь Инь не смогла бы занять лидирующее положение, а Люй Инцзе не смог бы завоевать свою репутацию.

Сейчас Юань Фэй представлял молодых культиваторов, отправленных на состязание его сектой. И сам Люй Инцзе сейчас побоялся выступить против него. И Юань Фэй невероятно быстро вышел в лидеры и быстрыми темпами укреплял свое преимущество.

Сейчас он стоял на арене и смотрел на трибуну, на которой восседал глава секты Уцзи. Затем он перевел свой пылающий взор на Му Бин Мэй и сидящую рядом с ней женщину, и глаза Юань Фэя вспыхнули еще сильнее бешеным азартом.

— А если сравнить меня, вашего покорного слугу, с тем загадочным человеком, о котором там много сегодня рассказала единоверец Ли, то как я буду смотреться на его фоне? — прозвучал его звонкий голос.

Ли Цянь Мэй посмотрела на арену и стоящего на ней Юань Фэя и бросила короткую фразу:

— Ты ему уступаешь!

Юань Фэй усмехнулся в ответ на это, но спорить не стал. Вместо этого он сверкнул глазами и обратился к сидящему на трибуне Лу Юньцуну:

— Лу Юньцун! Прошлые состязания я пропустил. Но сегодня я готов с тобой сразиться, если ты осмелишься бросить мне вызов!

Лу Юньцун некоторое время размышлял, а затем ответил:

— Если брат Люй из секты Гуй Юань не придет, то почему бы и нет?

Время постепенно шло. Состязания сект шестого уровня завершились, а загадочный культиватор так и не показался.

Тем временем должны были начаться состязания сект седьмого уровня. Все, что было до этого: состязания сект четвертого, пятого и шестого уровней были лишь прелюдией к этой самой главной части мероприятия.

Однако на этот раз произошла довольно странная ситуация. Ведь состязания сект пятого уровня еще не завершились. И если начать состязания сект седьмого уровня, то это будет неправильно. Среди зрителей было немало приглашенных из других сект гостей, и потому нужно блюсти регламент.

Старейшина Фэн Хай в сомнениях посмотрел на главу секты. Тот же окинул взглядом Люй Яньфэй и Лу Юньцуна. Он как глава секты должен подумать обо всем. Секта пятого уровня затягивает такое важное и торжественное мероприятие. И это неправильно.

— Ну, мы ждали уже достаточно долго. И если Люй Цзыхао в конце концов покажется, то он не сможет нас ни в чем обвинить, — произнес глава секты. – Лу Юньцун, Люй Яньфэй, прошу, пройдите на арену. Нужно завершить состязания пятого уровня.

И это тут же привлекло внимание всех культиваторов. Лу Юньцун под взглядом главы секты молча поднялся со своего места и, поклонившись Люй Яньфэй, опустился на арену. Люй Яньфэй же от отчаяния прикусила губу. Она хоть и знала, что Ван Линь уже в пути, однако сейчас нужно непременно сразиться.

Вздохнув, Люй Яньфэй на миг вспыхнула радужным светом и тоже опустилась на арену для состязаний.

«Пусть он и не пришел, но я доведу этот бой до конца сама!» — подумала она, и глаза ее решительно сверкнули.

Данное мероприятие было исключительно делом секты Уцзи, и Ли Цянь Мэй не могла в него вмешаться. Она могла лишь молча наблюдать со стороны. Однако она уже приняла решение: если секту Гуй Юань распустят, то она заберет всех ее культиваторов с собой в секту Потянь.

Вокруг наступила тишина, и все приготовились следить за боем. На этом состязании секта Гуй Юань из-за одного человека привлекла к себе большое внимание. И из-за этого эта крошечная секта запала в сердца многим.

Все это из-за одного так и не пришедшего сюда культиватора!

Не все наблюдающие за ходом событий культиваторы испытывали к секте Гуй Юань добрые чувства. Люй Инцзе из секты Сянь Инь с нескрываемой злобой смотрел на Люй Яньфэй и Лу Юньцуна.

— Разве вы не договорились с тем выскочкой? Я очень хочу, чтобы он пришел. Посмотрим тогда, так ли он хорош, как вы говорите! — произнес Люй Инцзе, сжимая кулаки.

Тем временем далеко отсюда в землях секты Сюнь Луань, потерявший физическое тело Чжао Лун летел рядом со старейшиной и главой секты. Лицо культиватора выражало предельную степень усталости, однако глаза горели яростной злобой, гораздо более сильной, чем у Люй Инцзе.

— Брат Чжао, успокойся. Я сам не оставлю это просто так. Если он не придет, то ему же лучше. Если же покажется, то я отправлю его на тот свет! Даже заступничество Ли Цянь Мэй не поможет ему, она не сможет говорить за всю секту Потянь! Мы не хотим конфликта с ней, но вот этого культиватора по фамилии Люй, без сомнения, лишим жизни! — проговорил глава секты.

Тем временем на месте проведения состязаний можно было различить едва заметный силуэт человека, появившийся вдали. Однако его никто не заметил. Все культиваторы сейчас смотрел на арену.

Юань Фэй, усмехаясь, наблюдал за происходящим. Он очень надеялся, что этот таинственный культиватор покажется, и он сможет сам лично испытать его способности!

Люй Яньфэй молча стояла на арене, все более ощущая себя одинокой. Ей было все равно на культиваторов, которые сейчас смотрели на нее. Ей было лишь горько, что человек, с которым она виделась сто лет назад, так и не пришел.

Она подняла голову вверх, и на миг глаза ее ярко вспыхнули. Она повернулась к Лу Юньцуну:

— Брат Лу, начинай.

Лу Юньцун посмотрел на Люй Яньфэй и проговорил:

— Знай, что в этом сражении я не буду поддаваться.

Люй Яньфэй печально улыбнулась и кивнула головой, сделав несколько шагов назад. Она взмахнула обеими руками, и вокруг закрутились потоки Изначальной силы и превратились в крутящуюся воронку!

Поток Изначальной силы хлынул из неба, возмутив облака, и ударил прямо в центр воронки. Небосвод поменял свой цвет, а воронка резко увеличилась в размерах, и Люй Яньфэй потеряла над ней контроль.

После этого воронка резко взмыла вверх и унеслась в небеса. Люй Яньфэй на миг остолбенела и, задрожав, резко подняла голову. Так же поступил и Лу Юньцун. Его Изначальный дух дрожал, ощущая на себе чудовищное давление. Его накрыло волей, которой он никак не мог сопротивляться.

И Лу Юньцун уже испытывал это ощущение. Вскинув голову вверх, он вгляделся в небо!

И все десятки тысяч культиваторов, присутствовавших здесь, один за другим подняли головы и посмотрели вверх, ощущая подавляющие потоки силы, исходящие с небес. Загремели громовые раскаты и эхом разлетелись по округе, заглушая все остальные звуки.

На фоне небосвода вспыхнули и поползли в разные стороны молнии, похожие на серебряных змеек. Их было невероятно количество, и все они источали удивительную силу, поглощающую разлитую в округе энергию Грома.

Покрытое паутиной молний небо стремительно меняло свой цвет. И вот на этом фоне появилась фигура культиватора, облаченного в белую одежду. Волосы его были седыми и, казалось, искрились небесными молниями. И весь окружающий мир утонул в грозовых разрядах и будто превратился в пруд молний.

Гремевший гром, казалось, был грозным рыком из глубокой древности. И он привел окружающих культиваторов в настоящий ужас! Наполненные молниями тучи закрутились, словно приветствуя прибывшего человека.

— Он пришел!