Глава 1942. Великий Бессмертный Цзинь!

К северу от Восточного Континента был континент под названием Континент Великого Мудреца!

Континент Великого Мудреца был весьма отдаленным и даже более никчемным, чем Континент Небесного Быка, но таким он был только для культиваторов. На этом континенте было много смертных, и земля была хорошей, поэтому растения росли весьма обильно. Смертные на Континенте Великого Мудреца жили хорошей жизнью.

Слухи о бессмертных существах передавались через поколения смертных в течение бесчисленных лет, поэтому почти все поклонялись бессмертным существам. Все они хотели стать бессмертными.

Однако секты на этом континенте редко проявляли себя. Возможно, это было связано с тем, насколько загадочной была секта номер один на континенте, Секта Дун Линь. И все остальные секты следовали её примеру. Все они были скрыты под слоями тумана, но именно из-за этого смертные жаждали попасть туда еще больше.

Тайны Секты Дун Линь сделали её очень неприметной среди девяти сект и тринадцати фракций. Ученики этой секты редко покидали секту, и большинство из них культивировали в стенах секты.

В небе Континента Великого Мудреца было много белых облаков. Облака покрывали небо почти круглый год. Белые облака, казалось, стали частью неба, и если бывало время, когда облаков не было, смертные искренне удивлялись.

В этот момент на Континенте Великого Мудреца за пределами города смертных на улице собралось около 100 человек. Их вели трое или четверо стариков, которые выглядели больными, но полные духом. Их слуги поддерживали их, и они ждали уже два часа.

Остальные люди были очень терпеливы, как будто наслаждались даже одним только пребыванием здесь. Они все смотрели вдаль, как будто чего-то ждали.

Однако казалось, что они ждали слишком долго. Еще через час настал полдень. Жаркое солнце осветило землю, и даже ветер был горячим.

Некоторые из людей больше не могли вынести страдания. Даже если у них и были сильные сердца, жар от солнца заставлял их чувствовать слабость. Один из мужчин средних лет в мантии служащего, находившийся впереди остальных, получил от слуги кусок льда. Он положил его себе на лоб и не смог удержаться от жалобы.

«Неужели Великий Бессмертный забыл… Мы прождали здесь почти три часа. Сейчас полдень, самое жаркое время. Как долго нам ждать…»

Болезненный старик впереди услышал мужчину средних лет и тут же обернулся: «Помолчи! Даже если Великий Бессмертный не прибудет, это факт. Если ты не хочешь ждать, тебя никто не заставляет!»

После того, как старик отругал его, мужчина средних лет продемонстрировал лестную улыбку и собирался объясниться.

«Хм, Великий Бессмертный согласился сюда после того, как этот старик и несколько друзей долго умоляли его. Даже я в моем возрасте жду здесь, не решаясь проявить неуважение, а такой человек, как ты, не хочет ждать. Если Великий Бессмертный оскорбиться, тогда вся твоя семья может проваливать из этого города!» старик посмотрел на мужчину средних лет свирепым взглядом. Он взял платок слуги, покрытый льдом, и вытер лоб.

«Великий Бессмертный добр и готов потерять время, что мог культивировать, путешествуя по Континенту Великого Мудреца. Кто не знает его имени? Я слышал, что Город Линь пригласил Великого Бессмертного, и были выбраны семеро детей. Хотя трое были отправлены обратно, четверо из них вошли в секту бессмертных. Как только человек становится бессмертным, даже куры и собаки могут подняться на небеса!»

«Вот что сказал бессмертный: если человек становится бессмертным, даже куры и собаки могут подняться на небеса! Если мой внук сможет войти в секту бессмертных, то я готов отдать все свое богатство!» пробормотал другой старик с возбужденным выражением лица.

«Правильно, Ли Юаньвай из Города Линь — мой друг, и Великий Бессмертный оставался в его доме. Его внучке было уже за двадцать, и, по слухам, она не могла войти в секту. Однако благодаря просьбе Ли Юаньвая Великий Бессмертный все же принял её!»

«Я также слышал о том, что сказал Великий Бессмертный. Как только человек становится бессмертным, даже куры и собаки могут подняться на небеса! Это выражение стало очень популярным на Континенте Великого Мудреца … «

Все окружающие начали говорить, и они, казалось, завидовали тем, кому повезло.

В тот момент, когда все взволнованно разговаривали и забыли о жаре, подул порыв ветра. Ветер заставил этих людей почувствовать прохладу, и они все отвлеклись.

Вдали раскрылся красный зонт шириной в сотни футов, а под ним показался фиолетовое бамбуковое кресло. В кресле было четверо здоровенных мужчин в золотых одеждах.

Вокруг четырех здоровенных мужчин были десятки детей. Они держали в руках бутылки в ранге сокровища, венчики или блестящие нефриты.

На кресле в центре сидел седовласый старик. Он испускал ауру бессмертного, и с первого взгляда становилось понятно, что он настоящий бессмертный!

Он явно отличался от обычных людей. На нем была белая одежда, и хотя его волосы были белыми, у него была нежная, как у ребенка кожа. В этот момент он прищурился, и из его глаз вырвался всплеск света.

«Бессмертный!»

«Великий Бессмертный!»

«Это Великий Бессмертный Цзинь!» видя это, сотни людей за городом заволновались и продемонстрировали лихорадочное почтение. Те старики, которых поддерживали слуги, оттолкнули слуг и опустились на колени, начав возбужденно поклоняться.

«Великий Бессмертный Цзинь Бяо, помогите этим смертным стать бессмертным! Великий Бессмертный Цзинь Бяо, снизойдите и создайте пилюли! Великий Бессмертный Цзинь Бяо, возьмите наших детей, чтобы они стали бессмертными!» в унисон закричали четверо мужчин, что держали кресло.

Их голоса, казалось, слились воедино, и казалось, что они много практиковались. В этот момент их голоса стали музыкой с небес для тех, кто был внизу.

«Великий Бессмертный Цзинь Бяо! Великий Бессмертный Цзинь Бяо, гора мира! Великий Бессмертный Цзинь Бяо, воплощение мудреца!» когда четыре здоровяка взревели, дети вокруг них тоже закричали один за другим. Их голоса продолжали звучать эхом.

Лицо старика на стуле сияло добротой, но в этой доброте было ощущение силы, когда он смотрел на стоящих на коленях людей внизу. Он поднял правую руку и взмахнул рукавом.

После этого мир изменил цвета, и облака на небе рассеялись. Район в пределах 10 000 километров был теперь чистым небом!

Такое изменение в небе до глубины души поразило смертных внизу и заставило их почувствовать еще больший восторг и волнение.

Приблизившись, седовласый старик обнаружил неуловимую вспышку самодовольства. Он одурачил настоящих бессметных существ, и одурачил слишком много смертных в своей жизни.

Но хотя он был горд, ему все равно приходилось делать то, что он должен был делать идеально — это было его собственное строгое требование к себе. Он поднял левую руку и помахал еще раз.

Роскошнейший дворец появился на голубом небе. Хотя это была всего лишь иллюзия, под солнцем в это время дня, иллюзия твердила людям, что это был дворец бессмертного.

Из дворца вылетело даже несколько бессмертных журавлей. Когда они летали по небу, порывы ветра обрушивались на землю.

Все люди внизу были заворожены странной сценой наверху. Они к тому же были очень далеко, поэтому не могли видеть пота на лице старика. Казалось, что это заклинание было тяжелым грузом для него.

Когда ажиотаж достиг своего пика, старик встал. Он махнул рукой, и раздался громоподобный голос. «Как только человек становится бессмертным, даже куры и собаки могут подняться на небеса!»

В тот момент, когда голос отозвался эхом, все смертные, стоящие на коленях внизу, заволновались и пробормотали вместе со стариком.

«Как только человек становится бессмертным, даже куры и собаки могут подняться на небеса!»

Пока кресло постепенно спускалось с неба, седовласый старик улыбался. Люди, стоящие на коленях впереди, медленно встали и были очень взволнованы, увидев старика.

«Добро пожаловать, Великий Бессмертный Цзинь Бяо!»

«Добро пожаловать, Великий Бессмертный Цзинь Бяо!»

«Все хорошо, этот бессмертный всегда был простым человеком. Времени у меня не так много, поэтому я останусь здесь только на три дня. Через три дня приведите своих детей ко мне, чтобы узнать, суждено ли им стать бессмертными и отправиться со мной». Седовласый старик улыбнулся, и его слова были мягкими. Однако чем больше он так себя вел, тем больше испускал ауру бессмертного.

Седовласый старик, казалось, привык к взволнованным выражениям этих людей. Он улыбнулся и почувствовал немного гордости в своем сердце.

«Я, Цзинь Бяо, покинул свою деревню, когда мне было всего шесть или семь лет, и по пути обманывал людей. Прошло столько лет, и я обманул так много людей. Я, Цзинь Бяо, родился не таким, как другие. Я не только талантлив, но даже без учителя или секты, я сам научился культивировать!

Такие люди, как я, очень редко встречаются! Но, чтобы обмануть кое-кого и пребыть на Континент Великого Мудреца я потратил столько усилий. Люди здесь простые и жаждут стать бессмертными, что делает это место сокровищницей для таких людей, как я!

И самое главное, что никто из тех, кто работает по-другому, не обосновался здесь. Все, что мне нужно было сделать, это составить одну строчку: „Как только человек становится бессмертным, даже куры и собаки могут подняться на небеса!“ И мой путь будет гладким!» старик улыбнулся, когда его с уважением встретили люди и повели в город!

В этот момент на Континенте Великого Мудреца, в десятках тысяч километров от этого города, в небе отразилась рябь, и появился Ван Линь. Он оглянулся, и его глаза загорелись.

«Это Континент Великого Мудреца! Где тут находится Секта Дун Линь?»