Глава 834. Треножник

Взгляд Ван Линя сверкнул, и он оказался внутри Треножника. Пространство здесь было ограниченным, и когда Ван Линь оказался внутри, Изначальная сила в его теле сразу пришла в движение. Щупальца вне Треножника тут же обвились вокруг него, но не проникли вовнутрь, и так и остались колыхаться снаружи.

Ван Линь облегченно выдохнул, теперь он временно находился в безопасности и мог не волноваться о том, что происходит во внешнем мире. Он сел в позу лотоса и начал дыхательные практики.

Едва Ван Линь закрыл глаза, за его спиной мелькнула тень – это вышел Та Шань. Он точно также сел в позу лотоса внутри Треножника, и его взгляд сверкнул. При малейшей опасности он готов был защитить хозяина.

Ван Линь спокойно сидел на месте, но его душа была полностью измотана, с тех пор, как он вошел в Царство Бессмертных Грома, он не знал ни минуты покоя, а когда выбрался оттуда, попал внутрь того демонического существа, и только после ожесточенной битвы смог вновь вернуться в регион планет Ло Тянь.

Он собирался отвести клан потомков Бессмертных на планету Цин Лин, затем отправиться на поиски Ли Юаня, чтобы изучить Сердце разрушительных ограничений и хоть немного передохнуть. Но из-за того, что случилось дальше, Ван Линь невольно был вынужден сражаться, проявить жестокость и нанести ответный удар!

Люди клана Яо, преследующие его, и все те культиваторы, которые к ним присоединились, вынудили его спасаться бегством. После нескольких сражений он, хоть и заполучил преимущество, но это чувство усталости от того, что одна малейшая неосторожность может привести к тяжелым ранам и даже к смерти, постоянно росло в его душе. Оно накапливалось в теле Ван Линя, и сейчас, сидя внутри Треножника, он пытался заставить свои тело и душу расслабиться.

«Из-за атаки Ванъюэ наверняка погибнет большая часть этих культиваторов снаружи, думаю, в ближайшее время никто не станет меня преследовать, а даже если и станет, то он не сможет попасть внутрь Ванъюэ, чтобы найти меня. Значит, пускай здесь и довольно опасно, это все же хорошее место для передышки!» — Ван Линь сидел с закрытыми глазами, Изначальная сила в его теле текла вокруг Изначального Духа, и он постепенно восстанавливался.

С движением Изначальной силы от Изначального Духа время от времени исходили волны боли, но выражение Ван Линя было спокойным. За эти несколько дней он множество раз был на волоске от смерти, и если бы Доспех Древнего Бога не защищал его Изначальный Дух, он бы уже давно был мертв.

Жестокий мир культивации, в котором в любой момент можно было попрощаться с жизнью, ни капли не волновал Сердце Пути Ван Линя. Он уже привык к такой жизни еще в регионе планет Альянса. Можно сказать, подобный опыт следовал за ним всю жизнь.

«Божественная способность Яо Бинъюнь наносит слишком сильный урон Изначальному Духу, если бы тогда на мне не было Доспеха Древнего Бога…» — Ван Линь открыл глаза, и в них сверкнули холодные вспышки.

Повреждения на его теле были не такими уж серьезными, и только Изначальный Дух, даже с Доспехом Древнего Бога, получил серьезные раны. И хотя они были не очень тяжелыми, все же теперь необходимо было сконцентрироваться и погрузиться в медитацию, чтобы восстановиться.

Снаружи Треножника, во внешнем мире, бесчисленные щупальца колыхались в пространстве, и поблизости от воронки стояла Яо Бинъюнь. Однако в ее глазах не было паники, только спокойствие.

Когда она пыталась покинуть планету, которой стал Ванъюэ, ее атаковал Ванъюэ размером в десять тысяч джанов. Он проглотил ее, и тут же в ее тело попала волна странной силы, которая отделила ее от Изначальной силы, сделав простой смертной.

После этого она потеряла сознание.

Очнувшись, она обнаружила себя здесь, вокруг ее тела были крепко намотаны щупальца, от которых исходило ощущение холода. Их странная сила струилась по ее телу, по капле забирая Изначальную силу, от которой она отделилась.

Это был медленный процесс, но он почти не прерывался, продолжаясь без остановки.

В глазах Яо Бинъюнь отразилось холодное спокойствие, она всем сердцем была предана своему Пути, ее характер был ледяным и спокойным. И хотя она чувствовала, как теряет Изначальную силу, она прекрасно знала, что паника ничего не изменит, только успокоившись, можно было придумать способ вырваться из этой западни.

Но только когда она рассмотрела картину вокруг себя, ее лицо побледнело еще больше. Вокруг висели бесчисленные щупальца, обмотанные вокруг высохших покрасневших тел, от этого все спокойствие Яо Бинъюнь как ветром сдуло!

Через некоторое время она сделала глубокий вдох и заставила себя успокоиться. После этого она заметила, что щупальца, обмотанные вокруг ее тела, вытягивают из нее не только Изначальную силу, но и жизненную энергию!

«Закрыть глаза!» — помолчав немного, она успокоила биение сердца и закрыла глаза.

«Закрыть уши!» — ее тело слегка дрогнуло, и слух в одно мгновение оказался запечатан, отрезав все звуки.

«Остановить дыхание!» — в этот момент все ее тело расслабилось, и дыхание исчезло.

«Запечатать дух!» — Изначальный Дух в ее теле прекратил движение, и хотя он был отделен от Изначальной силы, Изначальный Дух сел в позу лотоса и ушел в затвор, погрузившись в мир иллюзий.

«Запечатать понимание!» — это было понимание жизни, и оно было у любого живого человека, но сейчас Яо Бинъюнь все же удалось запечатать собственное понимание жизни, и в этот момент вся жизненная энергия в ее теле исчезла. В ней не осталось ни следа жизненной Ци, словно у трупа.

Искусство Запечатывания Духа она натренировала до стадии Запечатывания понимания, это был очень высокий уровень. В развитии этого Искусства природные таланты не играли большой роли, но вот требования к Сердцу Пути были очень высоки. И если Сердце Пути было недостаточно сильным, невозможно было развить способность Запечатывания Духа.

После того, как она полностью запечатала все признаки жизни в своем теле, у нее внутри раздался треск, и снаружи тонким слоем начала образовываться ледяная корка, которая тут же покрыла ее полностью.

Эта корка даже начала распространяться на щупальца, которые держали Яо Бинъюнь, и через миг холодная Ци от ее тела стала еще сильнее. Ледяная корка росла, и очень скоро тело Яо Бинъюнь оказалось внутри ледяной брони толщиной в три чи!

Ее тело было намертво запечатано внутри льда, выражение лица было спокойным, что выглядело немного шокирующим.

Время шло, и неизвестно сколько дней сменили друг друга внутри тела Ванъюэ, казалось, время здесь остановилось. Ванъюэ медленно передвигался в звездном небе, дрейфуя по северному региону Ло Тянь.

В один из дней он остановился, оказавшись в самой глубине северного региона, вокруг звездное пространство было практически пустым, здесь не было даже ни одной планеты.

Когда Ванъюэ остановился, он медленно свернулся, образовав круг, и снова стал планетой. Бесчисленные щупальца снаружи его тела постепенно начали втягиваться внутрь, и вокруг него распространился черный туман, окружающий планету-Ванъюэ.

Постепенно щупальца стали намного короче, в конце концов они уменьшились до сотни джанов и остались снаружи планеты. Все вокруг погрузилось в покой…

Внутри тела Ванъюэ, в этом странном узком и длинном пространстве, Ван Линь распахнул глаза, и его взгляд ярко сверкнул. Раны Изначального Духа было не так просто залечить, и даже сейчас, после продолжительной медитации, ему удалось восстановить только восемь из десяти частей повреждений.

Его взгляд, словно молния, пробежал по стенам Треножника. Аура Древнего Бога на ней была очень густой, и даже, несмотря на то, что Ванъюэ каждую секунду поглощал ее, все равно эта аура оставалась невероятно сильной.

«Ванъюэ не убил меня, а забросил сюда, очевидно, что кроме места поглощения жизненной силы, внутри него есть также место для поглощения ауры Древнего Бога!» — взгляд Ван Линя стал задумчивым.

Очевидно, этот огромный Ванъюэ, как только хватает человека или вещь с аурой Древнего Бога, сразу помещает его сюда… Взгляд Ван Линя сверкнул яркими огнями, он пробормотал сам себе:

— Другими словами, здесь наверняка есть еще что-то, связанное с Древним Богом!

Взгляд Ван Линя по-прежнему ярко сверкал, он поднял обе руки и коснулся стен Треножника. Отдав мысленный приказ, он проник божественным сознанием через руки внутрь Треножника.

«Если уж Тань Лан мог использовать этот Треножник в своих целях, то и я тоже могу!» — божественное сознание Ван Линя развернулось и вошло внутрь Треножника, в тот же миг он ощутил огромную силу, которая начала бешено притягивать его божественное сознание.

К этому Ван Линь был готов заранее, очевидно, это была сила тех самых щупалец. Он успокоил свое сердце, и его божественное сознание, словно маленькая тростниковая лодочка в жестоком океане, начало бороться с этой силой и погружаться внутрь Треножника.

Постепенно, даже под действием затягивающей силы, божественное сознание Ван Линя заполнило собой весь Треножник, и он смог оставить внутри нее свою печать. Однако он не ощутил ничего похожего на чувство управления Треножником.

Ван Линь нахмурился, но не сдался, и снова начал разворачивать божественное сознание, оставляя печати на каждом клочке пространства на поверхности Треножника.

Этот процесс был очень долгим, и к тому же он еще должен был противостоять силе притяжения, что с культивацией Ван Линя давалось ему нелегко. Время текло медленно, Ван Линь ни на миг не останавливался, непрерывно оставляя печати, он как будто уже начал оставлять на Треножнике царапины.

В одном уголке Треножника снаружи он нашел руну, оставленную кем-то другим, эта руна была очень сложной, и хотя она была вырезана на поверхности Треножника, но все же не слишком глубоко, так что невооруженным взглядом невозможно было ее заметить или почувствовать. И даже если применить божественное сознание, но не так, как Ван Линь сейчас, тщательно осмотреть каждый уголок Треножника, то эту руну нельзя было обнаружить.

Эта руна все еще содержала в себе печать божественного сознания, и когда Ван Линь коснулся ее, холод в его глазах стал сильнее.

На этой печати он отчетливо ощутил след ауры Тань Лана!

«Тань Лан не умер!!» — глаза Ван Линя сверкнули холодным огнями, которые через некоторое время потухли и он вновь стал спокойным.

«Тань Лан не умер, его печать все еще здесь, поэтому я не могу управлять этим Треножником… Но если печать его божественного сознания еще не стерлась, как я могу оставлять на Треножнике свои печати?» — Ван Линь задумался, и его мысли обратились к этой руне, на которую была наложена печать.

«Этот Треножник принадлежал Древнему Богу Ту Сы, в его воспоминаниях осталось только то, как он выглядел, но ничего о том, как им управлять. Хоть я и заполучил его воспоминания, но все же не целиком».

Божественное сознание Ван Линя заполнило Треножник и начало внимательно исследовать эту руну. Через какое-то время его глаза начали сиять, и даже, несмотря на то, что Тань Лан был его смертельным врагом, сейчас в его душе промелькнула тень уважения к Тань Лану!

«Этот Тань Лан поистине талантлив, очевидно, что когда он заполучил этот Треножник, он тоже не представлял, как его использовать, и не мог им управлять. Но он не стал искать легких путей, и неизвестно где раздобыл эту руну, которую соединил с Треножником и его божественными способностями!

В действительности он управлял именно этой руной, но зато сама руна может запустить некоторые божественные способности Треножника!» — Ван Линь сделал глубокий вдох, и без лишних размышлений его божественное сознание быстро начало концентрироваться на этой руне.

«Если я сотру печать божественного сознания Тань Лана, этот Треножник вернется к своему изначальному хозяину!» — в глазах Ван Линя сверкнула радость.

Но в тот момент, когда он уже собирался избавиться от печати Тань Лана, его лицо вдруг резко изменилось, божественное сознание застыло, быстро свернувшись, и так быстро, как только можно, через Треножник вернулось обратно в его тело.