Глава 947. Дорога в Преисподнюю

— Однажды предку Чжань Синъе после многих лет изучения удалось раскрыть третий свиток. Когда он разглядел его, на лице предка появилось очень странное выражение. Взяв этот свиток, он ушел в затвор и не показывался никому на глаза тысячу лет. Когда через это время люди из клана пришли его проведать, то обнаружили там лишь третий свиток с иероглифом Чжань и нефритовую табличку. Однако самого предка и след простыл.

Если бы не это исчезновение, то учитывая уровень культивации предка, никто, даже Громовой дворец Бессмертных и древнейшие кланы, не осмелились бы конфликтовать с кланом Чжань! Если есть предок, то есть и процветание, и слава для нашего клана!

Однако все это исчезло вместе с нашим предком. Все изменилось после этого. Среди всех его потомков не нашлось бы того, кто не раздумывал бы, как найти и вернуть обратно Чжань Синъе. Но предок не погиб! Иначе бы табличка с его именем раскололась! — говорил Ле Юньцзы.

Сотни мыслей роились в его голове. В клане Чжань было всего три человека, которые могли взглянуть на второй свиток. Однако никто из них не мог развернуть третий.

Об этом Ле Юньцзы никогда не говорил посторонним людям. Об этом не знали даже молодые послушники клана. Они почти все были уверены, что Ле Юньцзы, как и старейшины клана, все же могут рассмотреть третий свиток.

Так думал даже Чжань Кунле.

Ле Юньцзы грустно улыбнулся. Он знал, что три человека, включая его самого, могут изучить и почувствовать второй свиток, но только и всего.

А сейчас он собственными глазами увидел, как Сюй Му мысленно вошел в свиток и погрузился в него, чего никогда не удавалось сделать тем троим.

Данное действие не имеет отношения к уровню культивации и даже к умственным способностям и таланту. От чего это все зависит, Ле Юньцзы так и не смог понять, хотя размышлял об этом очень долго.

— Сюй Му! Если ты сможешь рассмотреть третий свиток, то мы заплатим тебе любую цену! Ты только скажи! — после долгого молчания наконец заговорил Ле Юньцзы. Говорил он медленно, неотрывно глядя в глаза Ван Линю.

Ле Юньцзы в числе прочего вынашивал весьма эгоистичные побуждения. Конечно, он хотел отыскать своего предка, но кое-что было более важным. В оставленной предком перед его исчезновением нефритовой табличке была записана одна фраза.

— Если кто-то из нашего клана Чжань сумеет принять это наследство, то это сразу вознесет его на пик могущества!

Ван Линь очень долго раздумывал и наконец заговорил, качнув головой:

— С моим сегодняшним уровнем культивации я точно не смогу раскрыть третий свиток.

После того как он рассмотрел второй свиток, Ван Линь чувствовал, как сила Основ разливается по его телу. Собравшись в единый поток, эта сила вошла в третий глаз на его лбу.

— Это не имеет отношения к культивации. Ты просто попытайся! Любые твои требования я всеми силами постараюсь выполнить! — с этими словами Ле Юньцзы дотронулся до своего лба, и его Небесный дух засветился лучом черного света. А затем из потока света вылетел свиток.

И это был свиток с третьим иероглифом Чжань! Глубоко вдохнув, Ле Юньцзы бросил свиток Ван Линю.

Ван Линь схватил свиток правой рукой, и в этот момент ощутил исходящую от него ауру, от которой все внутреннее естество его сжалось и задрожало. Аура эта превосходила по силе второй свиток на очень много порядков.

— Я совершенно точно не смогу его раскрыть! — лоб Ван Линя запульсировал, чувствуя исходящую от свитка опасность. Ван Линь понял, если сейчас попытаться самонадеянно раскрыть его, то он не сможет принять и капельки его силы!

— Ле Юньцзы, господин! Если я попытаюсь раскрыть его, то это будет чистое самоубийство. Если я и смогу его раскрыть, то просто не выживу после такого! — ответил Ван Линь и передал свиток обратно.

Ле Юньцзы помрачнел.

— Господин, я и сам хочу взглянуть на третий свиток. Когда моего уровня культивации будет достаточно, я сам отыщу тебя, чтобы попытаться это сделать. Однако если я сделаю это сейчас, то меня просто разорвет аурой свитка, и боюсь, тебе придется искать кого-то другого, — проговорил Ван Линь, отступая назад на несколько шагов.

Он был уверен, что Ле Юньцзы не станет на него нападать. Однако все равно Ван Линь был готов к такому исходу. Конечно, он не сможет его одолеть, но вот продержаться, пока не подоспеет Цин Шуй – вполне.

Ле Юньцзы внимательно посмотрел на Ван Линя. Сотни мыслей носились по его голове. Конечно, он знал об опасной отдаче третьего свитка. На протяжении множества лет все без исключения люди, которые пытались познать третий свиток, умерли. Даже он сам вплоть до сегодняшнего дня никак не решался попытаться это сделать самому.

Сюй Му же сделал весьма многое для региона Ло Тянь, и если попытаться заставить сделать его это силой, или же он сам это сделает и умрет, то Янь Лэйцзы обязательно не оставит это дело без своего участия.

Однако этого Ле Юньцзы не боялся. Он думал, что Янь Лэйцзы, подумав как следует, придет к выводу, что не стоит враждовать с кланом Чжань во время войны из-за какого-то жалкого молодняка.

Однако его пугал Цин Шуй!

Он считал Цин Шуя настоящим безумцем. Он, разбушевавшись, обязательно постарается выяснить, из-за чего погиб Сюй Му.

«Цин Шуй прежде сразился с Сюй Шэньцзы ради этого Сюй Му. А во время проведения Награждения Бессмертных Цин Шуй убил представителя Громового дворца. Если я возьму Сюй Му в заложники, то навлеку на себя беду», — мрачно размышлял Ле Юньцзы. Все шло не так гладко, как он планировал.

«За множество лет я в первый раз увидел, чтобы кто-то сумел разглядеть Домен внутри свитка. Если же он погибнет, то придется искать кого-то другого, и кто знает, сколько времени на это потребуется. Лучше сейчас показать свое дружеское расположение, и тогда будет шанс», — думал Ле Юньцзы.

— Хорошо! Сюй Му, ты поступил мудро и не стал спешить. Ты явно достоин своего звания Громового Бессмертного! Когда ты решишься взглянуть на третий свиток, то найди меня, и ты точно не прогадаешь! Я даю слово, что весь наш клан выполнит любое твое желание, если ты согласишься! — весьма вежливо заговорил Ле Юньцзы. Можно сказать, что он сделал инвестиции на будущее.

Ван Линь изобразил на своем лице выражение благодарности и почтительно проговорил:

— Благодарю, господин! Не беспокойся об этом!

Ле Юньцзы с улыбкой кивнул и проговорил:

— Хорошо. Сюй Му, если ты уже договорился встретиться с Цин Шуем, то не стану тебя задерживать!

Ван Линь попрощался с ним поклоном и, взмыв в небеса потоком света, исчез вдали.

Как только он ушел, лицо Ле Юньцзы скривилось в недовольной гримасе, и он пробормотал:

— Янь Лэйцзы никогда не стал бы со мной ссориться из-за этой мелочи. Лишь Цин Шуй! Однако этот Цин Шуй не проживет очень долго. Когда он умрет, Сюй Му, посмотрим, как ты попытаешься убежать от меня!

Ван Линь, покинув планету, несся вперед. На лице его было мрачное выражение. Он обязан был прийти по зову Ле Юньцзы, чтобы не обидеть его отказом. Если уж Ван Линь хотел и в будущем обращаться к Ло Тянь за помощью в случае опасности, игнорировать просьбы не стоило.

Кроме того, формально Ван Линь и Ле Юньцзы не были в ссоре, и потому не было даже повода отказать.

И раз уж Ван Линь решился идти, то, конечно, он не мог отправиться туда неподготовленным. Даже если он и не договорился бы с Цин Шуем о встрече на десятый день, то все равно был уверен, что может рассчитывать на помощь Монарха Бессмертных.

Кроме того, Ван Линь полагал, что это не было для него бесприбыльным. И в дальнейшем его догадки были подтверждены реальностью. Он не только получил еще капельку силы Основ, но еще и узнал о происхождении этих свитков, а также получил одну сферу Лофу.

Если бы Ван Линь все же отказался посетить Ле Юньцзы, то впоследствии проблем было бы во много раз больше. Все же Ле Юньцзы – один из самых сильных культиваторов Ло Тянь!

Летя, Ван Линь все размышлял над тем, что случилось. Постепенно лицо его разглаживалось, и вот уже губы растянулись в улыбке. Вскоре Ван Линь исчез в звездном пространстве.

Отыскав огромный валун, дрейфующий по звездному пространству, Ван Линь уселся на него и погрузился в медитацию в ожидании прихода Цин Шуя. Через несколько дней в пространстве перед Ван Линем возникли волны ряби, и оттуда вышел Цин Шуй.

Появившись, Монарх Бессмертных принес с собой запах свежей крови. Следом за Цин Шуем из пространства начали появляться человеческие головы с выражением отчаяния на и лицах. Всего их было не менее сотни.

Ван Линь раскрыл глаза и улыбнулся: уровень Цин Шуя стал выше того, что был у него десять дней назад. Очевидно, за эти несколько дней Цин Шуй все время убивал культиваторов и поглощал их силу. Убил он, должно быть, великое множество.

— Все эти люди – культиваторы из Области Убийств. И все они наловчились прятаться. Нам с тобой нужно будет как-нибудь отправиться туда и захватить все эти головы! — проговорил Цин Шуй, взмахивая правой рукой. В следующий миг головы за его спиной пришли в движение и образовали подобие кольца.

— Бессмертная Техника Преисподней! — возвестил Цин Шуй, взмахивая двумя руками. В следующий миг Изначальная энергия Бессмертных взбурлила в его теле. С оглушительным грохотом головы начали взрываться. Звуки взрывов звучали, не переставая. Кровавое облако начало заполнять пространство. Через несколько мгновений все головы перестали существовать.

Цин Шуй, окутанный красным туманом, поднял правую руку и начал вращать ею все быстрей и быстрей. Вскоре на его ладони уместилась вся сотня убитых им культиваторов. Души заунывно стенали, и от этих криков Ван Линю стало не по себе.

— Дорога в Преисподнюю! — холодно проговорил Цин Шуй, и от его слов захваченные им души закричали еще сильнее. Переплетаясь друг с другом, души слились в единое подобие воронки, в центре которой зияла черная дыра.

Из каждой души были вырваны воспоминания и знания об Области Убийств. Все знания и клочки воспоминаний убитых Цин Шуем культиваторов объединились и создали проход, ведущий в определенную точку.

Все мысли культиваторов об Области Убийства были собраны воедино, чтобы создать этот проход!

Именно так работала Техника Бессмертных Дорога в Преисподнюю.

Черная дыра внутри воронки начала вращаться все быстрее. Она была похожа на разрыв в пространстве, на пустоту, однако по ту сторону можно было разглядеть величественный мир, окрашенный в красный цвет.

Башни и вытянутые наподобие мечей здания парили прямо в пустоте. Вокруг в воздухе витали густые потоки ярости Ци.

Среди всех зданий особо выделялась одна, которая была не менее тысячи чжанов в высоту. От нее шла целая паутина толстых железных цепей, которые соединяли эту башню со всеми остальными зданиями.

Такой была Область убийства!

— Эта способность весьма удобная, и когда-то была моей любимой, — в глазах Цин Шуя засветилось намерение убийства. В руках его появилась нефритовая табличка. Оставив на ней заклинание, Цин Шуй передал ее Ван Линю, а затем, не раздумывая, вошел в воронку. Ван Линь, усмехнувшись, принял табличку, подумав про себя, что любимая способность Цин Шуя должна как минимум в единый миг убивать и противника, и весь его род, и близких.

Повернувшись, Ван Линь вошел в воронку следом за Цин Шуем.

Когда в Области открылась воронка, то это сразу привлекло к себе внимание всех местных культиваторов. Следом из воронки раздался холодный голос:

— Монарх Царства Бессмертных Грома Цин Шуй сегодня заберет то, что принадлежит ему и уничтожит этот мир!

Голос этот, прозвучав, породил звуковую волну, которая, закрутившись в шторме, захлестнула окружающее пространство и наполнила его духом ярости и злобы. Гнев Цин Шуя захлестнул всю Область Убийств!

Бум! Бум! Бум! Башни одна за другой начали разрушаться от этого чудовищного напора!

«Что же все-таки скрывает это место? Что это за вещь, которая принадлежала Цин Шую? Завладев памятью Сюань Бао, Цин Шуй по-настоящему разозлился!» — подумал Ван Линь, выходя из воронки. Взору его предстала Область Убийств звездного региона Альянса!