Глава 986. Создание собственной Божественной Способности Рассвета

Лю Вэнь был безызвестным Очистителем Ци древности, хотя он был довольно талантлив и умен, но в древние времена он совершенно не выделялся из толпы. Но именно его тело, после основания мира культивации, было впервые упомянуто в записи о переходе в Сферу Бога Ши!

Никто не знал, насколько хорошо он понимал сферу Бога Ши, точно также никто не знал, как долго он в ней пробыл, всего лишь мгновение или он полностью в неё перешел… Было лишь известно, что изначально неизвестный человек, после нескольких лет закрытой культивации, внезапно стал невероятно редким экспертом во всем мире культивации. Более того, его Божественные Способности, внушающие страх, поражали всех культиваторов, таких техник просто-напросто никто прежде не видал!

Но и это было не все, техники Божественных Способностей в его руках показывали огромную, невообразимую силу. Они содержали в себе понимание Дао Неба и Земли, а это даже в то древнее время было сродни урагану.

Очень многие жаждали узнать тайны, и это вызвало появление кровавых стычек, но как бы много Очистителей Ци или невероятно сильных старых монстров не пытались, им не удалось получить от Лю Вэня совершенно никакой информации! Каждый раз Лю Вэнь будто знал обо всех приближающихся опасностях и успешно избегал их!

После того как этот человек осознал, что с помощью только своей силы он не может сопротивляться целой толпе, он мистическим образом пропал, став просто удивительной легендой древнего мира культивации. Только после очень долгого времени некоторые люди по счастливой случайности поняли, что этот Лю Вэнь вошел в одну из трех великих сфер. И это точно не была сфера Цзи, он вступил либо в сферу Дао, либо в Ши.

Что касается более конкретного понимания, то после объединения всех знаний о нем, культиваторы решили, что он вступил в сферу Ши!

Думая о потрясающих Божественных Способностях, что он успел показать, культиваторы стали распространять свои мнения о техниках сферы Ши неба и земли, которые тут же начали медленно распространяться… Но чем больше они расходились, тем труднее было определить, что из этих слухов было правдой, а что вымыслом.

Сфера Цзи была смерть, а сфера Ши — рождение!

Всё это Ван Линь не знал, он в этот момент погрузился в свое собственное странное состояние. С самого начала и до конца он блуждал из стороны в сторону, пытаясь каждым своим шагом нащупать верный путь, но он просто не был способен полностью окунуться в него, он лишь терся на его границе.

Перед его глазами имелась некая система идей, но каждый раз, когда Ван Линь хотел уцепиться за неё, он обнаруживал, что хватает пустоту. Такое чувство никогда прежде не было знакомо Ван Линю.

Солнце медленно заходило и все вокруг поглощалось темнотой, будто накрывалось черным покрывалом. Лишь слабые звуки сталкивающихся волн неясно входили в уши.

Ван Линь не был взволнованным, он по характеру всегда был решительным и твердым. Еще в молодости, будучи худым и слабым, он взбирался на гору Хенг Юэ. Если бы тогда он не обладал твердой решительностью, то Ван Линя здесь и сейчас просто бы не было.

Он умиротворенно смотрел в небо, если сейчас ему не удается поймать эту систему мыслей, то надо только ждать, ждать следующего прихода ночи, а после него восхода, ждать пока эта система не станет более ясной, ждать пока не сможешь схватить её в мгновение ока!

Лин’эр проснулась глубокой ночью, её ресницы слегка дрогнули, и она медленно открыла глаза. Видя ночное небо, она молча поднялась и посмотрела в сторону неподалеку сидящего в медитации Ван Линя. В ночи казалось, что тело Ван Линя, будто острый меч разрезает лунный свет, падающий на него.

Как только Лин’эр очнулась, печать в её мозгу будто открылась, и поток неясных воспоминаний немедленно нахлынул на неё. Их было так много, что Лин’эр просто замерла на месте, глупо уставившись на Ван Линя.

Её взгляд не был направлен прямо на Ван Линя, она просто смотрела в его сторону, даже если бы Ван Линя не было, она бы стояла точно так же.

В мозгу Лин’эр медленно протекали сцены из прошлых жизней, наконец, настал рассвет, а перед ней возникла ошеломляющая сцена. К ней тут же пришло осознание, её глаза оживились, и она, будто проснувшись от многолетнего сна, теперь нашла ответ, которого очень долго искала. После долго молчания она встала, повернулась к Ван Линю и почтительно произнесла:

— Раба Божья, Му Лин, приветствует Древнего Бога!

Ван Линь слегка кивнул и спокойно ответил:

— Возвращайся, не беспокой меня больше.

Слова Ван Линя для Лин’эр обладали высочайшей волей, она тут же опустила голову в знак подтверждения и слегка махнула колокольчиком в руке. Немедленно издалека прилетел бессмертный журавль, и Лин’эр в один прыжок оказалась на его спине.

После чего она повернула голову и внимательно глянула на Ван Линя, глубоко в её глазах отражалась некая рассеянность. Тут же она тихо вздохнула и умчалась с журавлем вдаль.

Ван Линь не обращал внимания на Лин’эр, его взгляд был направлен на поверхность моря вдалеке. Спустя долгое время играющие красками лучи утренней зари медленно появились на горизонте и постепенно покрыли все вокруг.

Странное изумительное чувство снова появилось при восходе солнца, но и в этот раз Ван Линь не смог ясно его понять.

Время медленно шло, день проходил за днем. Ван Линь уже и забыл, как долго он сидел здесь, и сколько дней прошло. За эти несколько дней, даже когда приходили три брата Чэнь Дао, большеголовый культиватор, Фэ Фэньцзы или другие, он их совершенно не замечал.

Его взгляд был направлен вдаль, а глаза испещрены кровавыми прожилками. Вот только это его абсолютно не волновало, будто все вокруг для него просто исчезло, оставив для него лишь солнце.

На расстоянии в десять ли от вершины горы, на которой находился Ван Линь, в воздухе висели три брата Чэнь Дао. Их взгляды были направлены на силуэт в дали, сидящий без движений.

— Уже месяц прошел… — И Лунцзы был в недоумении, нахмурившись он снова сказал: — Что же он пытается понять?

И Синцзы рядом с ним встряхнул головой и медленно произнес:

— Божественная Способность, заставившая культиватора стадии Очищения Границ Тьмы так долго искать понимания, наверное, невероятно могущественная!

И Чэньцзы долго молчал, затем покачал головой и сказал:

— Не знаю, заметили ли вы, но с самого начала и до конца вокруг него не было совершенно никаких колебаний Изначальной Силы, но даже если божественной мысли он и не передавал, то почему мы, тем не менее, не можем войти внутрь? В этом и заключается непонятная тайна. К тому же я ощущаю, будто он находится в состоянии подобном пути познания!

— Путь познания?! — взгляд И Лунцзы ярко вспыхнул, он долгое время смотрел внимательно на Ван Линя, затем кивнул и сказал: — Весьма вероятно!

— Это место, хотя оно и не обладает колебаниями Изначальной Силы, но как только сделаешь шаг внутрь этих десяти ли, то немедленно будешь вытолкнут наружу мощной безграничной силой! — сказал И Синцзы серьезно.

— Говоря об этой останавливающей величественной силе, я тоже кое-что обнаружил, эта сила будто рождается прямо из неба и земли. Несколько дней назад, когда я попытался войти внутрь, я ощутил будто столкнулся с ревущими волнами моря, — нахмурив брови, сказал И Лунцзы.

— Мы должны тихо смотреть за этим, если он и правда на пути познания, то для нас это также редкий опыт, возможно, что для нас троих уже просто наблюдать будет очень полезно, — сказал И Чэньцзы, затем сел, скрестив ноги, прямо в воздухе и уставился на Ван Линя на вершине горы.

Вдалеке от этих троих взгляд Фу Фэнцзы вспыхнул, уставившись на вершину горы впереди, он подумал:

«Это не похоже на путь познания… Однако чихать я хотел на то, чем ты занят, для меня это лучшая возможность… Вот только, что же будет, когда я сломаю печать?»

Фу Фэнцзы сильно колебался.

Большеголовый, Та Шань и Лэй Цзы уже прибыли сюда, в конце концов, Ван Линь находился в медитации уже почти месяц, эти трое невольно начали беспокоиться.

Рассвет следовал за рассветом, время продолжало свой ход, и вот снова прошел месяц!

Глаза Ван Линя сейчас уже полностью покрывали красные капилляры. Он к этому моменту полностью забылся, продолжая оцепенело смотреть на поверхность моря. С каждым пройденным рассветом он мог ясно ощущать, что та система мыслей становится для него все яснее и яснее.

Сегодня время подошло к двум месяцам и девяти дням.

Небо затянулось тучами, и ревущие раскаты грома распространились по округе, спустя несколько секунд крупные капли дождя вместе с лучами рассвета начали падать с неба.

Вдалеке море от дождя внезапно заиграло волнами, всплески бушующих волн взрывались одна за другой, будто начиная бороться с самим небом.

В дождевой воде восходящее солнце будто покрылось вуалью, разглядеть его четко теперь было невозможно. Но как только лучи утренней зари все же прорывались сквозь пространство, то они немедленно пожирали темные тучи и заставляли их полностью исчезать.

Завеса дождя сильно мешала восходящему солнцу, из-за чего его лучи появлялись очень медленно, но как только это произошло, взгляд Ван Линя резко застыл. У него появилось сильное ощущение, что ожидание в течение двух месяцев было именно из-за этого момента!

В этот момент все его сознание будто взбесилось, и он уставился на поднимающееся солнце, он сам сейчас будто слился с этим солнцем и стал им.

Взревели раскаты грома, дождь начал лить, как из ведра, но ничто не могло заблокировать взгляд Ван Линя, ничто не могло остановить погружение его сознания в наконец-то поднимающееся солнце!

Словно превозмогая трудности, солнце медленно поднималось. Вот уже осталось совсем немного, уже большая его часть висит над землей, в этот же момент в мозгу Ван Линя произошел оглушительный взрыв. Он ясно ощутил, как снаружи его собственного тела быстро формируется никогда прежде невиданная сеть мыслей, окружает его тело и вливается внутрь.

В этот миг тело Ван Линя яростно задрожало, казалось, будто его душа покидает его тело!

Увидев медленно поднимающееся над поверхностью моря и борющееся изо всех сил солнце, Ван Линь понял, море — это словно мать, а восходящее солнце — её ребенок, в момент рассвета мать словно рождает своего ребенка и держит его в своих руках!

В момент, когда встающее солнце полностью рождается, возникает невообразимая сила удара, эта сила — бездонный солнечный свет, который и сметает всю темную ночь, разрывая мглу неба и земли. Частица этой силы может спокойно перевернуть вселенную, потрясти Небесное Дао и разрушить темноту ночи. После того как частицы тьмы разрушаются, они превращаются в осколки и улетают, открывая взору яркое небо!

Рожденное из моря рассветное солнце!

«Что за мощная сила?!» — взгляд Ван Линя взорвался ярким сиянием, его тело и душа будто полностью перешли в таинственное состояние, перед его глазами предстала картина сверкающего солнца, сила которого разрывает тьму ночи!

«Сейчас!» — взгляд Фу Фэнцзы вспыхнул холодом, он ждал два месяца, но уверенности в том, что он после разрушения печати не встретит невообразимой опасности у него так и не появилось, много обдумав, он наконец-то придумал, какую ему технику использовать, чтобы убить Ван Линя!

«Убью его и все печати разрушатся!» — взгляд Фу Фэнцзи вспыхнул намерением убийства и в момент, когда он ощутил от Ван Линя эту частицу силы, он рванул к нему!

Однако как только его тело вошло в радиус десяти ли, выражение лица Фу Фэнцзы резко поменялось, он просто не верил в то, что видел перед собой, в его глазах мгновенно отразился никогда прежде небывалый ужас и потрясение!

«Что… Что это такое…»