Глава 1009. Разговор

————

В северной части континента, в месте полностью покрытом снегом, вся земля была серебристого центра.

Это место находилось так далеко на севере, что снег здесь лежал круглый год. Многие племена, что населяли эту территорию, были подвержены голоду, холоду, и болезням. Поэтому северным племенам привычны сражения, убийства, и выносливость. И поэтому с каждым поколением здесь рождается огромное множество экспертов, даже несмотря на то, что это место так и не породило настоящей единой страны.

Сейчас, несмотря на снег и ветер, на территории одного из племён, было тепло как весной. Даже лавины снега таяли раньше, чем касались этой земли.

На территории этого племени царила зелёная трава, паслись стада коров и овец. Словно бы она была совершенно другой территорией, не имеющей никакого отношения к холодному миру снаружи.

Это была территория сильнейшего племени севера: Племени Морозного Волка, доминирующего над снежной пустошью.

Бессчётные воины этого племени собрались в центре территории, на лице каждого было уважение и подчинение. Они смотрели на одного человека, как если бы он был богом спустившимся с небес.

В точке, где собирались взгляды каждого, находился мужчина с серебряными волосами. Перед ним стояла шахматная доска.

Сейчас вся шахматная доска была окружена пространственными искажениями и далеко не каждой мог отчётливо разглядеть шахматные фигуры, но если кому удавалось, то к своему изумлению он обнаруживал, что каждой фигурой выступала целая гора. Поэтому каждый ход, можно сказать, вырывал гору с корнем и перемещал её.

Очевидно, что некто создал эту шахматную доску, сжав до чрезвычайно маленьких размеров множество гор.

Если кто-то хотел сыграть в эти шахматы, то требовалась не только колоссальная сила, с которой даже горы можно было двигать, но и воля способная перемещаться сквозь пространственные искажения.

Ульпиан сидел по другую сторону шахматной доски. Он передвинул очередную фигуру и спросил при помощи своей воли: — Брат Е, так ты решил?

Мужчина с серебряными волосами взглянул на Ульпиана с нескрываемым удивлением.

Ульпиан появился три дня назад, и искал именно его. Тогда они обменялись двумя ударами, и хотя он не проиграл, ему было абсолютно очевидно, что Ульпиан сдерживал свою силу.

Боевые искусства Ульпиана были чем-то несравненным, словно бы он открыл новый путь совершенствования. Но до сих пор ему удалось понять лишь то, что Ульпиан движется по другому пути, нежели все совершенствующиеся Чудесного Мира, но не сам этот путь.

Три дня они обсуждали боевые искусства, но до сих пор он не обнаружил ни единой слабости, ни единого пробела в знаниях Ульпиана.

В эти три дня, Ульпиан удерживал его здесь и не позволял сделать и шага в направлении столицы Империи, что была за десятки тысяч километров.

Он пообещал какому-то человеку, что за свою жизнь не покинет границ северной пустоши. Однако, учитывая его нынешнюю силу, он мог переместиться за десять тысяч километров отсюда за долю секунды.

Тем не менее, ни сила, ни боевые искусства Ульпиана не удивили его так, как история этого юноши.

«Пришедший из другой вселенной… Командир Серебряной Армии?»

Е Цзин помотал головой: — Слишком рискованно.

Ульпиан продолжил: — Брат Е, с твоим талантом, этот шаг всего лишь вопрос времени. Сам подумай, даже если у тебя будет сила девятого ранга Божественного уровня, ты будешь совершенно беспомощен против тех, кто правит мультивселенной. Даже одна вселенная слишком широка. Захвати ты хоть все ресурсы десятков тысяч галактик, в сравнении со всей вселенной, а тем более мультивселенной, ты будешь просто ничтожен.

— Со всей мультивселенной… — улыбнулся Е Цзин. — Стоит ли замахиваться на что-то, чего людям никогда не достичь?

— Может быть оно и так, — продолжал Ульпиан, — но вне зависимости от того, можно это сделать или нет, это наш единственный шанс.

В глазах Ульпиана была уверенность и решительность. Когда он разорвал все связи с демоническими богами и проник за пределы пространства всех вселенных, ему удалось получить немного информации о мультивселенной.

— Тринадцать демонических богов восседают на самой вершине мультивселенной. Одна их мысль содержит так много энергии, что её хватает для использования чёрной магии целому миру. А сильнейший из них демонический бог пустоты и безмятежности, известный так же как Бог Вселенской Истины. В любое другое время у нас бы точно не было шансов, но сейчас, из-за его попыток изменить мультивселенную, он уязвим как никогда.

Е Цзин ничего не сказал. Но с гулким грохотом ещё одна гора-фигура была передвинута.

Как Король Серебряный Маг, он обладал собственным пониманием чёрной магии и демонических погов.

Двенадцать фракций чёрной магии пользовались силой заимствованной у двенадцати демонических богов, а их общий враг, Церковь Вселенской Истины, пользовалась силой последнего из демонических богов.

Тринадцать демонических богов были сильнейшими во всей мультивселенной.

Каждый ранг после Божественного уровня был соревнованием между тринадцатью демоническими богами. На их «шахматной доске» фигурами выступали целые вселенные со своими линиями времени.

Разные линии времени воздействовали друг на друга, создавали связи между собой и формировали множество Колец Времени.

Это как партия игры в шахматы, какой ещё никогда не видел свет. Один ход формировал множество Колец Времени, целые кластеры миров запечатывались и начинали существовать в одном бесконечном цикле времени, вечно повторяющемся, вечно погибающем и оживающем вновь.

Нет, скорее это китайская игра го.

Можно даже сказать, что мультивселенная была шахматной доской, а эксперты достигшие пика силы – её фигурами. Кольца Времени, с другой стороны, убирали из игры сразу несколько фигур, и те уже никогда не возвращались.

В этой игре тринадцать демонических богов распространили свою войну на всю безмерную мультивселенную.

Ульпиан сказал: — На этот мир уже надвигается седьмое побоище, времени осталось не так и много. Может быть, мы и не победим в этой войне, но хотя бы отберём у них мир.

— Но твой способ слишком рискован. На мой взгляд, вероятность не больше, чем один на десять тысяч, — нахмурился Е Цзин.

— Против демонических богов даже один на миллион – огромные шансы, а у нас целых один на десять тысяч, — сказал Ульпиан. — Кроме того, ты не учитываешь других людей. Не забывай про других Королей-Магов, и про других экспертов, что скрывались в тени и ждали своего часа. Если мы соберём всех вместе, у нас будут шансы на победу.

— Да, но как я и сказал, очень маленькие шансы. Их просто не удастся убедить, — вздохнул Е Цзин. После чего сказал прямо: — А если мы проиграем, то это конец всему живому. Путь, выбранный тобой, больше не имеет отношения к справедливости. Теперь это путь ненависти.

Ульпиан больше ничего не говорил. Ему стало ясно, что он не сможет убедить Е Цзина.

Тогда он пробормотал: — Мне хватит и раза. Даже если я умру сразу после победы, я хочу победить хотя бы раз.