Глава 1081. Вызов


Когда Принц Дин встал на четвереньки и начал молить её о пощаде, Мария ухмыльнулась и сказала: — Ты же Принц, а ведёшь себя как собака.

Принц Дин поморщился, а потом пополз к ней на четвереньках, гавкая: — Вуф! Вуф! Вуф!

Кронпринцесса засмеялась: — Хороший мальчик, хороший. Ладно, раз ты такой покорный, угрозу ты представлять не можешь, так что продолжай жить.

С полной поддержкой остатков Четырёх Пиков Трёх Гор, с Принцем Дином и Фан Юань, а также с собственной силой, Кронпринцесса присоединила шесть захваченных регионов к Империи в течение двух недель и начала работать над репутацией.

Теперь эти регионы не только были под её влиянием, но и предоставляли ей Ци Дракона, укрепляющее её Искусство Управления Мечом Сына Небес.

На берегу реки Цин, Кронпринцесса теперь была в красной робе, развевающейся на ветру. Она смотрела на арсенал, уже ремонтируемый роботами-каракатицами.

«Сейчас Средиземье разделено между нами примерно пополам. Мне юг, тебе север, всё честно. Надеюсь, закончив со своей тренировкой, ты не подведёшь меня, Фан Синцзянь»

Вскоре всему миру стала известна новость о том, что шесть восставших южных регионов теперь подчинялись генералу Марии, которая официально объявила себя властелином мира.

Весь мир снова бурлил в хаотичном бульоне, однако раньше, чем люди могли переварить поразительную новость, появилась ещё более поражающая весть.

Мария бросила вызов Императору, Фану Сюаню. Через месяц, у храма Богини Торги, что был в центре реки Цин.

Хотя ответа от имперского двора не поступила, многие люди ожидали этого сражения. Кто с восхищением, кто с ужасом.

Как бы там ни было, Империя находилась на грани гражданской войны.

Кронпринцесса провела взглядом по реке и неожиданно засмеялась. Она подняла руку и в ней появился бокал лучшего вина в Империи. Отхлебнув глоток, она вздохнула: — Думаю, на первое время пойдёт

Это было лучшее вино в Империи, но Кронпринцесса привыкла к винам и деликатесам такого качества, что даже такое вино не дотягивало до её стандартов.

Фан Юань опустила голову и сказала: — Ваше Величество, простите меня. Я отдам приказ найти вино лучшего этого.

— Не стоит, зачем тратить время зря? — Кронпринцесса осушила бокал последним глотком и бросила его в реку.

Фан Юань сказала: — Ваше Величество, Вы очень добры.

— Ха. На самом-то деле ты ненавидишь меня всеми фибрами души, верно? — Мария хотела насладиться алкоголем, поэтому немного изменила своё тело и на её щеках уже начал проступать румянец. Улыбнувшись, она сказала: — Наверное, надеешься, что Фан Синцзянь сможет меня убить, да?

— Я бы не посмела, — в ужасе упала на колени Фан Юань.

Мария засмеялась: — Не беспокойся, я не убиваю за искренние слова. Можешь высказать всё, что у тебя есть на душе, ни мучить, ни убивать тебя за это я не стану. Хотя я всё же могу обидеться, если ты надеешься, что Фан Синцзянь сможет меня убить.

Фан Юань уже знала, что Фаном Синцзянем она называет Императора Фана Сюаня, хотя и не понимала почему. — Боевые искусства Вашего Величества величайшие в мире, я не верю, что Фан Сюань может стать Вам достойным противником.

— Многие в мире так думают, но правда ли ты считаешь так же? — спросила Кронпринцесса, взглянув ей в глаза. — Эх, не хочу признавать, но Фан Синцзянь талантливее меня. Если бы у меня не было гораздо больше опыта, чем у него, наверное, я бы давно проиграла. Но даже так победить его будет трудно.

Неожиданно она обняла Фан Юань. Девушка достигшая уровня Великого Дао почувствовала себя маленьким кроликом в объятьях волка, она не смела даже пошевелиться, а побледнела настолько, что казалось, будто в ней крови вообще не осталось.

Азатем Кронпринцесса засмеялась и отпустила её.

Она шагнула в небо, словно желая сорваться с места и улететь как птица.

— Фан Синцзянь, не разочаруй меня.

Мистический Световой Демон Алой Крови испарил больше половины арсенала, однако благодаря работе множества роботов-каракатиц, за две недели была восстановлена немалая часть завода.

Цзюцянь стояла в воздухе и наблюдала за строительными работами. Она думала о Кронпринцессе.

— Эта женщина…

Узоры появились на её коже, в точности такие же, как на драконьей робе Кронпринцессы в тот день.

Андроид взглянула на свою руку. Трудно было сказать, о чём она сейчас думала.

Мария вошла в арсенал, поэтому, по приказу Фана Синцзяня, она стала её злейшим врагом.

Однако, по неизвестным ей самой причинам, андроид испытывала к Марии странные чувства, вспоминая о ней снова и снова.

В это же время, глубоко под арсеналом, Фан Синцзянь стоял на пороге критического открытия.

— Техника Меча Небесного Искоренения, Путь Меча Сердца, Меч Высшего Измерения, Королевское Небесное Великое Искусство… это сильнейшие техники боевых искусств в моём распоряжении. Искусства этого мира немного слабее, но способность сокрушать пространство, Тридцать Три Рая, и Мистический Световой Демон Алой Крови тоже представляют большую ценность. А из своего понимания систем Тяньган и Диша, а также избранников небес, я создал Спираль Девяти Жизней.

Девятка была самым большим числом в десятичной системе, девять жизней представляли безграничность.

Спираль была путём, всегда находящимся на самом краю, и Спираль Девяти Жизней стала представлением сознания этого мира с использованием систем Тяньган и Диша, а также избранников небес, укреплёнными на фундаменте его собственных познаний.

— Меч Высшего Измерения сам по себе представляет вершину моих боевых искусств. Если я хочу побеждать экспертов уровнем выше меня, то нужно придумать нечто новое, несуществующий в мире концепт.

Перед Фаном Синцзянем было три силуэта.

Один излучал четыре луча света меча, появляющиеся и исчезающие за его спиной, формирующие бесконечный цикл меча.

Другой можно было увидеть, но мозг продолжал утверждать, что его не существует, от чего исходило чувство иллюзорности и нематериальности.

Последний излучал колоссальную ауру доминирования, словно бы правитель всего смертного мира, окружённый золотым светом.

Фан Синцзянь обернул три силуэта спиралью, исказив их и обратив в нечто новое.