Глава 1104. Ужас


Ульпиан был занят сдерживанием чёрной дыры, поэтому даже не шевельнулся. Но и без него, под атаками Марии, Серебряного Мага-Короля, и Фана Синцзяня, вся Венера была в состоянии хаоса.

Рой истребителей заполонил небо, золотая великанша разрывала силовые поля на части, как если бы пыталась разорвать само небо. Множество истребителей атаковали её, но не могли даже поцарапать, при этом сами сгорали в волнах золотого света.

Мужчина средних лет, командующий истребителями, смотрел на завывающую великаншу мрачным взглядом: — Что же это за чудовище? Плазменные пушки, бомбы с антиматерией, электромагнитные импульсы, дезинтегрирующие и гравитационные ракеты — ей всё ни по чём. Продолжайте посылать истребители, мы не можем позволить этому монстру убить Венеру!

На поверхности гигантского корабля, проекция Меча Искоренения Небес сражалась с андроидами. Что он, что Екатерина, не взирали на города, уничтожаемые каждым их столкновением.

Андроид-девушка смотрела на Фана Синцзяня с жаждой убийства. — Дьявол, ты умрёшь сегодня!

Остальные андроиды тоже выражали ненависть. Они ничего не говорили, но атаковали на полную мощность.

Фан Синцзянь улыбнулся, четыре намерения меча ударили в андроида-девушку с двумя косичками, обрубив ей четыре конечности. В это же время его окружили бессчётные атаки других андроидов и он взмыл в небо на крыльях пламени.

Вся Венера была поражена жаром и взрывами, но до сих пор оставалась сравнительно невредимой.

Цзи Син и Король Змей через окна небоскрёба наблюдали за сражением и видели, что проекция Королевского Небесного Великого Искусства и Робот Истребляющий Богов сражаются во всю мощь. Каждый удар Королевской Небесной Великой Ладони выпускал волны всёпожирающей плазмы. Пять километров вокруг них были испарены вместе со всеми жителями.

Но какие бы атаки он не наносил, гигантский робот телепортировался за мгновение до серьёзного урона, а побочные волны не могли пробиться сквозь множество щитов из жидкого металла.

По другую сторону гигантских металлических земель, образовалась дыра диаметром больше тысячи километров. Это был тоннель ведущий к самому сердцу этого места — к ядру Венеры.

Над ним и работал Серебряный Маг-Король всё это время.

Но в этот момент небо неожиданно вспыхнуло первым и последним «выдохом» чёрной дыры. Вся материя, поглощённая ей ранее, вырвалась взрывом лучшей чудовищной температуры, способной убить любое живое существо в галактике.

— Боже, спаси наши души… — Командир истребителей был очень мрачен.

Серебряный свет и груды серебра упали на Венеру метеоритным дождём. Как если бы несколько обломков размером с Землю падали на этот гигантский остров металла. Но даже с такими размерами полностью игнорировать удар было невозможно.

Эта сцена была хуже падающих небес. Весь корабль страдал под гнётом гигантских глыб серебра.

Лучи раскаленной плазмы сожгли многие города дотла.

Но ещё ужаснее было то, что защитные силовые поля корабля начали рассыпаться под этой серией атак.

После того как столько атак и обломков обрушилось на поле, оно не выдержало и все удары теперь приходились по густо населённой земле. Вся поверхность Венеры покрылась расплавленным металлом, сжигающим всех и вся заживо.

Девушка-андроид с отрубленными конечности превратилась в жидкий металл и сформировала своё тело снова, но затем увидела ужасающую сцену апокалипсиса.

— Нет!

Она, вместе с остальными членами Команды Бога Резни, и проекция Меча Искоренения Небес были погребены под обломками и раскалённой плазмой.

Когда сражение началось, успевшие сбежать жители Венеры спрятались в подземных бункерах. По всей Венере располагались миллионы убежищ, открытые для своих жителей в любой момент.

В глазах каждого был ужас.

Фан Синцзянь спокойно шёл среди толпы и вдыхал аромат страха.

Он щёлкнул пальцами и невидимая волна бросилась во всех направлениях, быстро превращая страх в настоящий первородный ужас.

Такие же сцены происходили во всех бункерах Венеры. Прочувствовав и ухватившись за ужас каждого, Фан Синцзянь медленно проникал в их общее сознание. Алая спираль искала себе путь в общемировом сознании этой вселенной, и в мгновение ока достигла самого его центра.

Эта проекция, способная разделиться на миллионы и миллиарды клонов, свободно распространяла страх и контролировала эмоции людей, это была проекция Техники Меча Семи Эмоций. Фан Синцзянь создал её из Пути Меча Сердца и Техники Меча Сатвы.

Это была очень грубая техника, позволяющая ему максимально быстро достичь группового сознания при помощи определённой эмоции. Он для себя выбрал страх.

Тем не менее, хотя эта техника была быстрейшей, эмоции — слишком нестабильная основа, а потому, как только катастрофа подойдёт к концу, он потеряет контроль над общемировым сознанием.

В то время как истинная форма Фана Синцзяня находилась в Реальности Мечей высшего измерения, Спираль Девяти Жизней углубилась достаточно глубоко, чтобы он почувствовал все возможности и каждый выбор всего живого в этом мире в своей руке.

Каждое изменение этого мира разделяло его на бессчетные параллельные миры ежесекундно, но как только Фан Синцзянь взял контроль над общемировым сознанием, все ответвления реки времени были обрублены и осталось лишь одно течение — то, которое выберет Фан Синцзянь.

Второй раз такое могущество было в руках Фана Синцзяня. И теперь он понимал свой путь лучше.

— На самом деле эта сила — энтропия, оставленная уничтожением бессчётных ответвлений реки времени. Каждую планковскую единицу времени бессчётные вселенные погибают, и все они собираются моей Спиралью Девяти Жизней в эту секунду.

Фан Синцзянь потянулся вперёд и все с ужасом увидели чудовищную полосу белого света, словно бы пытающуюся разрезать колоссальный корабль пополам.

Против силы рождённой смертью бессчётных миров, ни одно силовое поле или броня не могли помочь. Она прошла сквозь корабль легче, чем нож сквозь масло.