Глава 1121. Страж


Но в этот момент всё перед их глазами померкло.

Тан Сянь и Хуан Шань почувствовали, как если бы чудовищная сила лишила их всех органов чувств, и что бы они ни пытались сделать, вырваться не удавалось.

Они будто оказались в комнате без света и температуры, единственным доступным им чувством было удушение. Их воля могла растянуться на тысячи километров, но им не удавалось почувствовать ничего материального.

— Кто использовал Ци меча?

— Кто применил Королевский Небесный Великий Отпечаток Ладони?

— Кто владеет Пространственным Перемещением?

Когда тьма перед ними разошлась и свет вернулся, тан Сянь и Хуан Шань обнаружили, что их обоих за головы держит Фан Синцзянь.

Вся их воля истощилась, тела еле держались единым целым, истекая кровью.

Сначала Фан Синцзянь их не заметил, но как только они собрали всю волю из тел солдат в собственные, он внезапно заметил двух экспертов шестого ранга Божественного уровня и вызвал на их поимку проекцию Королевского Небесного Великого Искусства.

В этот короткий обмен ударами, жестокая сила сдавила каждый миллиметр их плоти, полностью лишив сил.

К тому моменту как они вернулись в чувства, у них уже не хватало энергии чтобы шевельнуть хоть пальцем.

Тан Сянь задрожал: — Нас обманули как идиотов. Никто не знал, что эксперты Секты Восходящих Небес давно проникли в Чудесный Мир.

Естественно, почувствовав технику Королевского Небесного Великого Искусства, они оба подумали, что Фан Синцзянь был из Секты Восходящих Небес.

Фана Синцзяня это не волновало. Он сказал: — Объясните мне ситуацию в Западных Землях.

Они обменялись озадаченными взглядами. Однако сила Фана Синцзяня была превыше всяких ожиданий, а обычные новости всё равно не были засекречены.

Поэтому они оба передали световые шары, хранящие всю информацию о Западных Землях, известную им.

Фан Синцзянь сравнил её с информацией полученной от Линя Годуна и нахмурился, узнав о том что происходит по ту сторону моря.

Из всех династий, Династия Великого Ян была величайшей. Их нынешний Император, Сунь Цюшуй, среди народа был известен как Божественный Император, и обладал первым рангом Божественного уровня. Ему поклонялись как величайшему эксперту низшего сословия, он был сильнейшим из всех экспертов первого ранга.

В высшем сословии, с другой стороны, как и тысячу лет назад, сильнейшей бессмертной сектой была Секта Возвышающихся Небес, следом шёл Дворец Долголетия, а последний Секта Летящих Небес.

Учителя всех трёх сект были девятого ранга Божественного уровня, они сильнейшие эксперты высшего сословия и именно они определяли судьбы практически всего живого в Западных Землях.

Благодаря усилиям трёх бессмертных сект, высшему сословию даже удалось найти способ перемещаться в другие миры. Таким образом, они отправляли своих учеников туда, где сейчас происходил метаморфоз мира, чтобы они могли повысить свой ранг божественности.

В Чудесный Мир люди были посланы также с целью расширить влияние Западных Земель и подготовиться к метаморфозу мира, который сейчас как раз должен только начинаться, а через пару десятилетий вступить в полную силу.

Однако это было большой ошибкой. Вероятно из-за проклятья Фана Синцзяня, а может и из-за чего-то ещё, но метаморфоз мира начался гораздо раньше и сразу вступил в предельную силу.

— Девятого ранга, значит? — Фан Синцзянь улыбнулся. Он планировал достичь восьмого, а следом и девятого ранга вместе с Ульпианом, Кронпринцессой, и Серебряным Магом-Королём, так что сейчас, пока Ульпиан и Маг-Король достигают седьмого ранга, он отправился в Западные Земли, чтобы стать сильнее.

Постигнув высшее измерение, придумав Технику Меча Сатвы, и обладая несколькими клонами равными по силе девяноста тысячам очков боевой воли, он не сомневался в том, что экспертам девятого ранга его не победить.

Поэтому Фан Синцзянь без труда подавил весь флот и приказал разворачиваться.

Так армия посланная в Чудесный Мир развернулась раньше, чем хотя бы одна нога ступила на берег.

Золотая воля окружила флот пузырём, доставляя его обратно в Западные Земли со скоростью больше пятисот километров в час. Так что вернулись они очень быстро.

Почувствовав область пересечения миров, Фан Синцзянь остановился.

Он получил важную информацию не только о Западных Землях, но и о Чудесном Мире. Страж ему был очень интересен.

«Что если это тот самый человек?», подумал он, щурясь вдаль. А в следующее мгновение Ци меча вспыхнула до самого неба, чудовищная сила разнеслась во всех направлениях, выбив воздух из лёгких каждого.

Облака разлетелись в стороны, открыв взору безграничный космос, под такой чудовищной силой все упали на колени.

Тан Сянь и Хуан Шань, что были рядом с Фаном Синцзянем, удивлённо закричали: — Ты с ума сошёл?!

— Тебя заметит страж!

Страж, скорее всего, не тронет ни одного обычного человека во всей армии, однако этих двоих он не пощадит.

Они хотели попросить Фана Синцзяня позволить им распределить силу, как сделали это ранее, но не могли ожидать, что он внезапно выпустит такую волну энергии на самой границе. Кто мог подумать, что этот дикарь попытается вызвать стража, о котором они его несколько раз предупреждали?

— Это конец, нам всем конец, — отчаянно смотрел в небо Тан Сянь. — Ну почему нам встретился сумасшедший на пути?!

Хуан Шань тоже смотрел в небо со страхом. Страж был великим экспертом равным по силе учителю Секты Восходящих Небес, никто не мог победить его.

Азатем весь мир остановился. Облака в небе, волны в море, и даже сердца.

«Время остановилось?», почувствовал Фан Синцзянь, не задетый лишь потому, что существовал в высшем измерении.

«Это не материя прекратила всякое движение, как при способности школы Серебряных Магов, но вся вселенная Чудесного Мира остановилась… Я понимаю… Страж существует в другой линии времени, текущей бесконечно медленно, относительно нашей. Это и есть способность позволяющая останавливать время, которой обладают эксперты восьмого ранга Божественного уровня?»

«И я… я понял её…»

Пылающий взгляд Фана Синцзяня следил за спускающимся с неба силуэтом света. Бессчётные фотоны материализовались перед его взглядом, сформировав человеческое тело. И когда Фан Синцзянь увидел его лицо, то почувствовал прозрение.