Глава 669. Похищение

Параллельные вселенные и миры означают, что бессчётные вселенные развились из одной, изначальной вселенной, которая затем пошла различными путями.

Например, Фан Синцзянь мог выбрать на завтрак яичницу или омлет. Следовательно появилось три вселенных – в одной он выбрал яичницу, в другой омлет, а в третьей ничего.

Множество выборов создавали свою вселенную, что привело к рождению бессчётных вселенных, начиная ещё с Большого Взрыва.

Это одна из теорий человечества, но она отлично подходит ситуации, в которую попал Фан Синцзянь.

Если второй ранг Небес проецирует сознание экспертов Божественного уровня в параллельные миры, то для них будет естественно думать, что всё происходящее просто сон. Всё-таки в Чудесном Мире концепт мультивселенной не существует. Да и не смогут они найти никаких подсказок в мире, который похож, но немного отличается от их мира.

Фан Синцзянь и сам думал, что это просто сон.

Но эта Земля слишком реальна, и в ней слишком много книг, телепередач, и комиксов, которые он не встречал никогда раньше. Кроме того, здесь много культур и языков, которых не существует на его родной Земле.

Сон человека основан на том, что он видел. Разве может сон быть настолько реальным и полным вещей, о которых он никогда не слышал и которых никогда не видел?

Поэтому Фан Синцзянь решил, что это параллельная вселенная.

Но возникает новая проблема.

По легенде Чудесного Мира, Девятиранговые Небеса созданы Богов Вселенской Истины, чтобы наставлять людей перед побоищами.

В таком случае, со всеми существующими методами закалки тела и воли, зачем Богу Вселенской Правды проецировать волю в другие миры? Какая в этом цель?

Более того, как рождённый на Земле, Фан Синцзянь попал во вселенную параллельную его Земле. Какая вообще связь между Землёй и Чудесным Миром?

Фан Синцзянь никогда ещё не чувствовал такой близости к ответу. Он чувствовал, что в этих проекциях есть какой-то глубокий смысл.

Пока Фан Синцзянь думал, люди вокруг него погружались всё глубже в ужас и изумление.

Они живут в обычном мире. Пусть все они и обладают большими средствами и властью, разве видели они когда-то настоящую силу?

Сейчас Фан Синцзянь, показавший лишь крошку своих сил, действительно стал демоном для них.

Фан Синъюэ переполняло изумление. Не способная даже упасть на колени, она могла только смотреть на Фана Синцзяня. Её мысли полностью исчезли из головы.

Ужас в глазах Ли Вея тоже продолжал увеличиваться. Он становился всё бледнее, вспоминая сказанные им слова.

Чжао Юйтин уже видела его силы, но когда он так легко разорвал дом и невидимой стеной обложил каждого из сотен людей внутри, её сердце начало стучать быстрее.

Перед Фаном Синцзянем глаза Сун Лили впали, а лицо стало бледным как у призрака.

Глаза Сун Вэйго наполнились ужасом, но он сохранял разум ясным.

Воля Фана Синцзяня просканировала всех, после чего он щёлкнул пальцами и всем вернулась их способность двигаться.

В следующее мгновение, словно мир неожиданно вернулся в жизнь, весь зал наполнили крики, как женщин, так и мужчин. Никто не осмеливался оставаться рядом с Фаном Синцзянем.

–Бам-бам-бам-бам!–

Люди падали на пол, врезались друг в друга, столы перевернулись, бутылки вина и тарелки начали падать на пол.

Однако вскоре стало ясно, что все выходы из зала закрыты какой-то невидимой силой. Как бы они ни пытались её пробить, не удавалось даже сдвинуть эту силу.

Сун Вэйго сглотнул, помог своей дочери не упасть, после чего спросил с мрачным видом, – Чего ты хочешь?

Фан Синцзянь, очевидно, может делать что захочет. Если в мире нет сверхлюдей, то практически ничто не сможет его остановить.

Следовательно он может немного отдалиться от своего сдержанного плана. Разве можно разбираться с проблемами силами одного клана так же быстро, как силами целой страны?

Фан Синцзянь посмотрел в глаза Сун Вэйго и сказал, – С твоим мозгом невозможно даже представить мою силу. Если делать аналогию… Даже если всё живое на этой планете объединиться против меня, я убью всех за семь секунд.

Когда Фан Синцзянь сказал это, Сун Вэйго посмотрел на него как на безумца.

Фан Синцзянь знает, что люди, особенно влиятельные, очень упёрты по своей природе. Поэтому словами он убеждать не собирается.

Движением пальца он поднял Сун Лили в воздух и подвёл её к себе.

– Что ты делаешь!? – Сун Вэйго изменился в лице и попытался схватить свою драгоценную дочь.

– Отец! – закричала Сун Лили, но как она может сбежать из рук Фана Синцзяня?

Мужчине оставалось только смотреть как Фан Синцзянь, Фан Синъюэ, Чжао Юйтин, Сун Лили, и крыша поместья улетают вверх.

– Сун Вэйго, найди человека с наибольшей властью, с которым ты можешь связаться. Я хочу поговорить.

Голос Фана Синцзяня удалился в небо вместе с их силуэтами, а людям осталось лишь провожать их шокированными взглядами.

Сун Вэйго смотрел им вслед так, словно смотрел на демона, но в то же время его глаза налились жаждой убийства.

Когда кто-то достигает его уровня, то даже появись перед ними сам Господь, у них на уме будут только выгоды и интересы.

Если бог захочет пойти против него, то первым же делом он подумает о том, как от этого бога избавиться.

Спустя полчаса, в офисе на тридцатом этаже Корпорации Фан Тянь.

Фан Синцзянь парил перед окном во всю стену. Рядом с ним висел в воздухе компьютер, на экране которого изображения сменялись десятки раз каждую секунду. Но всё относилось к истории Земли, от древней эры до современности.

Фан Синцзянь всё ещё пытался лучше понять этот параллельный мир в надежде найти следы указывающие на Чудесный Мир.

«Всё как я и ожидал. Легенд и мифов полно, но насколько они реальны?»

Сун Лили сидела на диване. По её лицу всё ещё стекали слёзы, а тело дрожало. Фан Синцзянь стал для неё будто бы демоном.

Она, всю жизнь гордая как лебедь, стала сейчас такой же белой.

Рядом сидела Фан Синъюэ, пытающаяся успокоить девушку. Она подняла взгляд и посмотрела на своего брата сложным взглядом.