Глава 708. Хаос

Четвёртый Принц, наблюдающий за хаосом в небе, помрачнел, – Какие колоссальные силы. Поверить не могу, что они своей чистой силой создали владение хаоса таких размеров…

Филипп смотрел в небо с открытым ртом, – Если сила оттуда вырвется, то вряд ли Великий Западный Регион выживет.

– Что не так с Пятым Принцем? – фыркнул Тиран. – Он абсурдно силён. Раз хаос держится так долго, они всё ещё сражаются. Они ведь только третьего ранга, откуда такая сила?

Чжоу Синвэн и остальные начали тревожиться ещё больше.

Ван Сяоюань, Фан Цянь, и Рота тоже прибежали. Когда они услышали, что Пятый Принц достиг третьего ранга Божественного уровня, то подняли взгляд на небо не скрывая тревоги.

Никто не знал, сможет ли Фан Синцзянь победить в этом бою.

Император Кулака тоже смотрел с тревогой, – Сила и искусства Тянь И слишком странные. Но, может только благодаря этому он способен выстоять против Фана Синцзяня.

В облаке хаоса четыре света меча засияли и взметнулись в небо. Только теперь Формация Меча Небесного Искоренения были активированы.

С их активацией, сила Тянь И была сжата, сдавлена, и отторгнута. Хаос начал исчезать. Словно формация меча, сформированная из всех стихий, возвращала миру прежний вид.

Все в академии почувствовали страх, когда облако хаоса начало медленно отступать.

Тянь И почувствовал вездесущую Ци меча и успокоил искажения пространства. Взглянув на окружающий его хаос, он улыбнулся и сказал, – Это что? Формация? И это твой козырь?

– Мусор.

Фан Синцзянь равнодушно посмотрел на Тянь И, а в следующее мгновение Ци меча нахлынули на него цунами. Прозвучал треск, кровь разлетелась во все стороны, серебряный свет взорвался, а Тянь И практически превратился в фарш.

Можно сказать, что Тянь И сражался только за счёт наноброни пока Фан Синцзянь использовал только Телосложение Меча Соединяющего Небеса, но теперь, когда он активировал свою формацию меча, Тянь И не мог сделать ничего.

Практически в это же мгновение Тянь И почувствовал угрозу. Его тело раскололось, превратилось в луч света, и появилось в километре от него.

Фан Синцзянь был удивлён, когда ему удалось уклониться от его атаки.

Однако Конферированные Рыцари на земле были поражены тому, как Фан Синцзянь заставил его отступить одной атакой.

– Неужели Фан Синцзянь до сих пор не использовал всю свою силу?

– Что это за формация?

– Все эфирные частицы в радиусе нескольких километров кипят! Это чудовищно!

В то же время как Тянь И появился в другом месте, он расправил руки, после чего одну поднял, а другую опустил. Его воля начала пылать и с каждым пульсом всё больше напоминала ядерный реактор. Он засиял как солнце.

– Фан Синцзянь, не гордись собой слишком сильно. Я показал не больше тридцати процентов своих сил. Но теперь тебе пора увидеть на что я способен. Господство Грома Девятого Неба! Господство Воздуха Девятого Неба!

В следующее мгновение его ладонь направленная к небу засияла шаром белого света и всё небо в радиусе пятидесяти километров мгновенно почернело, как если бы весь его свет собрался на его ладони.

И не только свет. Даже температура по всему Великому Западному Городу начала падать. Дуги электричества появились вокруг его руки.

В другой его ладони, направленной к земле, появился шар чёрной энергии. Земля начала кипеть, высыхать, и трескаться. Растения иссыхали, в ближайших десятках километров началось землетрясение.

Сила неба и земли собралась в руках Тянь И.

Чжоу Синвэн изумился, – В одной руке он собирает силу солнечного света и электромагнитного поля…

– …А в другой геомагнитные силы планеты, – сказал Четвёртый Принц, не сводя взгляда с Тянь И. – Но почему он так быстро накапливает энергию?

Все Конферированные Рыцари на земле смолкли. Каждый был шокирован разворачивающимся перед ними сражением.

Под эффектом Формации Меча Небесного Искоренения, физические и эфирные частицы в радиусе ста километров кипели.

Под эффектом техники Тянь И, силы неба и земли скапливались в одной точке.

– Что это за атака, чёрт возьми?

– Если ему позволить это продолжать, то сильное землетрясение начнётся по всему Великому Западному Региону.

– Слишком сильны. Они слишком сильны. На каком ранге Божественного уровня их сила?

Тревога в сердцах людей превосходила любые мыслимые и немыслимые пределы. Сейчас сила Пятого Принца превосходила любые возможные ожидания. Никогда они не видели такой чудовищной мощи.

Император Кулака отступил и снова просто наблюдал со стороны. Он мрачно смотрел на технику Тянь И и думал, – «О таком искусстве рукопашного боя никогда в истории не слышали. Эту технику дал ему Истинный Лорд Циншань?»

Будущее всего Великого Западного Региона теперь зависело от Фана Синцзяня.

Бенджамин и Асто, наблюдающие издалека, смотрели за происходящим с унылыми выражениями лица.

– Фан Синцзянь стал настолько сильнее?

– Первый Принц, наверно, не имеет и шанса против него, даже если снова поднимется до своего уровня.

Фан Синцзянь позволил Тянь И собрать всю доступную ему силу, прежде чем кивнул и сказал, – Неплохо, уже выглядит лучше. Ты достоин принять мой удар мечом.

Сказав это, он поднял руку и в неё влетела рукоять меча сияющего электричеством.

Это Божественный Меч из позвоночника Божественного уровня, который Фан Синцзянь наполнил Всепобеждающим мечом – Громовое Бедствие.

Брови Тянь И дёрнулись. Он чувствовал опасность исходящую от этого меча.

– Хмф, тогда я сперва уничтожу твой меч.

Сказав это, он бросился вперёд. Две сферы энергии, белая и чёрная, вобрали в себя силу неба и земли, которыми свирепо ударили Фана Синцзяня.

Тянь И двигался почти со скоростью света, а магнитное поле неба и земли быстро менялись под его контролем. В одно мгновение все почувствовали как их силы небесного грома и земного магнетизма покидают тела.

Где проходили сферы, оставались лишь яркие и хаотичные искажения пространства, чем демонстрировалась их невероятная мощь.

Тянь И атаковал и небо почернело, а земля пошла трещинами. Как если бы у неба и земли отобрали всю их силу.

Все Конферированные Рыцари потеряли дар речи и смотрели в небо изумлёнными взглядами, как если бы лицезрели чудо.

Однако столкнувшись с этими атаками, Фан Синцзянь оставался спокойным. Он занёс для удара Громовое Бедствие.