Глава 927. Осада

Все были изумлены. Никто не ожидал, что самый свирепый и безумный командир из тринадцати, Грейд, будет ранен за одно мгновение. Этот Фан Синцзянь, только что занявший позицию командира Белой Армии, неожиданно оказался гораздо сильнее, чем кто-либо ожидал.

Хэй Хэ прищурился, в его взгляде появилась серьёзно.

Тем не менее, в этот момент, перед глазами миллиардов людей, как он мог показать слабину? Более того, победителя определяет только битва. Ни он, ни Грейд ещё не использовали свои полные силы.

Поэтому, в тот же момент как Грейд отступил, Хэй Хэ выступил вперёд и использовал Подчинение Мира Сердцу. Его техника была в десять раз сильнее, чем техника Циня Вана.

Мир остановился, воздух замер на месте. Бессчётные частички пыли так и остались блестеть в воздухе. Все движения микромира были остановлены.

Запечатанное пространство потянулось к мечу Паньвэй и серый свет обернулся вокруг него множеством слоёв.

– Печать!

С хладнокровным рёвом Хэй Хэ, серый свет собрался во множество бинтов, обвязавших собой меч Паньвэй.

Каждый из этих Смертоносных Бинтов, контролирующих пространство на самом фундаментальном уровне, был прочнее сплавов используемых для изготовления космических челноков и мог существовать практически в любой среде. Даже если потянуть за один из них с силой в несколько сотен тонн, не удастся даже растянуть.

Вслед за этим, гигантский серый гроб опустился с неба, медленно поглотив в себя меч и бинты, в которые он был замотан.

Тьма в сером гробу, казалось, связанна с другим измерением. Ни один из современных приборов не мог обнаружить, что происходит внутри этого гроба.

Весь процесс был быстрым как удар молнии, и завершился в мгновение ока. К тому моменту как кто-то отреагировал, серебряный меч уже был замотан и медленно всасывался в черноту гроба.

Хэй Хэ ухмыльнулся и толкнул вперёд свою ладонь. Гигантская серая рука материализовалась. Её можно было легко спутать с настоящей, ведь под кожей даже были видны вены и кровь. Величественная сила подняла такой ветер, что крыша, весом больше миллиона тонн, улетела вдаль.

Эта ладонь ударила в меч, пытаясь затолкать его в гроб.

Но удар будто бы выбил из меча волну серебряного света.

Если до этого луч посылал всего один-два луча и этого хватило для победы всей Серой Армии, за исключением командира, то теперь лучей было больше, чем звёзд на небе.

Хэй Хэ успел только удивиться.

–Пффт-пфффт–

Все Смертоносные Бинты мгновенно порвались и превратились в пыль.

Затем, не останавливаясь, серебряный свет стёр в пыль гигантскую серую ладонь, взорвавшуюся осколками света. В это же время рассыпался гигантский серый гроб.

Вырвавшись из печати Хэй Хэ в одно мгновение, свет продолжил свой путь. Он собрался в одной точке и ударил в командира Серой Армии.

Хэй Хэ издал разъярённый рёв и Подчинение Мира Сердцу резко сжалось до размера сферы размером с баскетбольный мяч, пытаясь смять свет меча.

Это не хватило и серый свет продолжил сжиматься до того момента, пока сам микромир не перестал двигаться, а температура достигла абсолютного нуля: минус двести семьдесят три градуса по шкале Цельсия.

Эту великую технику Хэй Хэ сотворил постигнув микромир. Он назвал её Печатью Нуля.

Но в следующее мгновение сфера света и меч света столкнулись. Сфера света раскололась мгновенно и беззвучно, а свет меча оставил в теле Хэй Хэ большую дыру.

Издав крик агонии, Хэй Хэ разлетелся на крошечные клочки серого света.

После чего сформировал себе новое тело и с ужасом уставился на меч Паньвэй.

«Откуда, чёрт возьми, взялся этот Фан Синцзянь? Его уровень силы и знаний достиг невозможных высот…»

Убедившись, что в одиночку ему не победить, Хэй Хэ издал рёв, от которого воздух задрожал. Он сказал Грейду: – Чего ты там стоишь? Атакуем вместе и победим его!

Чёрные тени, разлетевшиеся во всех направлениях, уже снова собрались в нечто напоминающее тело. Ужас в его глазах постепенно затмила алчность.

Неизвестная сила травмировала его в момент прикосновения к мечу, но само естество Грейда заключалось в алчности. Оно было в самих его костях. Неисчислимые сознания жаждали этого меча.

Поэтому алчность быстра пересилила его ужас. Более того, сейчас в его сердце было больше алчности, чем когда-либо, ведь ничего подобного этому мечу он ещё не видел. Волны теней разлетелись из его тела пузырями, и он мгновенно стал выглядеть сильнее.

В чёрной ауре, лишь глаза светились в кромешной темноте. Он посмотрел на серебряный меч и Джессику, после чего издал животный рёв: – Отдайте мне меч и страницу Книги Мудрости! Они мои!

Пока он говорил, сознания верещали в пространстве вокруг. Чёрные души вылетали из его тела и бросались на Джессику, и каждый из этой мириады призраков издавал вой. Их глаза поглощали сам свет, из-за чего казалось, будто они светятся чёрным, и таким было их желание поглотить всё в этом мире.

Такими были души формирующие Грейда. Каждая из них была членов Чёрной Армии. Благодаря природе алчности, они застряли в постоянном цикле поглощения друг друга.

И сейчас Грейд выпустил их всех, словно вся Чёрная Армия пришла в мир.

Перед таким безумным количеством душ, Паньвэй снова слегка вздрогнул, и волна серебряного света вырвалась во всех направлениях.

Однако в этот раз серебряный свет, способный разрезать всё на своём пути, не был эффективен. Каждая из этих душ представляла собой алчность, а потому все они начали поглощать лучи света, попавшие в них.

Когда между ними наступила ничья, Хэй Хэ снова сделал свой ход.

Он неожиданно сжал правую руку и это движение будто бы втянуло в его руку весь свет мира. Это было состояние, в котором весь мир поместился ему в ладонь и он стал его верховным правителем, законы которого неоспоримы.