Глава 941. Нерешительность

– Бегите, сейчас же!

Эдвард изменился в лице и мгновенно превратился в луч света, пробив стену своей космической станции.

Остальные командиры тоже разбежались во всех направлениях, словно фейерверк в черноте космоса.

В то же мгновение как они покинули станцию, из кончика пальца Фана Синцзяня выстрелил луч света меча. Он мгновенно растянулся на сотни километров и полностью испарил самую совершенную космическую станцию этого мира.

Почтенный Фахэ, Король Трепета, Грейд, Мин Ван, Акарюи Джюширо, и Эдвард…

Включая Фана Синцзяня, семь командиров собрались в одном месте. За исключением командиров Серебряной и Бирюзовой Армий, Фан Синцзянь встретил всех лидеров Тринадцати Армий.

Посмотрев на Фана Синцзяня, Эдвард сжал волю в кулак и сказал: – Мы наконец-то встретились. – Золотой свет сиял из всего его тела, он был словно ярчайшая звезда в ночном небе. Среди искажённого золотого света, тут и там, виднелись цифры, формулы, и целые строки информации, дающие чувство чрезвычайной таинственности. Он продолжил: – Нет ли возможности мирно договориться? Ты ведь один из нас, командир Белой Армии. Может ты этого не знал, но над этой планетой нависла ещё бо́льшая опасность. Мы не должны сражаться друг с другом.

Фан Синцзянь был немного удивлён, когда увидел Эдварда: «В этом захудалом мирке нашёлся ещё и эксперт с силой пятого ранга Божественного уровня? Более того, он глубоко познал микромир. Я бы поставил его на один уровень с Королём Небесного Льва».

Можно сказать, что такого уровня достичь практически невозможно в мире, где культура совершенствования развита настолько слабо.

«Жаль, что мне придётся убить всех, кто стоит у меня на пути».

Эти мысли пролетели в голове Фана Синцзяня мгновенно, поэтому для остальных всё выглядело так, будто он сразу поднял руку и пустил в них мириады световых метеоров.

– Чёрт, да его вообще не волнует союз с нами.

В глазах семи командиров появилась ярость. Наплевательство Фана Синцзяня было как пинок по их гордости.

Тем не менее, перед такой волной света меча, им оставалось только уклоняться.

Эдварду в этом плане было проще всего: одним лёгким движением он исказил пространство, после чего шагнул за десяток километров, оказавшись прямо перед Фаном Синцзянем.

Вслед за этим, он замахнулся рукой и ударил сжатым лучом радиации, температурой в несколько десятков тысяч градусов.

– Неплохо, – сказал Фан Синцзянь, позволивший этому удару попасть точно в свою грудь. Световой клинок заскрежетал, после чего разлетелся на светящуюся пыль. – У тебя настоящий талант, раз ты достиг таких высот в этом мире. Тем не менее, это бесполезно против меня.

Пока он произносил эти слова, его тело медленно становилось серебряным. Он будто бы стал полностью металлическим. Такой была Высшая Точка Телосложения Меча Соединяющего Небеса!

Только Фан Синцзянь закончил говорить, как Эдвард атаковал. Золотой свет засиял на кончиках его пальцев и две волны силы появились. Одна была материальна, но другая нет.

– Тогда посмотри ещё мой Взрыв Антиматерии.

В следующее мгновение два порыва силы соприкоснулись и взрыв безумной мощи осветил всю ночную сторону Земли словно бы дневным светом. Высокая температура вспыхнула, но они были в вакууме, поэтому ударная волна досталась исключительно Фану Синцзяню. Эта техника была настолько сильна, что могла бы убить большинство экспертов пятого ранга Божественного уровня.

Под изумлённым взглядом Эдварда, Фан Синцзянь остался совершенно невредим.

– Как!? – Он тут же попытался просканировать своего противника волей, но тут же впал в транс.

Насколько бы он не усиливал свои чувства, ему не удавалось понять ничего. Его воля будто бы уходила в бесконечную глубину и уже не могла вернуться назад. Ему не удавалось увидеть никакой структуры в теле Фана Синцзяня, словно бы он состоял из единого блока пространства.

В этот момент спокойствие исчезло с лица Эдварда в первый раз за долгие годы. Только теперь он понял какую непростительную ошибку совершил.

«Поверить только, что я не обращал внимания на это чудовище…»

С сожалением на лице, Эдвард начал извергаться золотым светом, опутывающим Фана Синцзяня.

– О? Хочет подорвать себя? Но это бесполезно.

Опаляющий золотой свет взорвался из тела Эдварда. Вся энергия его кольца начала материализовывать колоссальное количество антиматерии.

Эдвард грустно улыбнулся: – Жаль, что мне не увидеть твоего поражения.

В то же мгновение как они столкнулись, остальные командиры попытались сбежать с безумными выражениями на лицах. Опаляющий золотой свет вспыхнул как второе солнце, разогнав всю ночную темноту Земли.

Больше десяти миллиардов людей изумлённо смотрели в небо. Только через пять минут свет начал постепенно угасать.

Оставшиеся командиры разделились и сбежали. Каждый из них получил последнее сообщение Эдварда: – Не пытайтесь победить его силой. Выпускайте Серебряного и Бирюзового. Только у них есть шанс против этого монстра.

Все командиры сбежали в разных направлениях, но продолжали общаться при помощи энергии колец. Спустя час все они собрались на поверхности Луны.

– И что нам делать? – спросил Хэй Хэ, даже он был сбит с толку. – Мы действительно выпустим их?

В глазах Короля Трепета появился страх. Два человека вспыхнули в его воспоминаниях как две звезды в ночном небе.

Среди всех присутствующих, он боялся их больше всех. Потому что для них он был естественным врагом.

– Ни за что, – первым возразил Король Трепета. – Если выпустить их, то всей планете хана.

– Ха-ха, – засмеялся Акарюи Джюширо, крепко сжав рукоять Преследующего Свет. – Они не станут уничтожать планету, а вот насчёт тебя не знаю. Ты против, потому что боишься их?

Король Трепета ответил злобно: – Акарюи, не делай вид, будто ты не боишься. Если выпустить их, то можешь полностью забыть о развитии. Никакого прогресса тебе уже никогда не видать.

Но лидер Красной Армии лишь улыбнулся: – Вот это да, никакого прогресса, ужас. С другой стороны, Фан Синцзянь всего лишь всех нас убьёт. Ты ведь сам видел, он не остановится, пока мы живы.

Хэй Хэ потряс головой: – Но это слишком опасно. Они неконтролируемы. Мы можем потерять половину наших людей в ту же секунду как выпустим их.

Мин Ван посмотрел на Громовое Бедствие в своей руке и вздохнул: – Если мы не выпустим их, то можем потерять всех. Фан Синцзянь превосходит нас во всём, сам видел. Даже Эдвард пал.

– Мы не можем отпускать их, – рявкнул Грейд. – Иначе кончились дни мира и спокойствия. Вы что, хотите возвращения старых времён?

Воспоминания о прошлом заставили сердца каждого пропустить удар.

Фахэ воткнул Бездну в лунный грунт и сказал: – Тогда давайте заранее придумаем способ избавиться от них. В прошлый раз нам это удалось, значит и в этот получится. Всё-таки, их главные противники, это они сами.

Пока выжившие командиры спорили, к ним неожиданно присоединился оранжевый свет.

Это был Эдвард, который должен был погибнуть от самоуничтожения своего кольца.

Проведя взглядом по тревожным лицам, он поднял руку с оранжевым кольцом. Энергия кольца сформировалась в импульсы и передала слова в вакууме:

– Не волнуйтесь. Я клон приготовленный настоящим Эдвардом. Я был активирован сразу после его смерти, – сказал клон Эдварда. – У нас нет времени на спор, мы должны выпустить их сейчас же. Только у них есть шанс на победу над Фаном Синцзянем. Что до того, чего ждать после смерти Фана Синцзяня, то будем решать проблемы по мере поступления. По крайней мере, в первую очередь они попытаются убить друг друга, а это нам на руку.

Оранжевый свет исходящий от Эдварда помог всем успокоиться. Что-что, а энергию колец не подделать.

Тем не менее, его слова заставили всех погрузиться в тишину.