Глава 945. Очередной прорыв

Почему он не вернулся на Землю?

Ответ на этот вопрос хотели знать все, но решился задать только Эдвард.

Юноша с серебряными волосами опустил голову, посмотрел на ледяную равнину под своими ногами, и безразлично сказал: – Десять лет назад я вернулся в сознание. На этой необитаемой планеты, среди океана водорода и гелия, я тихо и спокойно накапливал силу, постепенно губя Хоула.

Хоул — командир Бирюзовой Армии, великий эксперт, запечатанный с командиром Серебряной Армии.

– Семь лет назад мне удалось полностью стереть волю и физическое тело Хоула. В тот момент он окончательно пропал с лица этого мира, – продолжил юноша. – Однако, мои собственные эмоции в тот момент накалились до предела из-за времени проведённого неподвижно во льду. Они могли взорваться как вулкан. Если бы я просто снял печать своих эмоций, то пришёл бы в такую ярость, что мог бы уничтожить весь мир.

Юноша вздохнул.

– Поэтому, в последующие годы, я медленно восстанавливал свои эмоции, позволяя им вырываться понемногу. Это оказалось куда труднее, чем я ожидал, – покачал он головой. – Тогда я понял, что даже имея силу смять целый мир одним движением руки, я не могу легко избавиться от одной мысли в своей голове. Поэтому мне потребовался новый способ, в который я мог бы вкладывать эмоции постепенно, не позволяя им нанести урон Земле. Метод, использованный мной… размышление.

– Я думал о Земле и сущности жизни. Пять лет назад я начал видеть волны света, различать давление, заметил трещины в пространстве. Три года назад мне удалось впервые заглянуть в будущее. Тогда я увидел сущность самого мира и своё поражение…

– Год назад я почувствовал зло в далёком пространстве-времени и попытался предотвратить их появление в нашей вселенной…

– Я столько всего сделал за это время, и вот вы вернулись на Сатурн, – закончил юноша с серебряными волосами свою историю. Он поднял взгляд на Эдварда и спокойно спросил: – Что случилось? Я чувствую большие изменения на Земле.

– Ульпиан… – тихо произнёс Эдвард. В его глазах был глубочайший и непостижимый ужас перед этим юношей.

Ульпиан стоял перед ним и выглядел как человек, но скорее был похож на чёрную дыру, поглощающую все мысли и волны, какими он попытался изучить его тело.

Хэй Хэ сказал: – Нас атаковали…

Он передал все воспоминания и мысли о Фане Синцзяне, после чего добавил: – Он слишком силён для нас, у него нет никаких принципов. Он устраивал резню на Земле без всяких причин, угрожая стабильности всей планеты. Ульпиан, нам нужна твоя помощь.

Ульпиан не сказал ни слова. Он только поднял руку и посмотрел на серебряный меч в своей руке, отправив в него волю громадную и сияющую как Млечный Путь.

Эта сцена заставила Мина Вана измениться в лице. Он не представлял, когда Ульпиан забрал Громовое Бедствие из его руки.

Остальные тоже обменялись взглядами не скрывающими сожаления.

«Мы пришли сюда в ужасе перед монстров, и встретилось нам чудовище», подумали они.

Воля Ульпиана покинула Громовое Бедствие и меч, непонятным никому образом, вернулся в руку Мина Вана. Который побледнел ещё больше.

– Думаю, этот меч был выкован им, – спокойно сказал Ульпиан. – Вы были правы, он сильнее любого из вас. Думаю, мне потребуется полторы минуты, чтобы убить его.

Он начал поднимать руку и серебряный свет расплылся рекой.

– Пойдём. Мы не можем позволить ему уничтожить Землю. Мы обязаны вернуть в мир порядок.

Он махнул рукой и все перенеслись на сотни километров в одно мгновение.

Эдвард изменился в лице: – Сверхсветовая скорость достигнутая при помощи искривления пространства?

Он поднял голову и увидел как звёздный свет вокруг них превращается во множество длинных линий.

«Он способен искажать пространство и двигаться быстрее света?» – Эдвард повернулся на Ульпиана, на сердце у него становилось всё тяжелее. – «Насколько сильнее он стал? Не ошиблись ли мы, когда отправились за его помощью?.. С другой стороны, он ведь не убил Короля Трепета, как только увидел его. Может быть, его чувство справедливости затупилось за эти годы?»

Однако затем он осмотрелся и его глаза широко раскрылись.

«Стоп, почему нас семеро? Где Король Трепета!?»

Эдвард почувствовал как все волосы встают на его теле. Никто даже не заметил, как Король Трепета исчез.

Но стоило ему повернуться на Ульпиана, как он заметил на лице юноши жуткую улыбку. По какой-то причине, Эдварду показалось его лицо слишком бледным, словно он смотрел на мертвеца.

На Земле, Фан Синцзянь почувствовал как его сердце забилось сильнее. Он поднял свой взгляд и словно бы мог видеть сквозь любое пространство, повернулся на Сатурн.

Затем он медленно поднялся и весь Священный Белый Разлом начал дрожать, словно какая-то чудовищная сила пыталась разорвать само пространство.

Спустя полгода Фан Синцзянь стал гораздо сильнее.

Все две тысячи триста тридцать три страницы Книги Мудрости были полностью им расшифрованы, и теперь Фан Синцзянь понимал мир на совершенно ином уровне. Его меч Мгновения тоже был на пороге прорыва.

При помощи экспериментов проведённых над воинами различных армий, он достиг великого успеха в Пути Меча Сердца. Даже эмоции Святого Бессмертия получали небольшое воздействие, когда он находился рядом.

– Ты почувствовал? – спросил Святой Бессмертия, появившийся рядом с Фаном Синцзянем. – Какая чудовищная злоба.

– Мгм, – прогудел Фан Синцзянь. – Думаю, мне нужно уединиться на всё оставшееся время и посветить свои усилия завершению последнего испытания.

Святой Бессмертия замолчал на пару секунд, после чего сказал: – Хотя Сатурн более чем в миллиарде километров от нас, нельзя отбрасывать возможность, что этот человек способен перемещаться быстрее скорости света, учитывая его силу. Он может прибыть на Землю, пока ты будешь в уединении.

С помрачневшим взглядом, он добавил: – Если тебе нужно уединиться, найди место, где он тебя не найдёт.

Фан Синцзянь кивнул. Он не боялся того, что противник прибудет на Землю, пока он будет в уединении. Всё-таки, на Земле у него не было доверенных последователей. Для него важно только то, чтобы этот человек не нашёл его самого.

Тем не менее, Святой Бессмертия спросил: – Насколько тебе нужно уединение? Ты уверен, что достигнешь прорыва? – Он чувствовал, что уединяться в такой момент слишком рискованно.

Фан Синцзянь посмотрел на свою ладонь и почувствовал кипящие намерения меча в своём теле. За последние полгода он достиг колоссального прогресса в совершенствовании.

– Немного… Мне потребуется немного времени, чтобы достичь ещё одного прорыва в искусстве меча.