Глава 952. Битва

Фану Синцзяню потребовалось восемь минут, чтобы добраться до Земли. Когда он появился во внешнем слое атмосферы и посмотрел вниз, на полностью изменившуюся планету, то был искренне удивлён.

Однако в следующее мгновение шок превратился в радость.

– Хорошо. Это очень хорошо. Лишь такой могущественный соперник достоин стать моим испытанием шестого ранга Божественного уровня.

Лучи намерения меча вырвались из его тела, пока он дрожал так, что пространство вокруг него исходило трещинами. Он словно не мог дождаться сражения с Ульпианом.

Фан Синцзянь мимолётно улыбнулся и начал спускаться на гигантский континент Земли.

Хотя его боевая воля была прочной как сталь, а сам он был чрезвычайно уверен, это не означало, что он станет действовать безрассудно. Вместо этого он собирался начать с того, чтобы собрать информацию о своём противнике.

Побродив по континенту немного, Фан Синцзянь узнал всё, что Ульпиан делал за прошедший месяц. Он был полон восхищения и похвалы за такой масштаб активности.

Фан Синцзянь поднял голову и посмотрел на небесную реку, что плыла над облаками. И немного прищурился: – Эта небесная река его Виртуальное Изображение?

– Именно, – неожиданно ответил из-за спины Святой Бессмертия. Он тоже поднял взгляд к небу и объяснил: – Он поддерживает своё Виртуальное Изображение уже целый месяц. Хотя такая форма не подходит для поиска определённых противников, вроде нас, его глубочайшие знания пространства большая редкость.

Фан Синцзянь кивнул. Таким было преимущество совершенствования при помощи кольца. Энергия колец безгранична и позволяет постоянно питаться энергией демонических богов. Ему не нужно бояться о том, что у него закончатся силы, он словно вечный двигатель.

Все его действия за прошедший месяц показывали, что он хотел заменить волю небес собственной, превратившись в клинок палача зависший над шеей каждого. Всё человечество стало его рабами. Такая смелость и размах, можно сказать, были величайшими среди всех противников, каких встречал Фан Синцзянь.

В следующее мгновение Святой Бессмертия повернулся на Фана Синцзяня и серьёзно сказал: – Брат Фан, теперь, когда ты закончил с уединением, готов ли ты разобраться с ним?

Святой Бессмертия тоже был удивлён действиями Ульпиана за прошедший месяц. Его уверенность в победе снизилась не меньше чем на треть.

Фан Синцзянь ответил спокойно: – Моя Техника Меча Небесного Искоренения достигла предела пятого ранга Божественного уровня. Если мне не победить его сейчас, то я не смогу победить и через сотню лет. Кроме того, мы и так слишком долго готовились. Пути назад уже нет.

Святой Бессмертия улыбнулся: – Неплохо. Впрочем, уже то, что мы можем объединить силы, величайшее благословление.

В следующий момент его взгляд остановился на Центральном Городе и он сказал: – Тогда пошли.

В зале Единого Государства, до сих пор снимали выступление.

Эдвард глаз не сводил с Ульпиана, который всё ещё был на сцене. Никто не знал о чём он думает.

Рядом с ним сидели Мин Ван Зелёной Армии, Акарюи Джюширо Красной, и Почтенный Фахэ Оранжевой. Их взгляды были неподвижны, перед ними лежали Громове Бедствие, Бездна, и Преследующий Свет. Холодный блеск читался в их глазах на Ульпиана.

За кафедрой, Ульпиан продолжал: – …с помощью технологий Золотой Армии и моих сил, проблема недостатка пищи была полностью решена.

– Моя небесная река будет находиться в небе день и ночь двадцать четыре часа в сутки каждый день года, – продолжал он. – Через три месяца я дам контроль над ней всем людям Земли, и тогда каждый сможет воспользоваться небесной рекой для мгновенного перемещения в любую точку Земли. Проблемы дорожного трафика будут решены на корню.

– Решив проблемы трафика, люди смогут попасть в любую точку Земли при помощи небесной реки, и поскольку трафик больше не будет проблемой, снизятся цены на жизнь. Если человек может в любой момент попасть в любое место Земли, то не важно где он живёт и работает, а значит проблема застройки тоже будет решена.

На этих словах Ульпиана овации раздались по всей планете. Он не давал пустых обещаний и не оправдывался перед всеми как это обычно делают политики. Вместо этого он действительно работал во благо человечества.

Ульпиан продолжил: – Конечно, с небесной рекой, моя воля едина для всей планеты. Мои глаза всегда будут следить за каждым из вас, никто не сможет нарушить закон. Любой вред одного человека другим останется запрещённым, навсегда. Только так можно достичь беспрецедентной золотой эры человечества.

Эдвард не сводил взгляда с Ульпиана и думал: – «Его справедливость становится всё более предвзятой. Он ведь открыто угрожает всем своей силой. С другой стороны, алчность в самой человеческой природе, поэтому других методов не остаётся…».

Эдвард был не лучшего мнения о насильственных методах Ульпиана. Более того, по его мнению, Ульпиан запрещал саму человеческую природу. Заставлял всех видеть добро и зло так, как их видит он.

«Но даже если он потерпит неудачу… Что ж, пока он жив, у него будут бессчётные шансы измениться самому и изменить других. Его сила неоспорима…»

Но на этом его мысли прервались дрожью во всём здании. Крыша неожиданно была оторвана от здания и улетела вдаль, в то время как человеческая фигура медленно приближалась.

– Ульпиан.

Ледяной голос прозвучал в каждой голове, словно холодное лезвие прошло рядом с каждой душой. Молнии били с неба, вызывая ужасные чувства в самих сердцах.

Это был Фан Синцзянь! Все были изумлены, потому как никто уже не ждал, что он появится снова. Более того, видимо он решил сразиться с Ульпианом.

Командир Серебряной Армии поднял голову. На самом деле, после того как он принял Виртуальное Изображение небесной реки, его изображение за кафедрой было не более чем проекцией. Он видел Фана Синцзяня со всех доступных ракурсов.

– Фан Синцзянь? Я удивлён, что тебе хватило смелости прийти сюда. Этого я не ожидал.

Фан Синцзянь потянул руку вперёд и Длинный Меч Белой Кости будто бы вырвало из самого пространства. Он схватил этот меч, связанный с его кровью и духом, сделанный из его собственного ребра. И медленно произнёс: – Я никак не ожидал встретить такой великий талант в этом мире практически не имеющем истории совершенствования. Постичь пространство, разделить внимание на весь мир, в одиночку подавить волю всех и каждого… Ты достойный противник.

Ульпиан спокойно смотрел на него, как человек перед муравьём. Ни появление, ни слова Фана Синцзяня не вызвали в нём никаких эмоций.

– Фан Синцзянь, ты довольно силён. Если ты присоединишься ко мне, то мои планы ускорятся на десять процентов, – вздохнул он. После чего сказал горюющим голосом: – Я уже и так убил слишком много людей.

– Но если я не убью тебя, то мне не достичь успеха в моём Дао, – хладнокровно засмеялся Фан Синцзянь, его Меч Белой Кости со свистом ударил.

В это мгновение Ци Меча разрезало мир, белый газ длинной больше тридцати километров приземлился с неба. Он разрубил атмосферу и вызвал взрыв из-за перепада температур. Плазменное пламя разрезало Центральный Город надвое.

Ульпиан спокойно проводил луч взглядом. После чего исчез.

В то же время, небесная река начала кипеть, всплеск затмил все остальные звуки мира.

В этот момент всеобщего изумления, небесная река и Ци меча столкнулись. Великая война началась.