Глава 957. Перемена мест

Пока Святой Бессмертия думал об этом, сила собранная небесной рекой вырвалась в один удар колоссальной силы. Такой сильный удар был действительно историческим событием боевых искусств.

Небесная река, в которую превратился Ульпиан, преобразовалась в нечто способное уничтожить целый континент одним лёгким взмахом. Однако даже после этого серебряная река продолжала кипеть и набирать обороты, увеличив свою мощь десятикратно.

Но самым ужасным было то, что вырывающаяся мощь не выстреливала во всех направлениях, а фокусировалась в одной точке, направленной на Фана Синцзяня.

Святой воскликнул: – Что? Он нас обнаружил? Но как? Его уровень искусства иллюзий должен быть ниже. Иначе как он мог позволить привести себя на Солнце.

В это время серебряный дракон проглотил Фана Синцзяня. Где пролетало его гигантское тело, пламя Солнца тухло, бессчётные микроскопические чёрные дыры образовывались и поглощали всё вокруг.

Восемь минут спустя, когда солнечный свет долетит до Земли, люди обнаружат, что немного потемнеет, несмотря на безоблачное небо.

На поверхности Солнца чёрное пятно шириной в десятки тысяч километров появилось из-за одной атаки Ульпиана.

Даже в глубине Солнца ему удалось поглотить девяносто девять процентов частиц и энергии, оставив за собой только вакуум.

За этой атакой, стоял Фан Синцзянь среди тёмной пустоты и излучал яркий серебряный свет.

Они обменялись могущественными ударами и оставили тёмное пятно на поверхности Солнца размером с большой астероид. У Фана Синцзяня не осталось выбора, кроме как принять Высшую Точку Телосложения Меча Соединяющего Небеса.

«Настоящие монстры», – начал нервничать Святой Бессмертия. – «Если бы я принял такую атаку телом, то не выжил бы точно. Но Фан Синцзянь даже не попытался защищаться. С другой стороны, он до последнего момента не использовал эту технику. Она потребляет так много энергии? Значит, в обычной форме ему не выдержать атаки Ульпиана, поэтому соревнование иллюзий продолжится?».

Пока Святой Бессмертия оценивал ситуацию, Фан Синцзянь завершал идеальную форму Высшей Точки.

Хотя его уровень совершенствования достиг небывалых высот, до сих пор он мог сохранять эту форму не более часа. Тем не менее, он был уверен, что Ульпиану никак не победить его на протяжении этого часа.

И всё-таки, было что-то, что зацепило внимание Фана Синцзяня. Он посмотрел на Ульпиана, находящегося по другую сторону вакуумной пустоты, и спросил: – Ты научился и этому?

– Внезапному Прозрению? – спокойно ответил Ульпиан. – На это у меня ушло очень много времени, но да, я научился.

Изумление вспыхнуло в глазах Святого Бессмертия: – «Так вот оно как. И ведь верно, сила и радиус атак Ульпиана превосходят Фана Синцзяня. Более того, его искусство иллюзий должно быть эффективнее. По крайней мере, область применения способностей и радиус точно должны быть выше в искусству иллюзий, учитывая его Виртуальное Изображение, но Фан Синцзянь обходил его благодаря Внезапному Прозрению. Так ему удалось заманить Ульпиана на Солнце, но теперь он понял Внезапное Прозрение и тоже видит сквозь иллюзии».

Святой Бессмертия почувствовал дрожь: – «Насколько же талантлив Ульпиан. Он не только постиг техники Фана Синцзяня, но и даже Внезапное Прозрение ему далось. И не просто далось, он смог воспользоваться им, чтобы вычислить Фана Синцзяня и разрушить Реальность Меча. Поразительно».

Святой Бессмертия чувствовал себя так, словно стоял на краю скалы: – «Настоящее чудовище. Если бы не Верхняя Точка Телосложения Меча Соединяющего Небеса Фана Синцзяня, мы были бы уже мертвы. С того момента как он постиг иллюзии Фана Синцзяня и Внезапное Прозрение, он стал превосходить нас по всем фронтам. Если так продолжится, то это будет бесконечный бой иллюзий. Неужели сейчас начнётся настоящий бой?»

(ПП: пора бы уже, сколько глав ждём)

В это же время серебряный дракон начал сжиматься, постепенно уменьшаясь в размерах. Очень быстро он стал размером с континент, затем с большой остров, с город, с пруд, и, наконец, принял человеческий образ Ульпиана.

«Почему он отозвал своё Виртуальное Изображение?» – удивился Святой Бессмертия. Ульпиан, в форме небесной реки, может постоянно перемещать себя из одного места в другое, даже не говоря о чистой силе миллиардов тонн серебряной энергии. Святой Бессмертия просто не мог этого понять.

Однако затем он увидел как пламя Солнца вокруг него быстро заполняет вакуум и понял: – «Так вот в чём дело. В такой гигантской форме ему приходилось устранять слишком большие объёмы плазмы».

Поскольку бой проходил на Солнце, чем больше размер тела, тем больше пламени и радиации приходится выдерживать. Особенно учитывая то, насколько гигантским было Виртуальное Изображение Ульпиана. Трудно и представить, сколько это требовало энергии.

«Поверить не могу, что Фан Синцзянь продумал даже это. Неужели он с самого начала предугадал что произойдёт?» – ахнул Святой Бессмертия. – «Ульпиан обошёл его искусство иллюзий, но на Солнце ему всё равно пришлось отозвать Виртуальное Изображение. Теперь инициатива за Фаном Синцзянем. Если так подумать, то Солнце действительно лучшее поле боя. Значит, теперь будет настоящее сражение, а не игры в иллюзии?»

Святой Бессмертия не мог подавить эмоции, пока наблюдал за этим сражением. И Ульпиан, и Фан Синцзянь были чрезвычайно сильны и талантливы, их способности к обучению, возможно, были величайшими в истории. Если бы он сам сражался с одним из них, то наверняка не успел бы и испугаться перед смертью.

Одно лёгкое движение и Ульпиан исказил пространство, сжал расстояние, и оказался перед Фаном Синцзянем быстрее света.

Вся энергия небесной реки сейчас была сконцентрирована в одном человеческом теле. Что раньше расплескивалось на гигантскую площадь, теперь сконцентрировано в единой точке.

Где бы ни проходил кулак Ульпиана, пространство выплёвывало всю материю в стороны. За ним буквально осталась полоса кромешной тьмы, и когда он столкнулся с Фаном Синцзянем, то ударил будто бы не он, а луч тьмы.