Глава 143. Три Норны (часть 2)

Кап, кап.

Как будто что-то падает.

Бог Мечей открыл глаза из-за щекочущего звука. Львиной маски, всегда закрывавшей его лицо, не было.


Где я?

Бог Мечей хотел заговорить, но получился только скулёж. Он ничего не мог вспомнить.

От рождения он был нем, поэтому не знал, как это — разговаривать. Из-за чего над ним постоянно издевались. В Башне инвалид мог выжить, только став сильным, поэтому он усердно трудился, чтобы достичь своей цели.

Когда король Му заметил его, и взял в ученики, будущий Бог Мечей достиг вершины своей жизни, получив навык Открытой речи.

Тогда он был растроган до слёз. Он плакал в первый и в последний раз.

А потом постоянно пользовался Открытой речью и больше не чувствовал никакого дискомфорта. Но после того, как его тело сильно пострадало, поскольку это была магическая сила, он больше не мог пользоваться Открытой речью.

Как же неудобно не иметь возможности заговорить. Бог Мечей вспомнил прошлое. И с трудом, с болью, подавив смятение и вытянув всё, что мог, снова открыл этот навык.

«Есть… здесь… кто-нибудь?»

С трудом выговорил он, но ответа не было. Его Открытая речь напрасно испарилась в воздухе.

Тут никого нет?

Бог Мечей снова вытолкнул из себя Открытую речь.

«Есть здесь кто-нибудь?»

Но ответа по-прежнему не было.

Он скривился.

Куда бы он ни шел, за ним всегда тенями скользили его подчинённые. Даже обессилев, они шли за ним. Нет, они первыми спрашивали, не устал ли он, еще до того, как он позовёт их.

Бог Мечей подумал, что что-то не так. В его отрывочных воспоминаниях у него еще были подчиненные. Подчинённые, которые следовали за ним повсюду, даже серьёзно раненные, Бог Копий бежал, унося его на спине.

А после этого…

Что случилось?

Голова болела, как будто в неё впивались чьи-то клыки. Бог Мечей нахмурился. Словно говоря, что ему стоит подумать о чём-то другом, голова отказывалась мыслить. Как будто уговаривала отдохнуть, ведь она так устала.

Но Бог Мечей нахмурился, пытаясь глубже проникнуть в свой разум. Ясно, что он что-то упускает. Он должен вспомнить. Он пытался вспомнить то, что упускает, а когда сознание прояснилось, всё начало складываться воедино, как мозаика.

Королева Лета за спиной, красный дракон, его люди, которые бросаются на неё, словно мотыльки, привлеченные пламенем, рушащийся остров…

И.

Бог Копий, который защищает его из последних сил, с улыбкой принимая стрелы и ножи.

Бог Мечей вскинулся.

Когда он открыл глаза, все события пронеслись перед ним, как панорама. Он вспомнил, что его преследовали, но не знал, что произошло потом. В конце концов Бог Мечей потратил последнюю энергию на зловещее предчувствие.

Уничтоженная магическая система продолжала работать. Каждый раз, когда он пытался ее задействовать, тело скручивало от боли, но он терпел.

Начиная с кончиков пальцев, он медленно шевельнул половиной тела. Подвигал руками, потом ногами и начал неуверенно подниматься. Он протянул руку, придерживаясь за стену. Поднял отяжелевшую голову, чтобы оглядеться.

Бог Мечей понял, что всё это время находился в туннеле. Носом он чувствовал влажность. А когда с трудом потащился вперед, под ногами захлюпали лужи. Он шел на свет, который виднелся вдали, словно спасательный круг, посланный небом, и шёл на него, как на маяк.

Через некоторое время он смог выбраться из туннеля. Влажный запах туннеля исчез, и лицо обдул лёгкий ветерок. Он почувствовал облегчение. Но Бог Мечей не мог улыбаться.

Огромное поле перед туннелем раскинулось у него пред глазами.

Он видел знакомые лица, выстроившихся перед ним стеной людей. Словно никого не собираясь пускать в туннель, они попытались заблокировать вход в него, выстроившись в ряд. Нет, они действительно заблокировали его.

Другие люди, вроде как враги, лежали на земле, так и не сумев преодолеть эту стену. Как будто тут была беспорядочная драка. Всё вокруг было полностью уничтожено, остались только пустые руины.

«А!..»

Его люди, стоявшие стеной, улыбались. Словно чувствовали себя на седьмом небе от того, что смогли защитить Бога Мечей, никого не допустив внутрь, были счастливы тем, что исполнили свой долг до конца.

«А-а-а!..»

И хотя они уже давно сделали свой последний вздох, они по-прежнему стояли твёрдо. Будто собирались защищать своего господина даже после смерти.

А в самом центре стоял Бог Копий.

Он выглядел даже хуже, чем помнил Бог Мечей: из его тела торчало многочисленное оружие, оставалось лишь удивляться, как он ещё жил.

Опираясь на копьё, как на трость, он стоял, припав на одно колено, и закрыв глаза. Вокруг него лежали многочисленные тела, видимо, он сражался до самого конца.

«А-А-А-А-А!»

Бог Мечей закричал, не веря этому зрелищу. Он хотел выплеснуть распиравшие изнутри эмоции. Ему хотелось кричать, но у него не вырвалось ни звука. Сначала он проклял своё немое тело.

Бог Мечей, просчитывающий каждое движение, только одному человеку он мог открыться полностью.

Бог Копий. Друг, который некогда протянул руку тому, кто знал лишь презрение со стороны других. Озорной парень, который продолжал увлекать его, говоря, что они должны научиться весёлой игре под названием Мугонг вместе.

И он умер. Со странной улыбкой. Наверное, он был счастлив, что смог защитить своего друга всеми доступными средствами. Но от этого Богу Мечей было только больнее.

Он должен был бежать, какой же он глупец. Зачем рисковать жизнью ради него? Если бы он выжил, Бог Мечей смог бы его хотя бы возненавидеть и выбросить из головы. А так, он даже не мог его ненавидеть.

Ему хотелось вырвать своё сердце.

Если бы только он мог спасти Бога Копий. Если бы только он мог вернуть своих погибших людей. Тогда он бы сразу сдался. Но мир не так прост.

И Бог Мечей заплакал. Он поднял голову, стиснул кулаки и сжал зубы. На побагровевшем лице проступили вены.

А потом.

Что-то почувствовал у себя на руке. Это был Гунгнир в форме браслета. Меч, которым он так хотел завладеть, по-прежнему был у него в руках.

В этот миг все его эмоции улеглись, словно их не было.


Он подумал, что уже создавал ЧонХваДо из ничего. Почему бы ему не сделать то, что он уже однажды смог, снова? Кроме того, он был уверен, что сможет создать даже нечто большее. Хотя рядом не будет Бога Копий, как в прошлый раз. Но Бог Мечей считал, что они снова встретятся после смерти.

Нет, не снова.

«Он всегда будет рядом. Навеки».

Бог Мечей медленно встал. Было больно, потому что тело ещё не исцелилось, но он с непроницаемым лицом подошёл к Богу Копий, словно ничего не чувствуя, и рукой пробил его грудь.

За грудной клеткой было видно остывшее сердце. Бог Мечей без колебаний наклонился к этому сердцу.

Ρаздался хруст.

Его зубы перемалывали жесткие куски сердца. Он чувствовал тошноту, потому что оно уже начинало разлагаться, но Бог Мечей заставил себя проглотить сердце Бога Копий. Очень медленно, чтобы оно как следует переварилось.

[Каннибал]

Чтобы возродить ЧонХваДо, ему могло понадобиться больше сил, чем раньше. Βозможно, сделать это обычными средствами будет невозможно.

Он должен был прикоснуться к запретам.

Каннибал — тип навыка, который высасывает энергию, поглощённую человеком, чьё сердце съедено.

Один из базовых навыков, записанных на Изумрудной табличке Леонте.

Бог Мечей никогда его не использовал, хотя и владел им. Сила, полученная коротким путём, шла только во вред владельцу. И для того, кто ценил тренировки превыше всего, это было неприемлемо. Так что он просто ее игнорировал.

Если души и проклятия смешаются в его магической силе, это безвозвратно навредит его телу. Но Богу Мечей возвращаться было некуда. А если он попытается исцелиться медленно, на это могут уйти годы. Тогда его мечта о возрождении и мести никогда не осуществится.

Более того.

Поскольку он никак не мог получить Философский камень, это был единственный способ активировать Гунгнир. Ради него Бог Мечей отбросил последнюю гордость.

У него не осталось гордости мастера боевых искусств. К счастью, тут много «мастеров», которые могут поднять его даже выше, чем раньше.

Его друг и подчинённые. Он собирался осуществить их желание защитить его, даже после смерти. И планировал вернуть силу врагов её владельцам.

Снова раздался хруст.

Было слышно только как Бог Мечей жуёт и глотает. Лишь этот звук нарушал покой поля.

***

— Так. Ты уходишь?

Королева Лета скривилась, глядя на Бога Луков, который стоял склонившись перед ней в поклоне. Нет, теперь она должна была называть его другим именем.

Чан Βей. Она помнила, что у него какое-то странное имя. И что он с одной незначительной планеты, которая называется Земля. Помнила, потому что он был из того же мира, что и Ηебесное Крыло.

— Я думала, мы справились. Разве нет?

Чан Вей не принадлежал ни ЧонХваДо, ни Красному Дракону.

Он был наемником, который делал всё, за что ему платили. А в этой сфере он был хорошо известен, как наёмник S-ранга. Когда-то его лучше знали под именем «Тайного Сумрака».

Но кроме того факта, что он был с Земли, больше о нём мало что было известно. Его лицо, когда он показывал его, каждый раз было другим, так что никто не знал его истинного лица.

Эту работу он получил от Красного Дракона очень давно: подняться на самую высокую позицию в ЧонХваДо и стать их глазами и ушами. И помогать им, пока он им нужен. Поскольку ЧонХваДо считали уникальной организацией, это был единственный способ, который они могли выбрать. По прошествии нескольких лет он продемонстрировал огромный потенциал в ЧонХваДо, и смог занять положение Бога Луков.

В глазах Королевы Лета Чан Вей был пешкой, которую можно эффективно использовать.

Никому не хочется бросать то, над чем работал годами. А Чан Вей даже стал одним из пяти Богов Боевых Искусств. Если бы он захотел, то легко мог бы оборвать все связи с Красным Драконом. Но он рассеял любые подозрения и привёл Красный Дракон к окончательной победе.

Хотя победа сопровождалась потерями для Королевы Лета: после смерти Бахала, она не смогла найти подобного приспешника. Тогда Королева Лета подумала, что Чан Вей станет одним из ее 81 Глаза. При условии, что она отдаст ему самый высокий пост.

Однако Чан Вей твёрдо отказался. Ответив, что если бы это была его работа, он бы её сделал, но на самом деле он не собирается работать под чьим-то началом. И добавил при этом что-то вроде угрозы, спросив, справятся ли они с подобным шпионом из ЧонХваДо.

Поэтому Королеве Лета ещё больше захотелось заполучить его. В Драконьих глазах, которые хотели что-то заполучить, Чан Вей был драгоценным сокровищем. Но Королеве Лета пришлось с сожалением отказаться от этих мыслей. Сейчас она не в том положении, чтобы жадничать.

Ее волосы, которые она по привычке накручивала на палец, стали ещё синее — доказательство того, что ее сердце начинает запинаться. Королева Лета время от времени ощущала опасность. Если так будет продолжаться, её Драконье сердце может превратиться в камень.

Представитель Драконьего вида без Драконьего сердца всё равно что большая ящерица. Драконий вид мог потерять своё значение. Это всё равно, что повторить судьбу остальных представителей Драконьего вида.

Королева Лета боялась такого будущего. Она не чувствовала страха даже во время войны с ОллФоВан, а теперь страшилась, что может исчезнуть. Но Философский камень, который, как она надеялась, смог бы исправить ее сердце, пропал, вместе со всеми материалами для его изготовления.

Если так будет и дальше, дело может принять по-настоящему опасный оборот.

Она ещё обыскивала этажи в поисках Бога Мечей, но думала, что даже отыскав его, не найдет Философский камень. Кто-то, определенно, забрал его. Тот, кто из-за кулис заставил их сражаться между собой и оставил ни с чем. Ей необходимо напасть на след. К счастью, Чан Вей умеет выслеживать людей.

— Хорошо. Тогда я спрашиваю в последний раз. Ты действительно больше не собираешься работать на меня? Ты наверняка знаешь, что получишь моё благословение.

— У меня уже есть бог, которому я служу.

— Конечно. Нет лучшего способа отказаться, не так ли?

— Благодарю.

— Отлично. Тогда я поручу тебе другую работу. Время не ограничено. Я дам столько, сколько захочешь. Но я хочу, чтобы ты выполнил ее как можно скорее. Тебе просто нужно отыскать кое-кого.

— Кого вы ищете?

В ответ на вопрос Чан Вея Королева Лета скрестила ноги и заговорила.

***

— Другая работа…

По дороге из красного портала, ведущего с 76-го этажа, Чан Вей почесал подбородок большим и указательным пальцем.

— Интересно, сколько времени она займёт на этот раз.

Чан Вей не нуждался в деньгах. Он уже заработал немало, и у него был лук Четырёх направлений, полученный раньше, — больше ему ничего не нужно. Кроме того, что позволит утолить его жажду. Жажду, что постоянно точит его душу из дальнего угла сознания. Если её не унять, он нигде не сможет найти покой, ему нужно будет постоянно куда-то идти.

— Надеюсь, работа и на этот раз долгосрочная.

Он двигался стремительно, а из-под одежды сияло ожерелье. Ожерелье из ракушек, которое он сделал со своими товарищами, когда был совсем молод. Но теперь именно оно стало источником жажды, которая сжимала его душу.

Словно ждало чего-то.