Глава 154. Пять Гор Покаяния (часть 4)

«Для меня аура — форма энергии во многом трудно управляемая. Магия может рассеяться или взорваться, нужно сильное сознание, чтобы справиться с ней.

Сознание. Использование ментальных средств, которые невозможно увидеть — мне это слишком сложно понять, почти невозможно.

Но видя, как её используют Леонхард и Вальдбич, и что для них это возможно… Я только качаю головой».


Вообще, Чон У толком не знал, что такое аура. Основы её концепции записаны в его дневнике, но, как он говорил, это всего лишь концепция.

Аура была единственной областью, где его брат не преуспел.

Характеристика, которую брат получил с лёгкостью, — Десятитысячный Иммунитет. Он изначально был ближе к пониманию устройства вещей и явлений. Даже будучи родом с Земли, Чон У хорошо владел маной. А быстро научившись с ней обращаться, стал тем, кто лучше всех в Артии контролировал магию. Позднее он освоил даже сложнейшие её типы. Навык под названием «Небесные крылья», благодаря которому он и получил прозвище Небесное Крыло, создан на их основе. Он имел ясное представление о магии и легко применял её. Но, с другой стороны, именно поэтому ему оказалось трудно освоить ауру. Аура тоже использует магию, но заключает в себе куда больше энергии.

Особые трудности у брата возникали с нематериальным пониманием сознания. Он совсем не понимал эту концепцию, поэтому начал изучать Мугонг, но и не думал прикасаться к ауре. А одного Мугонга оказалось недостаточно, у него было слишком много оружия, чтобы фокусироваться ещё и на ауре. В отличие от других навыков, уровень владения которыми только рос, он не знал, сколько времени ему придётся вложить в овладение аурой. Нет, прежде всего, он думал, что его Магическому контуру, который использует чистую магию, будет сложно создать ауру.

Пришла пора отбросить эти мысли.

Ён У уже заставил своё тело привыкнуть к общему Магическому контуру благодаря меньшим контурам. Как говорили Шенон и Ханрён, чтобы попытаться овладеть Мечом Инь, он должен как минимум стать мастером.

Хорошо, что он может тренироваться на 20-м этаже. А ещё у него два выдающихся учителя. Шенон был настоящим мастером, хотя так и не стал ранкером. Ханрён тоже -мастер боевых искусств, владеющий сразу девятью клинками, оказался достаточно силён, чтобы почти заставить Бога Мечей отступить. Он был чем-то между экспертом и архатом.

Ён У есть чему поучиться.

Разница между ними двумя заключалась в том, что в отличие от Шенона, избравшего вести других к овладению боевыми искусствами, Ханрён с юных лет сражался в битвах и фактически стал апостолом боевых искусств.

А если соединить это с Восемью экстремальными кулаками, которые он уже знал…

«Я могу овладеть аурой».

Брат не мог легко пользоваться аурой из-за Десятитысячной чистоты, но Ён У, который уже привык к Мугонгу, совсем другое дело.

Ён У крепче сжал кинжал Каршины.

Единственное, что остаётся — тренироваться.

***

«Аурой можно овладеть после того, как освоишь шестое чувство».

«После шестого чувства?»

«Шестое чувство требует участия всего сознания. Аура использует его и превращает в нечто физическое».

После слов Шенона Ён У показалось, что он начал понимать чуть больше. Поскольку он уже освоил шестое чувство, то считал, что сможет лучше понять концепцию. С Экстрасенсорным восприятием он видел всё.

«Это обмен нематериального на то, что ты можешь ощутить, так что тебе нужно уравновесить её с магической силой, а она, в свою очередь, должна быть мощной», — добавил Ханрён.

Концентрация магической силы Ён У не беспокоила. Его магическую силу не сравнить с магической силой других. Драконий вид не просто так считается очень сильным. Так что ему оставалось понять одно.

«Что такое сознание?»

Проблема в том, что на этот вопрос можно ответить по-разному.

«Воля стать сильнее».

«Решимость победить».

Шенон называл боевые искусства борьбой с самим собой. При этом человек затачивает себя, как клинок. Но Ханрён говорил иначе: «Образно выражаясь, меч — оружие, которым ранишь кого-то другого. Применяя его, ты должен думать о том, как победить противника».

Иными словами, они смотрели на это по-разному, и оба были правы. Тогда какое сознание лучше всего подходит ему? Ответ он нашёл быстро.

«Сила разрушать всё на своём пути».

Ён У подумал, что было бы неплохо создать разрушающую ауру.

Для него сознание не самосовершенствование и не средство победы над другими, а лишь инструмент выживания, который нужно использовать, потому что, если этого не сделать, его убьют.

Определившись с тем, в каком направлении идти, Ён У сразу перешёл к тренировкам. Это оказалось несложно благодаря Экстрасенсорному восприятию.

«Восемь экстремальных кулаков превращают восемь типов силы в восемь форм. Это должно быть быстро».

Ён У хорошо использовал тренировочную зону, в которой находился. Первое, что он делал после пробуждения, — начинал размахивать мечом. Быстрее, чем кто-то мог уследить. Но он не сосредоточивался лишь на мече. Судя по всему, Восемь прорицаний Восьми экстремальных кулаков, которым Ён У должен был научиться, нельзя освоить одной практикой. Как строительство любой структуры или здания требует крошечных шагов, ему нужно было выучить особый порядок этих шагов. Это требовало точных расчётов, так что на этот раз он попытался применить ещё и быстрое мышление. Со временем форма становилась яснее. Любые несовершенства исчезали.

«Представь, что твой разум сосредоточен на острие твоего меча».

«Ты должен понять своё сознание. Хорошо понимая его, ты можешь использовать все типы атак с применением ауры и магической силы».

Не забывая советы Шенона и Ханрёна, он сосредоточивался не только на собственной физической форме, но и на движениях своего меча.

Быстрее.

Ещё быстрее.

Порой Ён У не мог различить, что происходит в его сознании, а что в реальном мире.

Он продолжал заниматься без отдыха, поэтому едва восстановившееся тело начало сдаваться. Обычно магия прогоняла усталость, но только не сейчас. Усталость продолжала накапливаться, ему казалось, что тело тяжелеет. Сердце тоже билось непривычно быстро.

Ён У впервые с момента пробуждения почувствовал охвативший его мозг жар — именно

так концентрировались чувства. И сколько бы времени ни проходило, он не знал сколько высвободилось магической энергии. Ён У подумал, что это могло быть сознание.

Когда разум начинал истощаться, а сознание готово было покинуть его. Ён У вдруг ощутил, словно его поглощает собственный меч, словно всё сознание сфокусировалось только в нём.

Что-то громко взорвалось.

Ён У очнулся. Перед ним была тропа, которой он не видел раньше. Расступившиеся деревья. Ён У отчётливо её чувствовал.

Сконцентрированное сознание и основы слились воедино. Это можно было объяснить лишь одним — Данчон. Первое из Восьми прорицаний. Не такое, как разделённое королём Му солнце, но всё равно потрясающее, учитывая, что это его первая попытка.

«Я напал на след».


Ён У пока ничего не знал об ауре, но теперь видел путь.

Не успел он и глазом моргнуть, как прошло три месяца. Если бы Ханрён и Шенон ему не сказали, Ён У бы и не узнал этого.

Он усердно трудился, чтобы освоить Восемь прорицаний. Порой время его разума и тела настолько различалось, что тело подвергалось опасности.

И… Это привело к созданию нового навыка.

Разница во времени — совершенно новый навык, который появился после овладения Боевой волей. То есть, размышляя, Ён У не был ограничен временем физического мира.

Конечно, это не означало, что его время вообще не ограничено, но теперь оно использовалось эффективнее, чем раньше.

Чем эффективнее становилось мышление, тем больше становился разрыв между его сознанием и внешним миром. Ён У приходилось расплачиваться за последствия. К счастью, Драконье тело было достаточно сильным, чтобы выдерживать это.

Ён У успешно освоил три из Восьми прорицаний. В процессе Восемь экстремальных кулаков систематизировались, а шаги почти стали единым целым.

Теперь у него пять навыков: Вампирический меч Батори, Священный огонь, Огненный дождь. Экстрасенсорное восприятие и даже Разница во времени. И хотя официально он ещё не был ранкером, он многого достиг.

Но Ён У жаждал большего.

Он начинал понимать ауру, но ещё не овладел ею. Он мог концентрировать свою магическую силу и скрывать её сознанием, но, как ни странно, форма не сохранялась.

Шенон и Ханрён говорили, что теперь ему следует сосредоточиться на создании ауры.

А потом…

Прошёл ещё месяц.

Вдоль лезвия кинжала Каршины заструился свет. Казалось, он в любой момент готов исчезнуть, но сохранял форму.

Клинок ауры.

Ён У освоил самую основную технику владения аурой.