Глава 244. Беспокойный мир (часть 1)

— А-а-а!

Послышался гул. Королева Лета закричала от боли, потеряв связь с четвёртым.

Пусть 81 Глаз духовно с ней связаны, но Девять отпрысков Дракона — её тени, делящие с ней силу. Когда связь оборвалась, последствия оказались ужасающими. Может, ей стало бы лучше, если сила вернулась к ней, но от этого было вдвойне больнее — сила не вернулась.

Один из её детей съеден другим.

— Что за чушь, — выругался Король Му и возложил руки на Королеву Лета.

Внешне казалось, что ничего не произошло, но в Королеве Лета взвихрилась энергия.

Послышался хруст. Её мышцы, сосуды, Магический контур и даже внутренние органы были разорваны.

Загудело…

Задние ноги Королевы Лета подкосились. Колоссальное тело рухнуло на землю. Она извивалась и билась, а изо рта шёл запах палёного. У неё словно больше не осталось воли к борьбе: Дьявольский яд въелся в её костный мозг, а уровень священной силы, которую она с таким трудом поднимала, достиг дна.

Она пыталась подловить Короля Му при помощи магии, но тот быстро отскакивал, либо разбивая магию, либо уворачиваясь. После того, как он сломал ей спину, бой складывался в пользу Короля Му.

Он сплюнул кровавую мокроту.

Кипящая кровь никак не могла успокоиться. Но даже в пылу битвы он чувствовал дискомфорт. Король Му хотел как-то выплеснуть его, но Королева Лета не могла с ним справиться. Она не в том состоянии сражаться.

Короля Му это немного раздражало. Кроме Оллфован, во всей башне ещё одним Игроком, который мог выступить против него, была Королева Лета. Девять королей? Король Му не показывал вида, но ему не нравилось, что его приравнивают к этому мусору. Они ему в подмётки не годились. А теперь, единственная, кто мог с ним сразиться, умирала. Было бы неплохо, если бы она погибла в яростной битве, но она с самого начала была слишком слаба. Он почти ничего не сделал, только ударил её пару раз кулаками.

Всё теряло смысл.

— Мне это не нравится.

Король Му сузил глаза. Давненько он не испытывал такого духа соперничества. Он был счастлив, словно вернулся в былые дни, но сейчас ему не по себе, словно не подтёрся после толчка, сделав свои дела.

Он хотел исцелить Королеву Лета, чтобы сражаться снова. Но её здоровье пошатнулось слишком сильно.

— Благодари… за это! Небесное Крыло…

— Небесное Крыло? Последний, кого ты хочешь увидеть перед смертью не я, а этот мальчишка? Досадно.

Он знал, что Небесное Крыло Ча Чон У что-то сделал, когда сражался с Королевой Лета. Но не знал, что именно. Он лишь догадывался, что это как-то связано с её искалеченным телом. И теперь, когда над ней нависла тень смерти, она думала не о Короле Му, но о Ча Чон У. Её взгляд был обращён не к нему. А значит, в конечном итоге её убил не Король Му, а Ча Чон У.

Король Му расхохотался, не веря. Что изменится, если он разозлится? Пусть он злился на мёртвого, но, даже не зная Ча Чон У, считал его довольно-таки неплохим парнем. Однако никак не мог отделаться от ощущения, будто у него из-под носа забрали лакомство, и даже если он впадёт в истерику, ничего не изменится.

Всё, что он мог сделать сейчас, — как можно скорее положить конец мучениям Королевы Лета. Это последняя дань уважения Короля Му Королеве Лета, которая некогда была ему достойным соперником.

— Матушка!

— Ваше величество! Осторожнее!

Отчаянно закричали 81 Глаз и отпрыски Дракона, бросившись к Королю Му. Но они были слишком далеко, а рука Короля Му совсем близко. В его ладони появился небольшой шар энергии, примерно с ноготь. Он казался слабым, но это была конденсированная форма Восьми Прорицаний.

[Боевой предел]. Знание, полученное после изучения Восьми Прорицаний, когда он поднял их на новый уровень. Изначально Король Му хотел продемонстрировать его Оллфован, но будет правильно отправить Королеву Лета в последний путь именно так. Из уважения и милосердия.

Он уже хотел возложить шар на Королеву Лета…

«Учитель, прошу прощения, но её должен убить я».

Король Му поднял голову, когда его младший ученик вдруг заговорил Открытой речью.

Десятки расколотых Убийц Драконов ливнем обрушились вниз вместе с невероятно концентрированной Волной огня.

Убийцы Драконов посыпались на Королеву Лета. За ними пришла Волна огня, не дав жертве даже передохнуть.

Ён У обрушил на неё все восемь копий. Волна огня, почти опустошив Магический контур Ён У, продолжала омывать Королеву Лета снова и снова. Тело дракона ломалось и ломалось.

Когда атака, похожая на конец света, наконец завершилась, в осевшей пыли лежало тело Королевы Лета, изуродованное до неузнаваемости.

— Небесное… Крыло!.. — с этими словами она испустила дух.

Над полем боя нависла холодная тишина. Все словно утратили дар речи.

Игроки никак не могли осознать, что произошло, и лишь нервно сглатывали. Вернее, они осознавали, осознавали разумом… но не хотели этого принимать, отказываясь верить собственным глазам.

Конечно, Красному Дракону нечего было сказать, и даже Однорогое племя просто стояло и смотрело на тело пустыми глазами. Они пришли убить Королеву Лета, но никто не верил, что она действительно умрёт.

Таким весом она обладала. Последний дракон. Владычица Башни. Легендарная правительница, в чьей руке была власть над Башней тысячи лет, навсегда закрыла глаза.

Когда Игроки поняли, что обгоревшая дочерна Королева Лета больше не дышит…

— Матушка!

Вальтз подбежала первой. Она оттолкнула Главного старейшину и полетела к ней на своих драконьих крыльях. Её глаза были налиты кровью. В голове пронеслась вся её жизнь до этой самой минуты.

— Ты… ты должна жить счастливо, не как мы.

Её отец и мать, которые навсегда закрыли глаза, крепко держа её за руку. Они постоянно твердили, чтобы она не привязывалась ни к своему племени, ни к своей семье и жила свободно. Но сироте трудно выжить одной в жестоком мире Башни. Поэтому все воспоминания Вальтз о её детстве сводились к копошению в мусорных баках и сражениям со всякими тварями, которые хотели откусить от неё кусочек.

Но потом она встретила мать. Шёл дождь. Вальтз плакала от того, что её друг умер — в него попал камень, когда он пытался защитить её. В тот день ей хотелось броситься в озеро, если это означало освобождение.

— Идём со мной.

Тогда она не знала, почему приняла протянутую ей руку. Она даже не задумывалась над этим. Она всё равно собиралась умирать, и ничто больше не имело значения.

С того дня прошёл год или два, а потом и десять лет. Она стала дочерью той, что протянула её руку, и смогла встать рядом с ней. Теперь она знала, почему мать взяла её к себе. За долгие годы она твёрдо усвоила, что в этом мире нет доброты без обязательств.

Кровь. Матери нужны её гены и её потенциал.

Но Вальтз всё равно была благодарна ей. Она впервые кому-то нужна. Её родные отец и мать завещали ей жить свободно, но с их стороны это было безответственно. Вальтз нуждалась в месте, которое могла бы назвать своим домом. Крыша над головой и одеяла. Королева Лета дала ей именно это.

Поэтому она усердно трудилась, изучая Мугонг и магию. Она даже с улыбкой говорила матери, что всегда будет сражаться рядом с ней.

Другие называли Королеву Лета монстром. Монстром, пытающимся проглотить Башню. Монстром, который стремится подняться выше, чтобы пожрать богов и демонов. И никому не уйти ни от её прикосновения, ни даже от её тени. Но для Вальтз Королева Лета была матерью, которой она благодарна за дом и одеяла, единственной, кто держал её за руку, когда стало совсем холодно.

Вальтз протянула руку. Её мать не должна лежать здесь. Даже в таком состоянии Вальтз хотела спокойно отправить её в последний путь. Но вдруг тень Королевы Лета удлинилась, поднялась в воздух и окутала тело, словно отбросы.

— Нет!

Вальтз попыталась удержать её, но огромное тело Королевы Лета полностью растворилось в тени.

— Ах-х!

Вальтз вцепилась себе в волосы, видя, как Королева Лета исчезает прямо у неё на глазах. Она резко повернула голову в другую сторону. Там стоял Король Му, совершенно невредимый после атаки Убийц Драконов. На его лице было озадаченное выражение. Будто ему что-то не нравилось и было не по себе. Он рассмеялся от удивления, мысленно проклиная своего младшего ученика.

Заметив, что Вальтз не сводит с него глаз, Король Му прищурился.

Послышался свист.

Драконий страх, такой же, как у Королевы Лета, кружил вокруг Вальтз. Но проблема была в том, что одновременно она излучала слишком знакомую силу. Силу с глубоким ароматом сливы. Это было уникальное явление, характерное для навыков семьи Сливы, Божественное искусство.

«Откуда она у этого дитя?»

— Ты… — Вальтз скрипнула зубами.

И сила, которую она до сих пор скрывала, высвободилась. Рядом с её Магическим контуром открылись 360 сосудов. Жизненная энергия утекала из её артерий, а из её левого виска с ужасающим звуком раскалывающихся костей показался рог. Глаза стали пурпурными.

Пурпурные глаза и рог — признаки Однорогого племени. Также у неё были драконья чешуя, крылья и хвост Человекодракона.

Королева Лета всегда говорила не снимать печать, пока её Жизненная энергия и магическая сила не сольются полностью, но Вальтз больше не могла прислушиваться к её словам.

— Ты отнял у меня всё, — зарычала она, излучая Драконий страх. — Я убью тебя. Умри!

Вальтз сжала кулаки, словно могла наброситься на Короля Му в любую секунду. И вдруг вскинула голову, чтобы посмотреть вверх.

Король Му тоже поднял глаза. Его лицо исказила досада.

— Что теперь?

В небе открылись бесчисленные порталы. Из порталов хлынули Игроки. Все они выглядели одинаково: красные доспехи и длинные копья. У бёдер висело что-то вроде трёх мечей, а за спиной — ростовой щит. Их можно было назвать скорее солдатами, чем Игроками.

Двигаясь, как единое целое, они остановились и встали в строй.

— Зачем здесь столько этих проклятых кровавых тварей?

Король Му хорошо их знал. Кровавая Армия. Армия Кровавой Земли, которая называла себя «передвижной страной». Среди пришедших были маркизы, четыре герцога и Королевский Страж. Это могло означать лишь одно — явились сильнейшие воины Кровавой Земли.

— Кхм! Какая жалость. А мы то думали, что, если придём сейчас, нас будет ждать банкет.

Послышался стук, словно перед солдатами Кровавой Армии упал тяжёлый мяч.

Показался жирный коротышка. Со своими, словно готовыми лопнуть, щеками и с короной на голове он выглядел нелепо. И был настолько тучен, что, приземлившись, споткнулся и смог подняться только с помощью герцога Ардбада.

— Что ты здесь делаешь, боров?

— Кто смеет называть меня таким унизительным прозвищем… Ох! Кого я вижу! Мой дорогой друг Найю! Давно не виделись! — заулыбался он, заметив Короля Му.

Пытаясь держаться вежливо и изысканно, он выглядел смешно — с его-то обликом. Но Король Му знал, какая жестокость скрывается за этим нелепым видом: стремление заполучить всё, что захочется, или уничтожить это, если не получится. Перед ним был безумец, который, глазом не моргнув, убьёт любого, если это поможет удовлетворить его жадность. С армией, готовой за него умереть.

Император Обжорства.

Главнокомандующий Кровавой Армии улыбался, но Король Му не мог без отвращения смотреть на маслянистые капли, выступившие у того на лбу.

Нахмурившись, Найю брезгливо ощерился.

— Зачем ты здесь? Хочешь отплатить за то, что я победил тебя в прошлый раз? Помнится, ты тогда лишился барабанных перепонок. Твоё правое ухо в порядке?

Это была неприкрытая агрессия.

Герцог Ардбад, хмурясь, потянулся к оружию, но Император Обжорства подпрыгнул и замахал рукой.

— Нет, нет! За кого ты меня принимаешь? Как ты можешь так ужасно шутить?! Зачем мне драться с тобой? Ты несносен!

Это случилось много лет назад, но Император Обжорства отчётливо всё помнил. Он схватил члена Однорогого племени, просто чтобы попробовать, каков тот на вкус, Король Му в одиночку ворвался в его замок и разнёс половину.

По спине Императора Обжорства струился пот, стоило ему лишь подумать об этом. Если бы он убил члена племени, сейчас его бы уже не было в живых. Его тогда жестоко избили, так что, вспоминая тот день, он чуть не мочил штаны.

Девять королей? Чтоб их. Король Му давным-давно превзошёл их.

А теперь, когда не стало и Королевы Лета, Император Обжорства не собирался наживать себе врага в лице Короля Му. Оллфован лишь изредка поглядывал вниз со своего 77-го этажа, он почти никогда ни во что не вмешивался. А значит, сейчас сильнейшим в Башне был Король Му.

Не стоило пробуждать его дурную сторону.

Будь сильным для слабых и слабым для сильных — вот секрет, благодаря которому Император Обжорства так долго правил Кровавой Землёй.

— Я пришёл лишь для того, чтобы помочь ещё одному своему дорогому другу.

— Другу?

— Вон он.

Король Му повернул голову туда, куда смотрел Император Обжорства, и наморщил лоб. Вдали на холме стоял Ён У и смотрел на них. Только тогда Король Му понял, что произошло. От Вальпургиевой ночи до Кровавой Земли — все сильнейшие кланы в Башне плясали под дудку его ученика.

— Наверное, тебе стало легче. У тебя такой мудрый ученик! Как тебе удалось получить целых трёх таких? Не мог бы ты поделиться секретом… Ха-ха-ха. Шутка. Просто шутка!

Император Обжорства отодвинулся от Короля Му, который пристально посмотрел на него. Потом осторожно поднял другой вопрос:

— Знаешь…

— Что на этот раз?

— Что ты собираешься делать после такого?

Король Му фыркнул, глядя на Императора Обжорства. Ясно, чего хочет этот тип.

Король Му стал сильнейшим в Башне, но его заботили лишь собственная честь и безопасность его племени. У него не было никакого желания что-то контролировать и кем-то править. Это означало лишь одно.

Без Королевы Лета трон Башни опустел.

«И тот, кто сядет на него первым, сохранит его».

Разумеется, при его пристрастии к пожиранию всего и вся, Император Обжорства жаждал власти. Именно поэтому он хотел восстановить исчезнувшую землю.

А первая наследница Королевы Лета…

«Это дитя?»

Император Обжорства облизнулся, глядя на Вальтз с её Драконьим страхом. Но его, судя по всему, обеспокоил её рог.

Король Му незаинтересованно покачал головой. Он видел, что Вальтз из Однорогого племени, но не более. Он уже прогнал своего брата. И ему нет дела до этого ребёнка, чьего имени он даже не знает, она покинула племя.

— Хе-хе-хе. Полагаю, поскольку ты не собираешься вмешиваться в дальнейшее развитие ситуации, я могу позаботиться об остальном.

— Нет большего стервятника, чем ты.

— А ты не можешь сравнить меня с волком или орлом?

Волки и орлы подбирают брошенную другими зверьми добычу, но при этом символизируют храбрость и боевой дух. Император Обжорства, ничуть не смущаясь, сравнивал себя с ними. Ведь истинный победитель — тот, кто получает всё.

По приказу Императора Обжорства солдаты Кровавой Армии все как один подняли копья и запели боевую песню. Песнь Победы. Разумы солдат соединились, что увеличило их боевую мощь, вокруг закружилась аура.

Получая их ауру, Император Обжорства начал медленно меняться: дряблая кожа натянулась на крепких мышцах, кости удлинились, он достиг двух метров в высоту, став тонким, а его взгляд опустел. Императора Обжорства окутывала зловещая аура.

— Наслаждайтесь! Сегодня у нас пир! Ешьте и пейте, поглощая их сердца!

Крикнул Император Обжорства, истекая слюной, и Кровавая Армия с кличем ринулась вперёд. Боевая песня не умолкала.

Земля загудела от их топота.

А Вальтз, наблюдавшую за этой сценой, окружили её люди.

— Биси! Ты должна что-то предпринять!

Уцелевшие Игроки Красного Дракона стиснули зубы. Королева Лета мертва, здесь Кровавая Земля, а Красный Дракон больше не в состоянии сражаться.

Поражение.

Впервые с момента основания Красного Дракона они почувствовали унижение. Раньше никто не мог их унизить, кроме Оллфован.

Вальтз прикусила нижнюю губу. Её хотелось стоять до конца и отомстить за свою мать, но она должна позаботиться об остальных братьях и сёстрах и о своих подчинённых.

Стиснув кулаки, Вальтз подняла голову к небу и сказала:

— Отступаем!

Она произнесла это тихо, но её слова достигли ушей каждого, кто имел отношение к Красному Дракону.

Драконий язык. Сила подчинять законы этого мира, просто произнося слова. Она была единственным отпрыском Королевы Лета, свободно владеющим им.

Остальные отпрыски Дракона, 81 глаз и Игроки клана разорвали свои свитки, чтобы открыть большой портал.

— Добыча убегает! Скорее, съешьте их всех, никого не упустите!

Налитые кровью глаза Императора Обжорства стали жёсткими. Он не собирался упускать свой шанс попробовать лакомое драконье мясо.