Глава 247. Беспокойный мир (часть 4)

Ён У вошёл в портал, и зрение заслонила тьма.

Свист!

Он активировал Священный огонь, и тьма отступила, показалось огромное пространство. Ён У различил длинную стену и очень высокий потолок. А внутри…

Деловито бродила нежить.

С потолка и стен свисали скелеты, бросая магические круги, внизу бегали гули и зомби, таская что-то в руках — материалы для создания магических кругов. Летающие банши и спектралы работали в труднодоступны зонах, появляясь там, где что-то шло не так, и сразу всё исправляли.

Мимо Ён У прошёл каменный голем, неся на спине материалы из железа.

«Настоящее подземелье», — Ён У криво улыбнулся.

Нежить, призрачные монстры и даже голем, которого можно использовать в качестве стража. Если бы атмосфера здесь оказалась ещё чуть мрачнее, это было бы отличное подземелье, вроде тех, что появляются в РПГ.

На самом деле он находился в Интрениане — в хранилище оружия — одной из трёх его секций, полученных от Бюро. Ён У приказал перенести содержимое в сокровищницу, чтобы Ву мог использовать его как лабораторию.

Кроме припасов, книг и материалов для экспериментов, полученных после уничтожения Вальпургиевой ночи, ему в руки попал даже магический архив Королевы Лета.

Ён У больше не мог им пренебрегать, как раньше. Архив нужно разобрать.

Ву теперь тоже хотел собственную лабораторию. После поглощения Философских камней и душ ведьм и повышения уровня, его замутнённое сознание медленно возвращалось.

Кроме того, маги — существа, ищущие Истину до самой смерти. А личи сохранили эту жажду даже после смерти. Разумеется, они хотели и дальше углублять свои знания в избранной области, а для этого нужно собственное пространство.

С точки зрения верности, Ву не было равных. Он говорил очень мало и никогда не заводил речи о подобных вещах. А если бы Ён У приказал ему умереть, он бы так и сделал. В благодарность Ён У хотел отдать Ву Интрениан, надеясь, что он станет достойной наградой.

«Хорошо, что я отдаю его Ву».

Чтобы выполнить работу, Ву призвал около сотни мертвецов, на потолок и стены наложил Магические круги, а в нескольких секциях установил оборудование. Ён У узнал вещи, разработанные при изучении Философского камня или извлечённые из знаний ведьм.

Больше он ничего не мог сказать.

Королева Лета лично создала Интрениан, так что при всей многочисленности рабочей нежити он оказался достаточно велик, чтобы они пока не добрались до некоторых мест. Такими темпами, возможно, он станет полноценным подземельем.

Вдруг Ён У в голову пришла одна мысль.

«Если он всё равно станет подземельем, не лучше ли его расширить? Тогда его можно будет использовать более эффективно и в этом качестве».

Он погрузился в размышления о создании подземелья, как вдруг…

— А. Ты здесь, господин?

— Подпространство, созданное драконом… Его размеры впечатляют.

— Только никогда не проси меня сделать это снова. Этот лич… с виду такой покладистый, а как придирается.

Глубоко вздыхая, показались усталые Шенон, Ханрён и Ребекка.

Чудовищные предвестники, бредущие за ними, поклонились Ён У и быстро растворились в тенях. Точнее, разбежались. Ён У невольно усмехнулся. Он послал их помочь Ву. И, похоже, Ву использовал их в полной мере, не давая даже вздохнуть.

— Сейчас не время смеяться. Тебя только что одурачили. Он именно такой, каким кажется, знал бы ты, какой он мрачный!

Сердито посетовал Шенон и тут…

— Вы. Здесь. Господин.

Возле Шенона возникла тень Ву. Челюсть щёлкнула, когда он поклонился Ён У, Ву сразу уставился на Шенона. Взгляд Преисподней как будто спрашивал Шенона, не нажаловался ли тот на него.

Шенон взглянул на него как ни в чём не бывало и отвернулся. Будучи Аристократом смерти, он определённо был выше Ву по положению, но в последнее время разговаривать с Ву стало трудно: он инстинктивно чувствовал угрозу.

Увеличив уровень, Ву начал излучать ауру, какой не было у остальных. Казалось, его нельзя даже тронуть. Но перед Ён У эта аура исчезала, и лич выказывал лишь беззаветную преданность. Наблюдая со стороны, в это трудно было поверить.

Все думали об одном и том же: «Кем был Ву при жизни?»

Хотя часть его воспоминаний, вероятно, вернулась, Ву никогда не упоминал свою жизнь.

«Не думал, что у них сложится такая иерархия».

Ён У ожидал, что среди его подчинённых установится некий порядок, когда у него станет больше последователей. Думал, что авторитетом будут пользоваться Аристократ смерти Шенон или Ханрён, многого добившийся при жизни. Но глядя на них сейчас, он удивлялся, что главным в какой-то степени стал Ву.

Для Ён У это не так уж плохо. Хотя Ву молчалив, его мысли глубоки. А владея разнообразной магией, он при необходимости может быть весьма полезен. К тому же он отлично справлялся с Армией монстров во время войны. Верный и компетентный «правая рука».

Особенно выделялась его верность. Безумная, слепая преданность — именно такими качествами должен обладать подчинённый. Контролировать его будет легче, чем непредсказуемого Шенона или непроницаемого Ханрёна.

«К тому же он был первым».

Ён У, улыбаясь, бросил Ву два кольца со своего пальца.

— Возьми.

— Господин. Это?..

Ву аккуратно принял кольца и заглянул Ён У в лицо. На его руке было точно такое же кольцо, какое он дал Ву, — кольцо, открывающее Интрениан.

— Это и ещё два кольца, которые я тебе отдал, ты можешь слить их воедино, да?

— Если настроюсь. Это. Это. Определённо. Возможно.

— Поднимаясь по этажам, мы будем расти и получим ещё больше вещей. Но сначала закончи подземелье, чтобы мы в любой момент могли им воспользоваться.

Ву сразу понял, что имеет в виду Ён У.

Чем больше подземелье, тем большим они смогут завладеть. Можно увеличить количество рабочих: скелетов, зомби и гулей — и постоянно усиливать их. Превращать скелетов в скелетов-воинов или магов, зомби — в гигантских зомби, спектралов и банши — в фантомов и так далее.

Нежить, которую Ён У использовал, объявляя территорию своей, была всего лишь трупами, найденными на поле боя. Но если содержать её здесь, усиливать, а потом мгновенно призвать в огромных количествах…

«Это будет разрушительно. Но при необходимости я смогу призвать нескольких».

Нападая на вражескую базу, можно открыть подземелье прямо в воздухе и удивить врагов, что пригодится во многих битвах. И это не единственная выгода большого подземелья. Если подземелье достаточно велико, там можно ставить крупномасштабные эксперименты, которые не было возможности проводить раньше — эксперименты над телами, которыми занималась Вальпургиева ночь, стали возможны только потому, что у них было пространство и деньги.

Ён У сосредоточился на этом моменте.

Раз уж они всё равно собираются создать подземелье, его нужно расширить. Тогда и Ву будет расти быстрее. С финансированием тоже никаких проблем. Если взять то, что было у Королевы Лета, они несколько лет будут богаты, как любой Большой клан.

— Но. Господин.

Ён У сверкнул кольцом Интрениана, которым часто пользовался.

— Я могу помещать сюда нужные мне предметы. Тебе не стоит беспокоиться. Перенеси всё, что тебе может пригодиться.

— Спасибо.

Ву поклонился. Его плечи тряслись. Господин, даровавший ему жизнь и силу, снова проявил великодушие. Как он отплатит за это?

— Господин, а как насчёт меня? Я ничего не получу?

Шенон, который до сих пор молча наблюдал за этими двумя, вдруг вклинился между ними. Ён У взглянул на Шенона и слегка вздохнул, углубляясь в подземелье.

— Эй, господин! Что значит этот вздох? Что это значит?

Шенон вприпрыжку бросился за Ён У.

***

— Вот. Оно.

Ву повёл их в глубину подземелья. Однако место было изолировано от остальных секций и будто закрыто. Воздух наполнял запах смерти, на стенах и потолке вырезаны знакомые магические круги — круги трансмутации и запечатывающие круги.

— Достаточно.

Ён У убедился, что все круги работают и призвал душу Королевы Лета из своей коллекции. Чёрная энергия стремительно наполнила душу и превратила её в духа.

В общении с душами были свои ограничения, так что Ён У дал ей немного энергии, как Бахалу и Леонте.

Королева Лета оставалась опасной даже в форме духа. Она почти вырвалась из оков Чёрного браслета, будучи всего лишь душой. Сейчас она ещё опаснее. Как он и ожидал…

— Небесное Кры-ыло-о-о! — придя в себя, Королева Лета попыталась броситься на Ён У.

Её существование было неясным, так что она приняла свою человеческую форму. Прозрачные длинные волосы протянулись вперёд, взгляд стал острым.

Отчаяние Чёрного короля активировалось, чтобы сдержать её болезненным давлением, но она даже не обратила внимания. Она жаждала одного — убить Ён У, потому что тот довёл её до такого состояния.

Однако…

Послышался лязг.

Ву наложил заклинание, словно только этого и ждал, и запечатывающие круги активировались, выпустив оковы Божественного железа. Такой круг связывал низкоуровневого демона. Королева Лета в своём нынешнем состоянии не могла сбежать.

— Давай! Подходи! Небесное Крыло! Я тебя убью!

Королева Лета сопротивлялась, окутанная Божественным железом, словно коконом. Но чем сильнее она боролась, тем крепче её сковывало Божественное железо.

— А-а-а!

Она когда-нибудь испытывала подобное унижение? Последние несколько тысяч лет она жила как представитель великого Драконьего вида и гордо правила Башней. Однако не только погибла после того, как над ней посмеялось низшее существо, но и стала после смерти призраком, а то, что сейчас она связана, сводило её с ума.

Это было унизительно и неприятно. Если бы могла, она бы покончила с собой, но Отчаяние Чёрного короля держало слишком крепко. Королева Лета больше не была хозяйкой самой себе. А Ён У был.

«Может быть, поэтому его называют Отчаянием».

Не умереть даже после смерти.

Видя, как, словно теряя рассудок, бьётся в оковах Королева Лета, Ён У расхохотался. Для него не могло быть большего удовлетворения, чем это. Она вела себя так, будто собиралась править Башней вечно, а потом скатилась до этого жалкого состояния.

Конец Драконьего вида — зрелище, которое стоило увидеть.

— Я сказала тебе отпустить меня! — пронзительно закричала Королева Лета.

Не в состоянии убить себя, на худой конец она хотела свести себя с ума. Но невероятная рациональность Драконьего вида не позволяла. Даже если у неё проявятся признаки безумия, всё, что нужно сделать Ён У, — снова влить в неё чёрную энергию, чтобы прояснить сознание.

Ён У снял маску и медленно приблизился к Королеве Лета. Та начала вырываться ещё сильнее.

Небесное Крыло! Небесное Крыло! Даже после смерти он заставлял её страдать, не оставляя ни шанса на побег. Так кто же это перед ней?

Королева Лета не верила своим глазам. Ча Чон У точно мёртв. В этом она убедилась самолично. Это имело бы смысл, если перед ней стояла нежить, как она. Но это явно живой, дышащий человек. Её сбивало с толку явление, которое она не могла понять.

Ён У наклонился, чтобы увидеть глаза Королевы Лета, взял её за подбородок и усмехнулся в лицо. Королева Лета сразу прекратила сопротивление, словно его и не было, пристально, но спокойно глядя на Ён У.

— Ты!.. Ты не Небесное Крыло.

Она утратила часть своих сил, но кое-какие навыки у неё остались. Человек, которого она увидела Драконьими глазами, похож на Чон У, но это не он.

— Ча Ён У. Вот моё имя.

Королева Лета сразу поняла, кто такой Ён У.

— У Небесного Крыла был брат?

— Да.

— Ты!.. Следовало растерзать тебя в клочья, когда я тебя впервые увидела!..

— Прости. Это буду не я, а ты. Исмена, — прорычал Ён У, открыв такие же глаза, как у самой Королевы Лета. — Я собираюсь растерзать тебя и проглотить.

Из его глаз в порыве ярости заструился Демонизм.

— Но тебе будет нелегко. Придя в отчаяние, ты поймёшь, что никто тебя не спасёт, а ожидание безнадёжно. Только тогда я тебя съем.

Ён У уже придумал, как избавиться от Королевы Лета. Он мог использовать её в качестве своей подчинённой, но не хотел оставлять врага в живых. Лучше всего поглотить её душу Вампирическим мечом Батори и усилить Благословение дракона.

— Постарайся сделать всё, что в твоих силах. Думаешь, я бровью поведу?

Она почти обезумела. Но Королева Лета есть Королева Лета. Она никогда не уничтожит себя и не сдастся. Она посмеялась в лицо Ён У, предлагая ему приложить все усилия. Ён У посмеялся в ответ.

— Посмотрим.

— Что?

— Мне любопытно, выдержишь ли ты, когда тело, о котором ты так заботилась, будет расчленено у тебя на глазах.

— Какого!..

Ву взмахнул в воздухе рукой.

Тьма вокруг них исчезла, и показался большой стеклянный сосуд. В нём плавало в прозрачной жидкости тело Королевы Лета. Повсюду ещё виднелись раны, нанесённые Королём Му, но оторванные передние конечности и крылья вернулись на своё место, а основные раны почти исцелились. Её глаза были закрыты, так что, глядя на тело, можно было подумать, что она просто спит.

— К-как это возможно?

Королева Лета с запозданием поняла, о чём думает Ён У. К стеклянному сосуду прикреплялись бесчисленные насосы и шланги. С одной стороны выкачивалась кровь, с другой вводился чёрный яд.

— В теле дракона нечего выбрасывать. Глаза можно использовать как источники магической силы, чешую и кожу — как броню, а кости — как оружие, которое не сломать. К тому же его проводимость магической силы несравненна.

— Стой!

— С этого момента я собираюсь разделывать твоё тело у тебя на глазах. Возможно, это потребует времени, всё-таки оно прочное. Я буду медленно расчленять его в жидкой среде.

— Я сказала стой!

— Я собираюсь показать тебе, что из него сделаю. О, не волнуйся. Я не стану разделять всё.

— Просто убей меня! Убей!

Видя, как кричит Королева Лета, Ён У слегка улыбнулся.

— Может, кости оставить и сделать Костяного дракона?

— Убей меня! Пожалуйста-а-а!

Королева Лета хотела избежать этого унижения любыми доступными средствами. Даже если противник — твой злейший враг, есть неписаное правило не трогать тела мёртвых. Это последняя дань уважения поверженному. Похоже, Ён У об этом даже не думал. Он не только расчленит её тело, но и сделает из него Костяного дракона!

То есть использует её тело даже после смерти.

Если бы ей пришлось покончить с собой, она бы охотно умирала снова и снова. Однако её душа уже связана, у неё нет даже этой свободы.

Не может быть. Великий дракон. Потомок высшего Драконьего вида. Ей не вынести такого унижения.

— Ты! Ты тоже потомок драконов! Как ты можешь так поступать, Человекодракон!..

Королева Лета замолчала, словно утратила дар речи.

— Если не откажешься от такого образа мышления, никогда не узнаешь. Никогда. Наверное, ты умрёшь, страдая от одиночества.

Почему она вдруг вспомнила слова Ча Чон У? Образ мышления. Образ мышления! Ча Чон У говорил ей выйти из тени других драконов. Жить собственной жизнью. Не послушавшись, она сама привела себя к гибели.

Так вот, что он имел в виду? Её заставляет страдать не образ мышления, а призрак Ча Чон У*.

(П.п.: В корейском языке «образ мышления» и «призрак» обозначаются одним словом.)

— Бедная, жалкая Исмена. Последний дракон…

— Отпусти меня!

Чем больше Королева Лета боролась, тем холоднее улыбался Ён У.

Наступила пауза…

Королева Лета замерла и горящими глазами уставилась на Ён У.

— Что тебе нужно?

Ён У, не отводя взгляда холодно ответил.

— Причина, по которой Чон У пришлось умереть.