Глава 249. Беспокойный мир (часть 6)

Брахам кивнул, когда Ён У уступил свою очередь.

Его глаза сейчас не были глазами старика, радующегося работе, но глазами Изгнанника, который некогда был богом. Ни у кого нет большей обиды на Виеру Дюн. Сеша и Ананта. Его драгоценная семья. Они долго страдали из-за неё. Ён У охотно уступил очередь Брахаму, потому что знал это.

Брахам сухо сказал:

— Виера.

— Хочешь… умереть?

— Виера, ответь мне, Виера.

— Отпусти меня!

Брахам продолжал говорить с ней, но она не могла собраться. Он холодно улыбнулся.

— Если не можешь очнуться сама, я тебе помогу. Нам о многом нужно поговорить.

Брахам взмахнул в воздухе рукой и что-то вынул из подпространства. Фляжка со странной жидкостью, прочно запечатанная пробкой.

— Это Эликсир Юнсан. Я сделал его, потому что мне было любопытно, можно ли ранить монстра в форме гуля. Не знаю, сработает ли он на тебе.

Брахам открутил пробку. Из горлышка с шипением вышел белый дымок. Он наклонил флягу над головой Виеры Дюн.

— А-а-а! — Виера Дюн напряглась и закричала.

Её душа плавилась. Жидкость въелась в тело и начала уничтожать изнутри.

— Хм. Он эффективнее, чем я думал. Я не знал насколько, потому что ни разу его не использовал. Полагаю, можно было немного снизить кислотность. А это целебная вода, она поможет восстановиться. Попробуй и её.

— И-иак, акх!

Целебная вода и правда восстанавливала тело, но, смешиваясь с эликсиром, становилась скользкой и причиняла ещё больше боли. Виера Дюн завертелась, но жидкость осталась на месте.

— Хм. Что нам делать, если ты настолько слаба? Возможно, моя дочь страдала от похожей пытки. Если ты так устала после пары экспериментов, толку не будет. Держись, ты справишься. Давай начнём сначала.

Эксперименты Брахама продолжались. Каждый раз, когда он открывал подпространство, появлялись новые инструменты. Поскольку они с большим трудом заполучили эту душу, он не забывал тщательно её восстанавливать. Казалось, он хотел провести все эксперименты, которых не сделал.

— Пожалуйста! Я скажу вам всё, только, пожалуйста…

Виера Дюн не могла не очнуться. Ей просто пришлось. Иначе боль длилась бы бесконечно. Подсознание пробудило её, чтобы уменьшить боль.

— Нет, нет. Мы ещё не закончили, — покачал головой Брахам, разбив все надежды Виеры Дюн.

— Великая Мать! Мы похитили Сешу и Ананту для Великой Матери!

Виера Дюна начала сыпать фактами, о которых они даже не спрашивали. Только так она могла унять боль.

— Эксперименты, которые я проводила, служили для завершения сосуда. Я делала всё, чтобы завершить его. Я сожалею. Прости, пожалуйста. А, а! Чтобы исцелить Ананту, вот что ты должен сделать!

Она говорила и говорила, бóльшая часть её бормотаний не имела смысла, но Ён У, устроившись чуть позади, смог уловить суть её слов, соединив с информацией, полученной от душ других ведьм.

«Так я и думал. Она пыталась призвать Мать Землю, которая, как считается, породила ведьм?»

Существо, которое ведьмы называли своей матерью, было не столько богом, сколько концепцией, больше известной под именем «Вавилонской Блудницы», её также называли Тиамат, Имир, Иштар, Инанна, Кибела, Притхви, Матушка Маго. Но было у неё имя, известное лучше остальных.

Гайя. Или Яма.

«Но её нрав весьма далёк от материнского».

Мать Земля — одна из величайших богов, которые существовали от начала времён, но, являясь миру, она каждый раз принимала другой облик, и трудно было сказать, что у неё на уме.

Виера Дюн единственная заинтересовала Мать Землю. И никто не знал почему. Из-за её способностей или из-за чего-то ещё, ясно одно, получив благосклонность Матери Земли, Виера Дюн стала сильнее, и поэтому могла править Вальпургиевой ночью. Но…

«Связь с Матерью Землёй вдруг оборвалась? Вальпургиева ночь пыталась пробудить её ото сна?»

Мать Земля была не очень широко известна, но иногда показывалась в мире. Она никогда не прерывала контакт с Виерой Дюн. Её внезапное исчезновение явно стало не самым приятным сюрпризом для неё.

Поэтому Виера Дюн решила рискнуть и призвать Мать Землю в мир. Она считала это хорошим решением, потому что знала: Мать Земля интересуется нижним миром.

«Тем не менее, если она послала божественное откровение, значит, она исчезла не полностью. Что случилось?»

Странным было ещё одно: множество неясностей.

«Но это не такая уж тайна».

Ён У вдруг подумал: у брата был Камень души Люсиэля, но он вдруг исчез. Если даже Королева Лета не знала, кто его забрал, не мог ли это сделать самый близкий ему человек? Например, любовница. И даже если она сделала это для своего бога… Глаза Ён У потемнели.

Какой бы ни была причина, она не меняет того факта, что Виера Дюн пыталась использовать Сешу и Ананту как сосуд.

Виера Дюн продолжала выдавать секреты Матери Земли: чем она до сих пор питалась, как были созданы ведьмы и другие бесполезные сведения. К счастью, среди них был и способ излечения Ананты.

Но Брахам не прекращал экспериментировать. Виера Дюн приходила в бешенство от того, что её тело снова и снова плавилось и исцелялось.

— Я рассказала тебе всё! Так почему бы тебе не убить меня?!

Потом она повернула голову в другую сторону. Уставившись на Ён У, она вдруг неловко рассмеялась.

— Чон У! Чон У! Это же я! Я! Виера! Которую ты любил! Ты скучал по мне, милый? Ты тосковал по мне до самого конца, да? Я сожалею. Правда. Я ошибалась. Пожалуйста, прости меня. Н-нет. Давай начнём с начала. Я сделаю всё, что ты попросишь. Я откажусь от ведьм и даже от Великой Матери, если ты скажешь. Я буду предана тебе и Сеше!..

Виера Дюн не смогла продолжить. Что бы она ни говорила, Ён У и глазом не моргнул. Выражение его лица тоже ничуть не изменилось. Это её взгляд трепетал, а уголки губ кривились.

— М-милый! Тебе это нравилось, да? Моя грудь! Мои бёдра? Н-не хочешь прилечь? Мне немного больно, но я… всё нормально. Н-не хочешь прилечь?

Ён У молчал.

— Скажи что-нибудь! Хоть что-нибудь! Прокляни меня, если хочешь! Или убей! Этой мести будет достаточно! Ты жив, так что тебе ещё нужно?! Я ничего не могу поделать…

— Ты правда… — Ён У оборвал яростные крики Виеры Дюн и, понизив голос, продолжил: — Ты правда думаешь, что всё кончено?

— Ты… Ты не Чон У… Брат… да, он говорил, что у него есть брат, которого он оставил на родной земле!.. Тогда ты!..

— Чон У навеки закрыл глаза, тоскуя по тебе до самого конца. Он был глупцом. Он не возненавидел тебя даже после этого. Теперь я знаю наверняка. Он был настоящим глупцом.

Ён У медленно встал и подошёл к Виере Дюн. Брахам отступил в сторону.

— Он проиграл суке, которая годилась лишь для одного. Ха!

— Да! Твой брат проиграл суке, которая годилась лишь для одного. Но ты никогда не задавался вопросом, почему я и остальные товарищи отвернулись от него? Почему мы сбежали, ударив его в спину? Ты когда-нибудь задумывался об этом?

Ён У остановился на полпути.

Уголок рта Виеры Дюн чуть приподнялся. Она решила, что её слова достигли цели. Что бы она ни делала, она всё равно собиралась умирать. И хотела дать последний бой.

— Если бы у тебя была хоть половина мозга, не разумно ли заподозрить, что этому есть своя причина? Все оставили его. Не логично ли предположить, что у человека, заставившего всех оставить его, были проблемы?! Хо-хо-хо. Как глупо. Думаешь твой братишка был добр и невинен, да?

Ён У не ответил.

— Конечно нет! Да, мы тоже были жадными, но Ча Чон У — хуже всех! Чтобы чувствовать удовлетворение, он должен был иметь всё. И заходил всё дальше. Он был таким с самого начала! Он забирал себе всё. Нас уже тошнило от этого! Знаешь…

Её смех стал громче. Она истерически хохотала.

Виера Дюн пустила в ход свой конёк, магию подчинения сознания, чтобы хоть немного поколебать Ён У. Она пыталась уничтожить его доверие к брату и разрушить его мир, чтобы потом вмешаться.

[Ограбление разума]. В отличие от Переноса тела, благодаря которому она перемещалась в заранее подготовленное тело, эта сила позволяла пользователю вмешиваться в данные «Я» кого-то другого. Иными словами, это вирус, превращавший противника в её слугу.

И Ён У действительно выглядел так, словно поддался влиянию.

Возможно, ей удастся выжить. Виера Дюн начала надеяться. Если захватить контроль над сознанием Ён У, она могла бы покинуть эту тюрьму и мечтать о новом возрождении.

— Из-за него многие были принесены в жертву. Он был худшим из людей, который думал только о себе! Мы все приняли это решение, думая, что тоже окажемся в опасности!..

— Ты закончила нести свою чушь, да?

Её надежды были разбиты.

— Что?

Рука Ён У резко метнулась вперёд и схватила Виеру Дюн за голову.

Раздался треск…

У неё даже не было тела, но раздался такой звук, словно действительно что-то треснуло. С таким звуком затряслась её душа. Виера снова оказалась в ловушке ужасающей боли. Её глаза, которые Ён У видел сквозь пальцы, были налиты кровью.

— И? Думала, что можешь поколебать меня этим?

Ён У сдавил её голову. Голова духа была раздавлена, а плечи опустились, остальное осыпалось на землю.

— Больно! Больно, сказала! Отпусти! Отпусти меня! А-а-а!

— В отношениях между людьми не всегда всё гладко. Но это не значит, что все должны бить друг друга в спину, как вы, ребята. Люди обговаривают проблемы.

— А-а-а!

Виера Дюн вырывалась, но давление Ён У распространялось по всему её телу. Чёрная энергия полилась, словно кровь, превращаясь в неизвестную субстанцию.

— Так что, если собираешься продолжать нести этот чёртов бред…

Крак…

— Иди и скажи своей Великой Матери, или как там её…

Ён У сжал кулак. Воздух слышимо покинул её тело, и оно лопнуло, словно воздушный шар. Чёрная энергия расползлась во все стороны. Последние остатки духовного следа Виеры Дюн бешено крутились в воздухе.

Глядя на это, Ён У открыл Драконьи глаза и холодно сказал:

— Отбрось эту нелепую оболочку и вернись в реальность, Виера.

В этот момент духовный след и чёрная энергия соединились, окрасив мир в черный. Из черноты вылетело огромное создание и взмыло над ними. Рядом с ним Ён У казался жалкой мошкой. Однако был в этом что-то знакомое.

Над небом открылись глаза. Те же белые глаза, что и у Виеры Дюн. В них не было зрачков, но он чувствовал на себе их взгляд.

Мать Земля. Точнее, монстр, который использовал силы, дарованные ей богом и Камень души, поглотив даже бога, которому она служила.

— Вы, братья, всегда такие зануды.