Глава 255. Рост (часть 5)

Гальярд посмотрел в небо. Солнце уже закатилось, всходила луна. Жёлтый свет блеснул в его глазах и исчез.

Ночь — родная стихия Тёмных эльфов. Другим ночь может показаться слишком холодной, но для них она как тёплые объятия матери.

Гальярд чувствовал прилив сил.

Луна светила ярче, чем обычно — идеальное время, чтобы кое-что показать. Даже если бы было темно, затруднений бы не возникло, но Гальярду казалось, что луна радует и Ён У.

— Ты сказал, Чон У называл меня своим первым учителем, да?

— Да, сэр.

— А вторым, наверное, Брахама. А кто был третьим?

Ён У только слабо улыбнулся. Гальярд вздохнул.

— Понимаю. Тебе трудно говорить о нём, — он покачал головой и посмотрел на Ён У. — Знаешь, мне было тяжело. И страшно тоже. Быть чьим-то учителем… то есть тем, кем является для тебя Король Му.

— Для Чон У Вы таким и были.

— Потому и тяжело. Но он всё равно так считал, боже.

Гальярд погрузился в воспоминания о прошлом. Там смеялся Ча Чон У — он всегда был озорным и лучезарным. Его лицо накладывалось на лицо Ён У. Выражение было другим и производило другое впечатление, но Гальярд испытывал те же чувства.

— Раз всё так обернулось, раз я уже учитель, что, если я сделаю для тебя то же, что и для твоего брата? Звучит неплохо?

— Вам решать, — поклонился Ён У.

Гальярд кивнул и отступил на шаг. Он держался расслабленно, словно пришёл с прогулки. Но исходящая от него аура была несравнимо сильнее, чем раньше.

Ён У сразу изменил своё мнение о Гальярде. Он думал, что тот ничуть не изменился после обучающего уровня, но ошибся. Гальярд стал другим. И не потому, что изменились его физические способности.

Концентрация энергии. Концентрация магической силы и угрожающая атмосфера, которую он излучал, другая. Значит, за это время он обрёл какие-то новые силы.

Но что его заставило так измениться?

Гальярд многозначительно посмотрел на Ён У и сказал:

— Поскольку ты уже немного владеешь Сунпо, должен знать основы. Но в одном относительно Сунпо многие ошибаются. «Сун» — они думают, это только «быстро», но…

Хлоп.

Гальярд быстро рванулся вперёд. Сильный ветер обдул Ён У и исчез. Зашелестела трава, затрепетали листья.

— Это не только быстро.

Свистнуло.

Гальярд возник перед Ён У и воспарил в небо со случайным порывом ветра. Потом легко, словно пёрышко, опустился на ветку.

— Это может означать «легко».

Гальярд спрыгнул с ветки и приземлился. Земля вокруг него задрожала, будто кто-то бросил большой камень.

— Или «тяжело».

Здесь Гальярд сделал шаг вперёд. И начали появляться другие Гальярды. Восемь теней закружили вокруг Ён У.

— Или «зрелищно».

Тени исчезли друг за другом. Когда пропала последняя, присутствие Гальярда начало ощущаться отовсюду. Ничто. Его присутствие стёрлось.

Ён У завертел головой, ища Гальярда, которого не могли найти даже его Драконьи глаза.

— И «тихо».

Послышался один лишь голос Гальярда. А потом на голову Ён У посыпались десятки молний, словно что-то взорвалось. Ён У ошарашено отскочил.

Гальярд снова показался, улыбаясь, как ни в чём не бывало.

— И «громко». Сунпо — друг во множестве обличий.

Ён У рассеянно кивнул. Он понял, что всё это время неправильно пользовался Сунпо. Всё это время он сосредоточивался только на скорости. Разрушительной силе и скорости, ставя их на первое место по сравнению со всем остальным, и выигрывал. Теперь он осознал, насколько узко мыслил, считая, будто сможет подняться выше благодаря одной скорости.

Сунпо, которым пользуется Гальярд, — часть его самого. Оно быстро, легко, тяжело, причудливо, тихо и громко. Как сам Гальярд. От него чувствуется Осознанность.

— Впредь ты будешь знакомиться с этим другом. Другом, который сильно изменит твой разум, даже если будет тяжело, хорошенько о нём позаботься.

Ён У мрачно кивнул.

— Но перед знакомством с нашим другом, нужно подготовиться. Сначала, пока мы не начали, позволь спросить. Какая часть твоего тела самая необходимая для движения?

— Нижняя?

— Верно, — кивнул Гальярд. — Нижняя часть тела — центр.

Чтобы всё тело было здорово, нижняя его часть должна быть крепкой. Силу можно использовать, только если твёрдо стоишь на ногах. Нижняя часть тела — основа боевого искусства.

— Тогда сначала мы должны позаботиться о нижней части тела, хм?

Гальярд ухмыльнулся. Ён У уловил какой-то насмешливый настрой учителя.

— Сначала тысячу раз обойди деревню гусиным шагом.

Ён У молча уставился на Гальярда.

***

С этого дня начались суровые тренировки Ён У.

Но всё казалось ему бредом.

Гусиный шаг, лягушачьи прыжки, бег без передышки… Он не видел в них смысла. Однорогое племя тоже не понимало цели таких тренировок, потому что они заканчивали с ними ещё будучи детьми.

— Слышал, Каин опять что-то затеял.

— Ага. Какие-то странные прыжки. Он похож на лягушку. Хи-хи.

— Что он делает?

— Понятия не имею. Если так сказал Охотник на Змей, должно быть, причина есть. Интересно, какая.

— Не знаю, но Каин старается изо всех сил.

Члены племени гадали, зачем Ён У тренируется. Никто не смотрел на него свысока. Скорее, все напряжённо наблюдали за тренировками. И даже посмеиваясь, когда Ён У ползал вокруг деревни на карачках, не считали это нелепицей.

В деревне Гальярд был довольно знаменит, его признавали. Точнее, интересовались им: даже в Башне Тёмные эльфы редкость. И бóльшая, чем некто с прозвищем «Охотник».

Однорогое племя считало Тёмных эльфов искусными воинами.

Инструкции Охотника включали методы его собственных тренировок.

Однорогое племя изнывало от любопытства, наблюдая за ними, потому что сходило с ума от всего, связанного с боевыми искусствами. Какая жалость, что они не понимали, для чего это.

В том числе Пант и Эдора.

— Что это?

Эдора недоумённо смотрела на Ён У. Она сделала перерыв в освоении Меча Ян, чтобы посмотреть, чем занят Ён У.

Ён У действительно скакал вокруг, как лягушка. Точнее, пытался поймать камень, который ему бросал Гальярд. Он подпрыгивал, потом неловко приземлялся и падал в пруд. Выглядел ужасно: радовался, поймав камень, а если не удавалось, его плечи опускались.

«Он такой милый…»

В глазах ослеплённой чувствами Эдоры Ён У походил на щенка.

Пант же за ним наблюдал напряжённо. Взгляд стал жёстким, а на стиснутых кулаках вздулись вены.

***

— Вверх!

Хлоп!

Ён У бросил пойманный камень на землю и взлетел. Они летели в разных направлениях, но Ён У прямо в воздухе изменил направление полёта и подхватил камень прежде, чем тот упал на зёмлю. Как акробат.

Он ловил камень чрезвычайно осторожно. Вообще, предмет только издалека казался камнем, на самом деле, это был ком грязи. От силы броска ком распадался на части, но, пока Ён У разворачивался в воздухе, от дуновения лёгкого весеннего ветра грязь снова становилась единым целым.

Осознанность. Её пока не хватало, но во время тренировок каждое его движение источало Осознанность.

Вообще, использовать её оказалось не так трудно. Важнее всего сосредоточиться. Ён У уже достигал впечатляющей концентрации, так что смог уловить суть. Разумеется, это не означало, что ему было легко.

Сосредоточивать Осознанность на собственном клинке гораздо легче. Меч жёсткий. Сосредоточиться на чём-то, имеющем постоянную форму, легко. Он не развалится, как им ни размахивай, так что справляться с ним было проще.

Однако собственное тело — дело другое. Хотя он проецировал на него Осознанность, тело часто менялось.

Пульсирующие мускулы, движение между тканями, текущая в сосудах кровь и непроизвольная работа внутренних органов… В теле слишком много сложных частей, оно никогда не остаётся неизменным. Даже если спроецировать на него Осознанность, тело легко может распасться на составляющие.

К тому же Сунпо вызывало ещё больше изменений, и вложить Осознанность в каждый свой шаг, а каждое движение в кулак не представлялось возможным.

Ён У хотел знать, как это делает Гальярд. Он спрашивал, но тот только смущённо смеялся и отвечал:

— Стремление, превосходящее Осознанность. Штука в этом.

Стремление. То есть он должен вложить в тело всё своё сознание. Легче сказать, чем сделать.

Гальярд всё сильнее давил на Ён У. Он объяснял: если непрерывно двигаться, в какой-то момент разделённые разум и тело сольются воедино.

Как он и говорил, Ён У вдруг почувствовал пульсацию каждой части своего тела, но, к сожалению, лишь на миг. Точнее, это стало ему знакомо. Для подсознания изменения собственного тела стали привычными. Произошло осознание.

Ён У внутренне ликовал.

Осознание. Почему он не подумал об этом раньше?

Осознание — основа Мугонга.

Он изучает изменения в теле, чтобы боец мог двигаться плавнее. Если так пойдёт и дальше, он естественным образом сможет выступить посредником между собственным телом и сознанием и испытать ментальный рост. А значит, изучить своё тело и разум. Главное, это совпадает с объяснением Гальярда о том, как управлять Осознанностью с помощью тела.

Для Ён У это проще простого.

Спроецировать Осознанность, значит считать изменения мира через Осознание.

Ён У смог укрепить своё «Я» на 20-м этаже и использовать его против Демонизма в собственном подсознании. То есть интернализировать Экстрасенсорное восприятие, направив его в себя и использовав для внутренней регуляции.

Он научился наблюдать за своим телом и направлять Осознанность в нужное русло. Он начал контролировать своё тело.

Когда Ён У нашёл решение, дальнейшие тренировки пошли гладко.

Ему ещё требовалось время чтобы привыкнуть к этому, но для Ён У практика легче всего. Доведение себя до предела, как в Африке, — вот он секрет выживания Ён У.

В замедленном мире Ён У соединил тело и Экстрасенсорное восприятие, чтобы управлять Осознанностью. Тут он мог практиковаться бесконечно.

Хлоп!