Глава 257. Рост (часть 7)

Главный старейшина изумлённо округлил глаза.

Заносчивый и самовлюблённый принц склонил голову? Это дитя вообще понимает, что это значит? Что повергло его в такое отчаяние?

На самом деле Главный старейшина, несмотря на все свои слова, высоко ценил Панта. Он сказал, что тот простоват, но это лишь видимость, потому что Пант всегда был прямолинеен и честен, обладал незаурядной способностью различать и рассуждать. К тому же, если бы он ни на что не годился, его бы не выбрали наследником престола.

То же касалось слов о его слабости. Главный старейшина и Король Му — гении, нечестно сравнивать с ними Панта. Он действительно один из самых искусных воинов племени, почти никому из его ровесников не удавалось достичь его уровня владения боевыми искусствами.

Главный старейшина насмехался над Пантом лишь по одной причине.

Чтобы испытать его терпение.

Терпение — одна из важнейших составляющих Мугонга. Когда рост останавливается, когда ты упираешься в стену или проигрываешь в битве, нужно уметь оглянуться назад и оценить свои действия. Если закатывать истерику и убегать, потому что трудно, никогда не вырастешь.

И это особенно важно для такого навыка, как Кровавая молния. В нём очень много сложных понятий, потому что Мугонг разработал сам Главный старейшина, и, чтобы его изучить, нужны глубокие самоограничения.

Без терпения ты всего лишь пустая книга под красивой обложкой.

Проблема в том, что Пант, которого до сих пор знал Главный старейшина, был слишком импульсивен. Всегда собранному Главному старейшине это казалось неприемлемым. Однако…

«Он изменился».

Главный старейшина мерцающими глазами рассматривал наследника престола. Знакомый ему Пант выбил бы дверь, чтобы уйти, или начал кататься по земле и истерить, но сейчас он просто стоял, склонив голову.

Главный старейшина долго молчал. Он хотел проверить, Пант играет с ним или действительно изменился.

За всё это время Пант даже не шелохнулся. Так отчаянно он нуждался в Кровавой молнии. И не только из-за чувства неполноценности и желания победить Ён У. Он уважал его и был искренен, когда сказал, что станет его зубами.

Пант и Ён У теперь неразделимы.

Под влиянием этих эмоций Пант пришёл к единственно возможному заключению.

«Сила, — он стиснул зубы. — Мне нужна сила».

Ён У говорил, надо стать сильнее, и Пант понял: если так будет продолжаться, он станет ничем.

Эдора согласилась.

Однако, в отличие от Эдоры, которая становилась сильнее, поднимаясь по этажам, Панту нужно что-то более существенное и разрушительное.

Один раз увидев, он не мог забыть Кровавую молнию, использованную Главным старейшиной на поле боя. Воздействие, которое несла грозная Кровавая молния, — именно то, что ему нужно. Поэтому он не собирался уходить, что бы ни говорил Главный старейшина.

Гордость? Заносчивость? Так ли они важны? Их могут позволить себе только сильные.

Время шло…

— Х-ха-а, — вздохнул Главный старейшина, качая головой.

Пант понял: он получил свой шанс. Но чувствовал, что будет непросто, учитывая нрав Главного старейшины.

Разумеется.

— Отлично. Если ты такой упрямый, ничего не поделать. Но тебе придётся кое-что доказать.

Пант поднял голову. Спина болела от долгого поклона, а его глаза сияли.

— Что я должен доказать?

— Что ты достоин, — взгляд Главного старейшины за стёклами очков был задумчивым. — Я говорю, ты должен доказать, что достоин стать моим преемником.

***

«Достоин стать…»

Покидая резиденцию Главного старейшины, Пант глубоко задумался.

Доказать, что достоин стать преемником Главного старейшины… Он не понимал, что это значит. Наверное, Главный старейшина сказал так, не только чтобы заставить его уйти. Он хотел увидеть причину, по которой должен отдать Панту Кровавую молнию.

«Причина стать его преемником».

Пант посмотрел на свои раскрытые ладони.

Главный старейшина самый старший представитель племени, Пант его правнучатый племянник. Старейшина воспитал Найю, Короля Му, и привёл его туда, где он есть сейчас, а семью Чонрам — к процветанию.

Основа Кровавой молнии — Управление молнией, Пант всегда с удовольствием пользовался семейным навыком. А значит базовая квалификация у него есть.

На основании уже известного изучить Кровавую молнию будет проще.

Что это значит?..

Стоп!

Пант застыл как вкопанный.

«Разве я не должен сначала получить Душу молнии?»

Душа молнии. Которую получаешь, полностью освоив Управление молнией. Молния и твоё тело становятся единым целым, тогда можно открыть путь к Сильной энергии. Кровавая молния — Мугонг Сильной энергии. А Душа молнии, разумеется, второе необходимое условие.

Пант почувствовал, как в голове прояснилось.

После множества поворотов он снова нашёл тропу. Индивидуальные тренировки. Душа молнии — итоговый результат освоения Управления молнией.

Раньше он не знал, что делать, а теперь перед ним появилась чёткая цель.

Пант вышел. Нельзя терять время.

***

— Х-хах. Х-ха-а… Пант вплотную приступил к тренировкам?

Ён У тяжело дышал, глядя на Гальярда.

По словам Гальярда, Прыжок Тени Стрелы позволяет значительно ускориться, это его заинтересовало.

— Да. Я слышал, он пошёл к Королю Му и настаивал, чтобы ему дали ключ от Мёнбёка. Ха-ха. Мёнбёк. Похоже, на этот раз Пант действительно настроен решительно.

Глаза Ён У расширились.

Здание Мёнбёк находилось в глубочайшей части закрытых тренировочных зданий. Там тренирующиеся сидели в помещении площадью пять пён в одиночестве и с ограниченным количеством пищи. Изнутри открыть дверь невозможно, так что это непростая попытка, если ты не слишком терпелив.

Туда входили только те, кто намеревался тренироваться несколько лет. Пант не пошёл бы туда без веских причин.

— Более того, воспользовавшись правом королевской семьи, он попросил открыть Архивы Боевых искусств. Старейшины договорились, что ему будет позволено взять с собой пять разных книг из Золотого архива. Полагаю, какое-то время его будет трудно увидеть.

Войти в Золотой архив можно было только с позволения короля или старейшин. Однако члены королевской семьи могли раз в жизни войти туда свободно. И Пант воспользовался своим правом.

Как сказал Гальярд, на сей раз Пант был настроен довольно решительно.

Интересно, какое лицо у него будет, когда он придёт в здание Мёнбёк? Ён У стало любопытно, но он не собирался навещать Панта. Обоим было бы слишком неудобно. Впрочем, им это и не нужно.

Ён У думал, он понимает, что чувствует Пант. Реальность вещей, о которых проще говорить, чем сделать, возможно, мотивировала его.

— Он взял с собой пять книг… С его-то характером ему придётся потрудиться.

— Тем, у кого есть опыт обучения, проще учиться, — усмехнулся Гальярд в ответ на слова Ён У. — Ещё говорят, Эдора возобновила подъём на Башню. Она ушла тихо, с разрешения Психомедиума. Видно, она тоже настроена довольно решительно.

Ён У кивнул. Он понимал их решения.

Эдора владеет Озарением и Мечом Ян. Ей следует улучшить Озарение, используя Меч Ян в настоящих сражениях.

«У Эдоры всё будет хорошо».

Он несколько беспокоился о Панте, но его вера в Эдору была очень глубока. Она показывала ему мало, но Ён У знал, что девушка многое скрывает. А если она применит Божественный Магический меч, даже Ён У может оказаться непросто с ней справиться.

Ён У отряхнулся и снова приготовился. Если брат и сестра настроены так решительно, он не может от них отставать.

«Ему, как старшему, проиграть будет несколько неудобно».

С такими мыслями Ён У снова оттолкнулся от земли.

Зашелестело…

Как только Ён У задвигался, время снова ускорилось.

Изменения пришли внезапно. Ён У тренировался контролировать Осознанность и Перенос тела. Как вдруг распахнулись Драконьи глаза, и он увидел в десять раз больше слабых мест, чем раньше. Ён У почувствовал, как мир кружится перед ним.

В замедленном мире Разницы во времени он собрался и сумел разглядеть целый новый мир.

Изъяны текли реками. Различие было незначительное, но все они окрашивались в разные цвета: одни тёмные, другие светлые, побольше и поменьше — они опутывали весь мир.

Раньше Ён У видел их только сплетёнными между собой, словно струна. Впервые в его глазах они струились так свободно.

Ён У понял: это и есть «Ветер». Ветер, который он лишь ощущал, но не мог увидеть глазами.

И не только.

Научившись его видеть, Ён У смог взглянуть на собственное тело под другим углом. Ощущения стали совсем иными. Он больше чувствовал физическими рецепторами, связанными с Осознанностью, и умело подстраивал их.

Тяжёлое тело стало лёгким, как пёрышко.

Он нащупывал ветер кончиками пальцев. Где-то тот был гладким, где-то — шероховатым. И не только ветер, но что-то за его пределами. Ён У мог естественно контролировать его.

Он вытянул руку. Ветер спокойно свернулся в руке в шар. Ён У вдохнул в него Осознанность, и тот вспыхнул огнём.

Магическое тело, его тело, Осознанность и изъяны — всё легко приходило в движение. Несколько часов назад он мог связать их, только сосредоточившись, но в этом больше не было необходимости.

— Поздравляю. Ты открыл Глаза ветра.

Гальярд спустился к нему. И похлопал Ён У по плечу.

— В нашем племени… да. Ты считался бы Охотником. Для тебя это, должно быть, трудно, ведь ты не часть нашего племени. Но ты хорошо справился.

Ён У покачал головой.

— Если бы не Вы, я даже не смог бы попытаться.

Это правда. Он не представлял, сколько времени могло занять осознание, если бы не Гальярд. Первый учитель брата научил Ён У очень многому. Он великодушно передал ему наследие Тёмных эльфов. Благодаря чему Ён У смог пробить стену, которая преграждала его путь.

Прочитав сообщение, Ён У почувствовал гордость за себя.

К тому же, соединить Тропу ветра с Драконьими глазами и Духом Бездны оказалось очень легко. А учитывая усиленные эффекты, это не просто Номерной навык.

«Это… почти Власть».

Может быть, полу-Власть. Ён У верил, что Тропа ветра изменит его так же, как это сделала Волна огня.

— Почему бы не попробовать?

Ён У кивнул и вытянул руку. Вокруг неё обвился Магический штык. Он ощущал вещи, которых не чувствовал без Глаз ветра.

Трудно объяснить, но он словно воспринимал эмоции Магического штыка, как видел ветер Драконьими глазами: штык кричал, просил пробудить его. Он хотел избавиться от одиночества.

Ён У вдохнул в него Осознанность, чтобы умиротворить оружие. За ней последовала святость, и между ними потекла магическая сила. Магический штык наконец мог высвободить свой духовный след.

В этот момент Ён У ощутил единство с оружием. Он стал Магическим штыком, а Магический штык — им.

Осознанность полностью синхронизировала их. Тело стало единым целым с клинком. Магический штык взревел. Вокруг него образовалась аура.

Усиление меча.

Ён У с силой махнул вправо. Может, сейчас он сумеет воспроизвести Багуа, запечатлённое в его голове?