Глава 260. Рост (часть 10)

«Игрок, смеющийся над богами, будет наказан божественной волей», — таков приказ Посейдона, внезапно отданный его слугам.

У Афины по всему Олимпу были глаза и уши, и она услышала.

Очевидно, кто этот Игрок. Ча Ён У. Человек, за которым она следила с большим интересом. Поскольку Посейдон посчитал, что это дитя должно понести наказание, она, разумеется, разозлилась и пошла искать Гермеса.

«Забавно».

Гермес невольно рассмеялся, завидев сестру.

Наверное, её раздражала его реакция. Афина приподняла бровь и посмотрела на Гермеса.

— Что смешного?

— Ничего. Просто никогда не видел тебя такой расстроенной.

Афина нахмурилась и ничего не сказала. Гермесу это снова показалось смешным.

Вообще, Гермес встречался с Ён У довольно часто, Афина же, кроме того момента, когда Ён У пожертвовал Эгидой, ни разу его не видела. Но она берегла его, как собственное дитя. Нет, как своего апостола.

Гермес знал почему и ничего не говорил, но наблюдать, как богиня, при виде которой демоны дрожат от страха, ведёт себя таким образом, было любопытно.

Какие лица были бы у их братьев и сестёр? У отца? Хотя, конечно, их отец в глубоком сне и не знает, что происходит снаружи.

«Благодаря чему мы можем так себя вести».

Подумал Гермес, приведя в порядок свои мысли.

— Не спеши, сестрица. Мы знаем, что это дитя сильнее кого бы то ни было. — Гермес прищурился. — Он измочалил Агареса. С ним два толковых союзника, таких же, как мои призванные змеи. Мы можем просто сидеть и любоваться дядюшкиными страданиями. А если потребуется помощь, поможем.

— Наверное, приятно быть таким беспечным… — фыркнула Афина, покидая резиденцию Гермеса.

Гермес с кислой улыбкой смотрел, как сестра уходит.

— Но мы ничего не можем поделать, сестра. Ничего не можем поделать. Как и наш дядя.

«Проклятая система. И проклятый Оллфован, который больше заслуживает страданий, чем смерти», — со вздохом пробормотал Гермес.

Потом отвернулся и закрыл глаза.

Он заперся в сознании своего реального тела, когда ему открылось новое видение: он увидел Ён У. Гермесу вдруг стало любопытно, сколько богов и демонов используют такое «зрение», наблюдая за Ён У.

***

— Надеюсь, этого достаточно.

Главный старейшина опустил кисть на чернильный камень. Он так долго смотрел в книгу, что у него устали глаза. Старейшина потёр веки, но ощущение не исчезло.

На самом деле, его усталость была не физической. В случае с физической усталостью, чтобы почувствовать себя лучше, ему нужно было бы лишь ускорить циркуляцию энергии по телу. Но от душевной усталости так просто не избавиться.

И всё потому, что он писал книгу о Мугонге, которую не собирался писать.

[Книга Кровавой молнии]. Божественное писание, изученное Главным старейшиной в молодости. Он был холоден с Пантом, но начал сводить всю информацию воедино, чтобы создать для него свиток.

Однако процесс оказался нелегким. Этот Мугонг представлял собой Бесформенную Сильную энергию, которую Главный старейшина использовал по наитию, он даже не знал с чего начать. С другой стороны, тем больше он хотел это сделать.

В молодости Главного старейшину всецело поглощал Мугонг. Став старше, он, занятый учёбой, упустил возможность жениться. Последователей он не воспитал — времени на учеников не было. Все хотят оставить свой след, прежде чем покинуть мир, и он в любом случае задумывался о поиске наследника в ближайшем будущем.

Пант давно умолял научить его. Но Главный старейшина не мог просто так отдать свои знания, поэтому задел гордость Панта, но тот вплотную взялся за обучение и с тех пор не бросал. Значит, помимо настоящего потенциала, у него есть настойчивость. Главный старейшина лично хотел посмотреть, когда Пант сбежит из Мёнбёка, но уже прошло довольно много времени.

Начал Главный старейшина с лёгким сердцем, но всё пошло не так, как он надеялся. Он понял, что описать понятия, существующие в его сознании, трудно. Однако, когда он перебрал свои мысли, в голове прояснилось, и к окончанию книги его собственное понимание Кровавой молнии углубилось.

Теперь его беспокоило лишь одно — как передать это Панту.

«Я не хочу, поскольку уже видел его реакцию».

Все члены племени признавали, что Пант очень похож на Короля Му в молодости. Получив знания, он на радостях, вероятно, устроит переполох. А Главный старейшина больше всех страдал от проделок Короля Му.

Пока он задавался вопросом, как передать свиток Панту…

— Пант будет счастлив, когда увидит это.

Неожиданно услышав голос, Главный старейшина очнулся от своих мыслей. Перед ним уже какое-то время стоял Ён У.

Пусть он глубоко задумался, но как он мог не почувствовать, что к нему кто-то подошёл?

Главный старейшина, округлив глаза, спросил:

— Хм? Когда ты пришёл?

— Я несколько раз окликнул Вас снаружи. Вы не отвечали, и я просто вошёл. Простите, если был груб.

— Всё в порядке. Мы все одна семья. Кажется, мы давненько не виделись.

Главный старейшина окинул Ён У с головы до ног странным взглядом.

Закончив тренировки с Гальярдом, Ён У почти не выходил. Однако ни Король Му, ни Главный старейшина, ни остальные члены племени не спрашивали, как он. Члены Однорогого племени имели обыкновение уединяться, чтобы что-то понять, а потому решили, что Ён У тоже этим занимался. Они, скорее, задавались вопросом, как он так быстро закончил.

К тому же, казалось, Ён У очень изменился. Стал твёрже и тяжелее.

Раньше он излучал острую ауру, словно в любой момент готов был взорваться, но сейчас успокоился до такой степени, что казался совершенно невозмутимым.

«Так быстро справился? Похоже, он нашёл свой путь. И не собьётся, даже если что-то добавит».

Тем не менее, Главному старейшине вдруг пришло в голову, что Ён У будет трудно подняться выше, чем он есть. И в то же время он гордился: Ён У уже достиг экспертного уровня и может использовать Сильную энергию.

— Но почему ты здесь? Если ищешь вождя племени, наверное, он у себя.

— Я уже поздоровался с учителем.

— Что тогда?

— Можно узнать, где Эдора?

В отличие от Панта, Эдора решила продолжить подъём по этажам. Ён У недавно прослышал, будто она прошла 30-й этаж, но не знал, что происходило потом. Его коммуникационный артефакт сломался, а Ён У был занят тренировками и не починил его.

— Эдора приходила недавно. Наверное, она на 36-м этаже.

Глаза Ён У сверкнули.

— Она сильно продвинулась.

— И стала весьма искусной. Мечу Ян повезло.

Ён У слабо улыбнулся. Другая сторона Меча Ян — Меч Инь. Сможет ли он его разблокировать?

— Но почему вдруг Эдора? Если нужно, я могу с ней связаться.

Ён У покачал головой.

— Всё в порядке. Ничего срочного, я сам могу с ней встретиться.

— О. Тогда ты?..

Глаза Главного старейшины расширились, когда он понял, что Ён У хочет уйти. Ён У тяжело кивнул головой.

— Да. Я официально возобновляю подъём.

***

Встретившись с Главным старейшиной, Ён У покончил с прощаниями с Однорогим племенем. А заключив контракт с Застольем, завершил приготовления, необходимые для закладки клана.

Теперь оставалось одно.

«Королева Лета».

Ён У покинул резиденцию Главного старейшины и отправился в подземелье Ву. Оно сильно изменилось с тех пор, как он был там последний раз, и изменения стали заметны уже у входа.

Воины-скелеты в доспехах преклонили колена. Господин их господина. Так они выражали своё уважение столь высокопоставленному существу. Когда он шёл по тропе, нежить бросала свои занятия, чтобы поклониться, словно граждане, приветствующие своего короля.

Ву прибыл вместе с Рыцарями-скелетами на призрачных лошадях.

Всё невероятно изменилось по сравнению с самым началом, когда подземелье заполняли лишь низкоуровневые призраки. Ён У был удивлён. Оставив подземелье на Ву, он больше не уделял ему никакого внимания.

Доспехи рыцарей-скелетов сияли — их забрали из оружейной Королевы Лета.

— Вы. Прибыли?

Когда Ву поклонился Ён У, рыцари-скелеты спешились, чтобы преклонить колена. Присмотревшись, Ён У рассмотрел за ними магов, шаманов, копейщиков и многих других.

Кроме них там были големы, зомби, гули, банши и спектралы. Складывалось впечатление, что Ву привёл всю нежить, рассеянную по подземелью. Куда ни глянь, он видел уважительные приветствия. Однако Ён У показалось это нелепым.

— Что это всё?..

— Разумеется. Это для. Вас. Наш. Господин. Пришёл.

— Хватит. Это уже чересчур. Занимайтесь своими обычными делами.

— Подчиняемся. Вашему приказу, — кивнул Ву и махнул рукой.

Как только он это сделал, нежить встала и вернулась к своим делам.

Ён У вздохнул. Это, конечно, прекрасно, что Ву делает даже больше, чем требуется, лишь бы стать сильнее, но, с другой стороны, его периодически смущало такое излишнее усердие. И всё же это неплохо. Порой забавно, когда тебе так служат. Просто Ён У не хотел, чтобы тот переступал черту.

— Как работа?

— Мы на полпути.

— Пошли.

Под «работой» он подразумевал создание Костяного Дракона.

Ён У с Ву вошли в центр подземелья.

Интрениан поделили на внешнюю, среднюю и центральную секции. Чем глубже они уходили, тем больше повышался уровень нежити, иногда он даже видел, как мимо пролетает Демоническое или Призрачное чудовище.

Подземелье представляло собой сложный лабиринт. Если свернуть не туда, можно легко заблудиться, к тому же в нём установлены разнообразные защитные магические круги и ловушки. Ён У видел, сколько усилий Ву вкладывает в подземелье.

Когда он прибыл в центральную секцию, длинный и узкий лабиринт исчез.

Внутри, в магическом кругу, лежало тело Королевы Лета. Только его цвет стал совсем не таким, как раньше. Когда-то тело было рубиново-красным, но сейчас полностью почернело — из-за Яда Короля Демонов, которое в него ввели, чтобы сохранить труп.

Бесчисленные скелеты расчленяли тело острыми ножами. Чешуя была настолько прочной, что им приходилось быть предельно осторожными.

Какое облегчение: у скелетов нет собственных мыслей, они не могут ошибиться, поскольку лишь исполняют приказы. Командовал ими кто-то другой.

— Осторожно. Нельзя допустить ни малейших повреждений. Отделяйте то, что уже отрезали.

Ребекка, бегая вокруг скелетов, демонстрировала свою энергичную суть. Как охотница, она старалась не растратить свой опыт впустую. Шенон и Ханрён подключались, когда нужно было сделать что-то, чего не могли скелеты.

С другой стороны, выполняя распоряжения Ён У, скелетами руководил Хенова. Его вмешательство было нужнее всего. А Хенове помогал Брахам. Ананта ещё не исцелилась, но ей стало лучше, так что он понемногу мог заниматься другими делами.

Ён У прошёл туда, где с отсутствующим взглядом сидела душа Королевы Лета. Скованная Божественным железом, она была вынуждена смотреть, как расчленяют её тело. Бессилие омрачало её лицо. Она опустилась, став далеко не такой, как раньше.

— Исмена.

Подошёл к ней Ён У.

Потупив взгляд, она смотрела на собственное тело, потом медленно подняла глаза на Ён У. Королева Лета ещё не совсем потеряла себя.

— Полагаю, пора?

Она холодно улыбнулась. Королева Лета давно поняла, какими будут её последние мгновения.

Ён У медленно снял маску — он ещё не отказался от неё.

— Да.

— Доволен?

— Конечно, — бледно улыбнулся Ён У.

Его глаза стали холодными, как лёд. Открывшись вертикально, они засияли, как у змеи, пришедшей за своей добычей.

— Ха-ха! Ха-ха-ха! Разумеется. Месть… Если ты добивался именно этого, ты хорошо справился. Только Оллфован был способен на такое. Но он всегда был таким, удивительно, что у тебя тоже получилось.

Королева Лета расхохоталась. Она всё время была хищником. Но сейчас превратилась в добычу.

Так вот это каково. Королева Лета хихикнула.

Большинство людей плакало перед ней и умоляло. Странно, но Королева Лета не знала, как выразить это чувство. Она просто смеялась и думала лишь о том, что последний дракон сейчас исчезнет.

Она закрыла глаза. Потому что давно сдалась. Но не хотела показывать страх.

И тут…

«А».

Королева Лета поняла, о каком «образе мышления» говорил Ча Чон У.

Жажда всегда быть лучшей.

Проклятие одиночества только начало отпускать.

— Но… Если сможешь сменить курс, начнёшь замечать новое. Я помогу тебе, Исмена. Зови в любое время.

Не об этом ли говорил Ча Чон У?

Ён У положил ладонь на руку Королевы Лета и активировал Вампирический меч Батори. Ослабевшая душа Королевы Лета начала перетекать в Ён У.

Над ним с треском разгорался огонь.