Глава 339. Наследники Царя Обезьян (часть 14)

Поскольку Ён У в этот момент был нематериален, он перерезал Киндреду горло не физически, а направил взрывную силу оболочки внутрь его тела.

— Опять тень? Прямо как амёба, всё время делится, — цокнул языком Ён У, наблюдая, как распадается тело Киндреда.

Похоже, он ни разу не сталкивался с настоящим Киндредом, а не его тенью.

Ён У проверил время и повернул назад. Он заметил Дойла, который с пустыми глазами продолжал бить поклоны.

— Возвращаемся.

***

Загрохотало.

Землетрясение, начавшееся в центральной части дворца, распространилось дальше. С потолка сыпалась пыль и падали камни. Первыми из-за обрушения занервничали наёмники, которых снова и снова отправляли внутрь.

— Чёрт! А-а-а!

— Спасите! Кх.

Они попытались спастись, но, не отличая верх от низа, не могли бежать. Армия нежити продолжала наступать, давя их, как слоны давят муравьёв.

Боги и демоны постоянно, не стесняясь, слали свои сообщения, как будто вне себя от радости.

Наёмники злились — они стали всего лишь развлечением для богов и демонов смерти и чувствовали себя совершенно беспомощными, не в состоянии изменить ситуацию.

Только она взирала на происходящее с другой позиции. А за ней начали заявлять о себе другие боги и демоны.

Война. Стали появляться боги войны. Война всегда идёт об руку со смертью.

Если бы это была обычная схватка, они бы не заинтересовались одной из множеств войн, постоянно кипящих в Башне.

Ён У один сражался с бесчисленными войсками. Вернее лишь со своими подчинёнными, при этом демонстрируя боевую мощь, какой не было ни у одного Лорда в истории Башни. Такая мощь могла быть разве что у Батори.

Не удивительно, если боги и демоны войны обратили на него пристальное внимание. После Короля Му их впервые кто-то заинтересовал.

Список доступных Ён У Властей быстро разрастался.

— Сумасшедшие ублюдки!

Доктор Дум отлетел, раздался громкий взрыв. Защитный барьер разорвало в клочья, так что сила удара, с которой он врезался в прочную стену, сломала ему позвоночник.

Он не мог даже выплюнуть кровь. А из-за непрерывных атак не успевал собраться. Вокруг громоздились тела магов. И в его глазах поселилось отчаяние.

Сообщения от богов продолжали всплывать… ему казалось, он сейчас умрёт от разочарования.

Маги верили в естественный порядок окружающего мира. Поэтому многие называли себя атеистами, считая богов и демонов 98-го этажа лишь искуснейшими магами и воинами, «сверхъестественниками», мало чем отличающимися от обычных Игроков. Доктор Дум разделял эту веру.

Ему не нравилось чувствовать себя обезьяной в зоопарке. Но одним древним учителем он восхищался, словно богом.

Создатель магии меча, основоположник Демонических исследований, наравне с Де Роем. Тот, кто изготовил Изумрудную Табличку, открывающую путь к Философскому камню.

Фауст.

Проблема в том, что они встретились врагами.

— Какой. Стойкий.

Пылающие пламенем Преисподней глаза сузились, словно от неудовольствия.

По мере развития ситуации Доктор Дум всё больше разочаровывался. Ву был не так силён, как известный ему Фауст. Тот однажды вышел против Королевы Лета. Магия Ву не дотягивала до его уровня — Фауст умел творить чудеса. Очевидно, часть его памяти утрачена.

Но даже если так, оно ещё при нём — могущество, заставлявшее всё вокруг склониться перед ним. Синие глаза смотрели так, словно могли поглощать демонов. Его именные навыки не угасли.

— Стань. Удобрением. Для. Господина.

Пространство распахнулось, и Доктора Дума накрыла огромная ладонь. У того больше не осталось сил к сопротивлению. Он просто не понимал, почему сам Фауст подчиняется какому-то жалкому Игроку.

Вдруг в голову пришла мысль, что он не увидел точного прорицания на этот день, потому что в этот день заканчивался его жизненный путь.

«У-учитель…»

На этом мысль оборвалась.

Зашипело.

Поглотив душу Доктора Дума и восстановив часть знаний и памяти, Ву медленно развернулся в другую сторону.

Пещера рушилась.

Он потратил больше времени, чем рассчитывал. А сейчас по приказу великого господина собирался исполнить его последние распоряжения.

— Проснись.

По воле Ву вся связанная с ним нежить взвыла в небеса.

Послышался шорох.

Туда, откуда исчез Ву, опустилась Пустота и поглотила тело Доктора Дума. Сверху посыпались камни.

Обрушение ускорилось.

Игроки, стремившиеся довести бой до конца, поняли опасность. В том числе Кан и Айвэн.

Эти двое яростно сражались, как будто и не были отцом и сыном, но после очередного столкновения клинков развернулись в противоположные стороны, выпустив ауру по всем направлениям.

Зашелестела сталь. Чавкнуло.

Два епископа, сопровождавшие Кана, рухнули на пол, ничего не успев понять. Они отвлеклись, потому что с церемонией внезапно возникли проблемы, и их безжалостно убили.

Кан вытащил из тела окровавленный меч и повернулся.

— На сегодня хватит…

— Кан! — воскликнул полным слёз голосом Айвэн, услышав ледяной тон своего сына.

В ответ он получил лишь холодный взгляд.

— Не произноси моё имя своим грязным ртом. У тебя нет на это права.

— Ты до сих пор… ненавидишь меня?

— Ненавижу? Конечно, нет, — осклабился Кан. — Чтобы кого-то ненавидеть, нужно чего-то от него ждать.

— Кан…

Голос Айвэна наполняла печаль, когда он произносил имя сына. Он прославился на поле боя как Железный Лев, но в глазах собственного сына оставался лишь плохим отцом, который так и не смог стать лучше. Кану было неприятно видеть эту его сторону.

— Хватит притворяться. Не ожидал такого после того, как вышвырнул маму?

То, что преступник ведёт себя, как жертва, вызывало отвращение. Кан пошёл прочь. Вокруг него опустилась Пустота и скрыла его присутствие. Шенон и Костяной дракон тоже тихо отступили.

Айвэн так и замер, потянув руку в пустоту. А потом побежал. Наверное, его люди ещё в пещере. Он должен спасти кого сможет.

Кан остановился в темноте и проводил отца глазами, пока тот убегал: плечи опущены, спина согнута. Кан больше не видел в нём отца, который катал его на спине и был огромным зонтом, укрывавшим его от мира.

— Кан…

Словно уловив непростые мысли Кана, Ник появился и обнял его крыльями. Тёплый огонь успокаивал смятённый разум.

— Как человек, вроде Каина, встретил такого как ты, малыш? — пошутил он, ускоряя шаг.

Он мог не волноваться о том, что заблудится. Лич под командованием Ён У посылал ему сообщения, так что он гарантированно найдёт путь к выходу.

«Насколько сильнее стал Каин за это время? Наверное, на создание армии нежити потребовалось много времени».

Он хочет стать лордом? Но может стать и сверхъестественником, у него есть к этому потенциал. А многочисленные сообщения от богов и демонов, заполнившие пещеру, наперебой предлагают ему положение апостола.

«Он потрясающ во всём».

Пока ошеломлённый Кан размышлял о Ён У, Пустота внезапно исчезла, и он ощутил яркий свет.

Словно только этого и ждавшая пещера обвалилась и пропала. По горе прошла вибрация.

Кан увидел, что Ён У уже вышел из пещеры. У него на руках спал Дойл.

— Дойл!

Кан опрометью бросился к Ён У. Виктория узнала его и с улыбкой раскрыла руки, чтобы обнять, но Кан подсознательно уклонился от неё и опустился рядом с Ён У.

— Эй! — крикнула Виктория, обнявшая лишь воздух.

Кан не услышал, потому что смотрел на Дойла. Тот спокойно спал, словно и не подозревая, что творится вокруг.

Кан быстро просмотрел все свои 72 Бяня. Один из Бяней превратил Дойла в ревенанта. В этом состоянии человек становится куклой, и Кан подумал, что излечить его можно тоже Бянем.

По спине прошла дрожь.

Ресницы Дойла затрепетали. Он медленно открыл глаза и увидел Кана.

— Брат?..

— Дойл!

Кан обнял Дойла, чувствуя себя виноватым: он заставил Дойла страдать. И был очень благодарен, что тот снова открыл глаза.

— Какого чёрта? Почему ты такой отвратный?

Дойл попытался оттолкнуть Кана — тот вёл себя непривычно, но Кан не отпустил. Виктория надулась, но с ласковой улыбкой подошла к ним. Ледяной Король с облегчением покачал головой.

На этом вся суматоха закончилась. На самом деле так только казалось.

***

— Хнык-хнык. Какое облегчение, да, хозяин?

Ник утёр крылом слёзы и повернулся к Ён У, потому что тот не отреагировал.

— Хозяин?

Ён У сидел, уставившись в одну точку, не на Кана и Дойла.

— Афина печально смотрит на вас.

На него смотрело много богов и демонов. После этой битвы боги и демоны смерти, кажется, признали его преемником Чёрного Короля, а боги и демоны войны — заинтересовались. Список Властей превысил 800.

Но среди всех этих взглядов один отличался. В нём не было жадности и хищности, только печаль.

Почему?

Он победил Армию Дьявола, спас Кана и Дойла. А сейчас, когда всё сделано, мог отправляться в Тартар и помочь Аиду. Так почему взгляд Афины не меняется? Что-то стряслось в Тартаре? Но она не может знать, потому что Тартар закрыт от взоров из горнего мира.

И тут в голове промелькнуло что-то, о чём он не хотел думать…

— Кан.

— Что?

Кан, перестав качать Дойла, оглянулся на Ён У и склонил голову набок. Голос Ён У звучал непривычно холодно.

— Отойди.

— Что ты…

— Отойди! — не своим голосом заорал Ён У.

Кан невольно встал и отошёл от Дойла. Виктория и Ледяной Король тоже попятились, чувствуя: что-то неладно.

Дойл спокойно смотрел на Ён У. И улыбался, но в его улыбке не было эмоций. Как у куклы.

— До каких пор ты собираешься прикидываться?

Ён У вперил взгляд в Дойла.

— Главный епископ.