Глава 341. Создание Кунена (часть 15)

— Клан Железный Лев.

Паря вместе с Иллюзией Рыцарства в небе 20-го этажа, Крейтц увидел группу побеждённых солдат: множество раненых, доспехи побиты. Игроки еле шли, опираясь друг на друга. Он насмотрелся на подобное, поэтому уже хотел пролететь мимо, когда… Заметил в окне безжизненно свисающий флаг.

Величайший наёмничий клан, Железный Лев, выглядел просто ужасно.

Даже Иллюзии Рыцарства в боях с ним приходилось несладко. Если бы их лидер, сам Железный Лев, не был наёмником, клан давным-давно бы прослыл восходящей звездой.

Но сейчас клан пребывал в жалком состоянии. Учитывая, сколько людей они привели, казалось, 80% личного состава исчезло. Это почти полный крах.

— Союзник или враг?

Айвэн Железный Лев смерил Крейтца цепким взглядом. Как будто хотел поднять меч. Крейтц сглотнул. Раненый зверь всегда остаётся зверем. Убийственная аура Айвэна была необычной.

«Нет. Может, он просто остро реагирует, потому что потерпел такое поражение?»

Тогда лучше его не задевать. Айвэн был для него примером, Крейтц восхищался им. И вежливо ответил.

— Мы могли стать врагами, но я вижу, что в сражении нет необходимости.

Айвэн скривился.

— До меня доходили слухи, будто Иллюзия Рыцарства пыталась завербовать Алчного Дьявола. Полагаю, это правда.

— Не думаю, что у нас есть причины отчитываться за свои действия.

Отрезал Крейтц, Айвэн зарычал.

— В следующий раз ты тоже станешь моей добычей.

Вокруг него распространилась свирепая боевая аура. Он походил на хищника, который заметил нарушителя, посягнувшего на его территорию.

Но у Крейтца тоже был боевой опыт, пусть и не больший, чем у Айвэна. Такие угрозы для него — пустой звук. Но кое-что вызывало любопытство.

— Разве вам самому не становится не по себе, когда вы так говорите?

Айвэн не ответил.

— Тем не менее, я понимаю ваше состояние. Я передам ваши слова лидеру Полка.

Айвэн нахмурился, недовольный, и уже хотел что-то крикнуть, когда…

Вдали над горами произошёл мощный взрыв. Небо пожелтело.

— Кажется, что-то случилось. Я должен идти. Счастливо оставаться.

Крейтц потянул поводья свое го летучего дракона и взлетел. Иллюзия Рыцарства за ним. Сотни виверн, летящих вместе — зрелище, на которое стоило посмотреть.

Айвэн, скрипнув зубами, проводил их взглядом и заторопил своих людей.

— Нам… тоже нужно скорее вернуться на базу.

***

Оказавшись на Пяти Горах Покаяния, Крейтц увидел разрушенные скалы и Ён У, потерявшего сознание после выброса огромного количества священной силы.

— Каин!

— Эй! Очнись!

Виктория и Ледяной Король подбежали к Ён У. Кан растерянно поддерживал Дойла, не зная, что делать.

Крейтц спрыгнул на землю, даже не посадив своего дракона.

— Если что-то не так, это может быть опасно. Пожалуйста, отойдите на минутку.

Из-за неожиданного вмешательства Крейтца лицо Виктории застыло. Ледяной Король вскочил и преградил ему дорогу. Вокруг кружилась холодная аура. Они опасались Крейтца и рыцарей, которых он привёл с собой. Те могли оказаться частью союзных сил, пришедших за Каном.

— Что Иллюзия Рыцарства… нет, что здесь делает Фантастический Полк?

— Похоже, тут возникло недоразумение, но мы не из союза. Наш лидер и Алчный Дьявол друзья. Разве вы не слышали?

— Лидер Полка и Каин?

Разумеется, они не слышали. Ён У никого не посвящал в свои личные дела. Когда Ледяной Король посмотрел на Крейтца с ещё большим подозрением, тот расстроился.

— Подробности расскажу позже. Время дорого. Состояние Алчного Дьявола напоминает священную лихорадку, и, если о нём не позаботиться немедленно, он окажется в опасности! Пожалуйста, отойдите!

Лицо Крейтца застыло, когда он увидел, как трясёт Ён У. Искры, скачущие по телу становились всё хуже, и даже Виктория не могла к нему подступиться. Жар от тела был настолько силён, что оно покраснело.

Не зная, что делать, Виктория покачала головой: это за пределами её возможностей. Ледяной Король отозвал свою ауру и тоже отошёл. Крейтц стремительно подбежал к Ён У и начал осмотр.

— Господи. Она уже дошла до источника его магической силы?!

Расплата за принятие девятисот Властей сразу оказалась слишком велика. Всё-таки, Власти — не просто навыки.

Принять Власть, значит принять волю предложившего её бога. Даже с одной из них справиться трудно, но с сотнями? Простой смертный не должен был этого делать, никогда. Душа Ён У чудом уцелела. Если бы он многократно не увеличил потенциал своего тела, поглотив оболочку Царя Обезьян, ему не стоило бы даже пытаться. А так, Ён У усвоил Власти, но последствия остались.

Там, где боги коснулись его и ушли, кое-что сохранилось, и остатки начали конфликтовать, тело перегрелось. Священная лихорадка достигла внутренних органов, в том числе источника магической силы. Если не снять жар как можно скорее, он может потерять свою магическую силу или что ещё похуже.

Крейтц вытащил священный меч Зульфикар и вонзил в землю. Поцеловав камень в центре, он прикрыл глаза и прочёл заклинание. Камень засветился желтым светом, превращаясь в янтарь. А янтарь — символ здоровья.

Когда священная сила снизошла на тело Ён У, жар начал спадать. Ледяной Король и Виктория изумлённо наблюдали за происходящим.

— Что… ты сделал? Жар спадает.

Ледяной Король попытался применить свою энергию, чтобы охладить тело Ён У, а Виктория пробовала целительную магию. Но Ён У становилось только хуже. Они были потрясены, когда ему стало лучше от приложения такой интересной силы.

— Похоже на божественную силу.

Ответила вместо Крейтца Виктория, присмотревшись.

— Божественная сила?

— Да. Божественная сила. Она хороша для самовосстановления и повышения жизненной энергии. И прямо противоположна демонической энергии.

— Как священная сила?

— Они похожи, однако концепция немного отличается. Священную силу тебе должны дать боги, а божественная сила излучается сама. Это как демоническая и чудовищная энергии — похожие, но разные.

Ледяной Король слабо улыбнулся.

— Я только ещё больше запутался.

Как мастер боевых искусств, он хорошо знал только магическую силу. Фундаментальную мощь, развивающую боевые искусства.

— Разница как между теми силами, с которыми имеют дело маги или алхимики. Но предметы, наделённые божественной силой, встречаются редко… любопытно.

Виктория вспомнила артефакты из хранилища Анастасии. Они обладали чудовищной энергией и в любой момент могли превратиться в монстров. А Зульфикар — их полная противоположность. Интересно, какое было бы лицо у Анастасии, если бы она увидела этот меч?

— Я погасил огонь.

Крейтц отнял руки от Ён У и повернулся к Ледяному Королю и Виктории.

— Однако священная лихорадка полностью не ушла. Ему нужно отдохнуть и восстановиться. Вы знаете превосходных целителей?

В первую очередь Виктория подумала о подручном Ён У по имени Ву. Он мог использовать Адамантиновую Звезду, хотя не был её владельцем, не получится ли у него? Но тот в последнее время не появлялся. Неужели урон, нанесённый главным епископом, оказался слишком велик?

Потом ей на ум пришла Анастасия. Может, наставница, за тысячу лет овладевшая всевозможными заклинаниями, сумеет что-то сделать?

Кан дал знак, что оказал первую помощь Дойлу. Казалось, тот спокойно спал.

— Пожалуйста, следуйте за мной.

Виктория пошла вперёд.

***

— Если бы я гадала себе на этот год, думаю, мне бы сказали: «У вас будут неприятности из-за вашей ученицы».

Анастасия наморщила лоб и затянулась. Чтобы снять напряжение, она отдыхала с красивыми детьми, как вдруг в комнату ворвалась её ученица с каким-то бродягой странного вида и стала упрашивать её исцелить парня, которого Анастасия даже видеть больше не желала.

Анастасия хотела послать её, но…

— Наставница.

Увидев стоящую на коленях ученицу, не смогла. Хоть и жалкая, но Виктория её ученица.

— Пожалуйста, окажите мне услугу.

— Какое ты имеешь право…

— Я заплачу цену, — вмешалась Фрезия, которая до сих пор только наблюдала за происходящим.

Она давно слонялась подле Анастасии, не спеша возвращаться в Застолье.

Анастасия прищурилась.

— Ты знаешь, что это значит?

— Доверие — краеугольный камень торговли.

— Пф! Думаю, ты не раз нарушала это правило. Ну, да ладно, — фыркнула Анастасия и протянула руку. — Дай сюда.

Виктория, не сопротивляясь, отдала ей Адамантиновую Звезду. Анастасия нахмурилась, видя, что договор по-прежнему на месте. Обычно снятие такого заклинания занимает месяцы, но…

Когда она провела рукой по Звезде, один её слой отделился, а вместе с ним исчез и договор. Она его убрала.

Получив от Анастасии чудовищную энергию, Адамантиновая Звезда засияла голубым светом. Вспыхнуло сияние, несравнимое с тем, что появлялось, когда Звездой пользовалась Виктория, и артефакт с гудением завращался.

На пол, где лежали Ён У и Дойл, пролился белый свет. Анастасия, покусывая трубку, наблюдала за процессом. Дым заполнил комнату.

Кан поклонился Фрезии.

— Благода…

— Не нужно благодарить меня. Как и ты, Каин — важная персона, которую мы спонсируем. Если с ним что-то случится, мы понесём большие убытки. И мы давно наблюдаем за Лисьим Хвостом, так что считай это инвестицией.

Анастасия, сидевшая рядом, насмешливо заметила:

— Пф. Я делаю всю работу, а ты получаешь все награды.

Фрезия отмахнулась от Анастасии и грустно улыбнулась Кану.

— Мы тоже ошибались в некоторых моментах.

Кан вопросительно посмотрел на Фрезию, но та больше ничего не сказала, только едва заметно улыбнулась. А потом.

— М-м-м.

Дойл зашевелился. Кан быстро подскочил к приятелю.

Анастасия пояснила:

— Не знаю, что там произошло, но его душа довольно долго находилась в состоянии анабиоза, он слаб. Я поищу способ помочь ему восстановиться, а ты помни об этом.

— Сколько времени пройдёт, пока он откроет глаза?

— Фух. Знала, была бы богом. Думаешь, я тут ни с того, ни с сего в игрушки играю?

Кан не ответил.

— Наставница! — воскликнула раскрасневшаяся Виктория.

Анастасия раздражённо ответила:

— Максимум пять дней. Минимум — два.

И вышла из комнаты.

Кан поблагодарил Анастасию и крепко взял Дойла за руку, словно уговаривая держаться. Виктория сказала, Дойл выжил чудом, и она сама не понимает, как его душа не рассыпалась и не покинула тело, занятое огромной душой главного епископа. Но Кан понимал, какую цель преследовал Дойл.

Лисий Хвост. Дойл с детства был хитёр, как лис. Он мог готовиться к этому с того самого момента, когда его выбрали новым сосудом души главного епископа. Видимо, он верил: наступит день, и кто-нибудь спасёт его.

Это ли не показатель его доверия к брату?

«Победи. Любыми средствами».

Всё, что мог сказать Кан Дойлу.

Потом он посмотрел на лежащего рядом с Дойлом Ён У. От жара, исходящего от Ён У, слезились глаза.

— Ты тоже очнись. А там я решу, служить тебе или нет.

«Как я нашёл своего брата, так и ты должен найти своего», — вот что он хотел сказать.