Глава 343. Создание Кунена (часть 3)

Что такое боги и демоны? Почему они привязаны к 98-му этажу, если превзошли пределы смертных? Люди много раз задавались этим вопросом, пытаясь найти ответ, но не смогли.

Одно было известно наверняка. На 98-м этаже есть не только те боги и демоны, что посылают сообщения в нижний мир. Иногда в дверь стучат боги из другого мира.

Никто не мог раскрыть тайну богов и демонов 98-го этажа. Разве что Оллфован, который прорубается через верхний и нижний миры на 77-м этаже, что-то знает. А о богах других миров вообще ничего не известно.

«Нет. В этом что-то есть».

Ён У почувствовал, как связь с Ву стала чётче.

Фауст. Великий маг, создавший Философский камень и записавший процесс на Изумрудной табличке на основе информации, переданной ему богом другого мира, Мефистофелем.

Он первый Игрок, связавшийся с богом извне.

Хотя Ву теперь знает, кем был, его память восстановилась не полностью. Он не помнит, как заключил сделку с внешним богом. Можно лишь надеяться, что он скоро вспомнит, поскольку воспоминания возвращались быстро.

Как бог извне связался с ним?

«В сообщениях точно было что-то такое. Еле ощутимое и знакомое».

Может, кто-то связался с Ён У через Ву? Но зачем?

Анастасия, прищурившись, наблюдала за Ён У, вокруг угрожающе парил Лисий Огонь. У него не осталось другого выбора, кроме как сказать правду.

— Не знаю.

***

Спутники Ён У быстро узнали, что он очнулся.

— Эй! Так ты очнулся?

— Тебе лучше?

Кан и Виктория ворвались посреди ночи. Крейтц тихо зашёл следом.

— Спасибо. Правда. И прости, — опустившись на колени, извинился Кан.

Удивлённая Виктория попыталась поднять его, но Кан покачал головой и не сдвинулся с места.

— Если бы не ты, мы…

— Что с Дойлом?

— М-м? Он только что проснулся. И узнал нас.

— Хорошо. Встань уже.

— Но…

— Или можешь не вставать. Виктория, Ледяной Король ушёл? — коротко спросил Ён У, поворачиваясь к Виктории.

Кан, попытавшийся извиниться и поблагодарить Ён У за всё, продолжал неловко стоять на коленях. Виктория немного растерялась, но поняла, чего хочет Ён У, и с улыбкой ответила:

— Да. Он ушёл первым. Сказал, ему здесь больше нечего делать. И просил передать тебе, чтобы ты позаботился о себе, когда очнёшься.

Ён У кивнул.

Понятно, в конце концов, он заставил Ледяного Короля пойти с ним. Но Ён У был ему благодарен: Ледяной Король до конца делал всё, что в его силах. Ён У даже хотел пригласить его в клан, который собирался создать в ближайшее время.

«Если суждено, ещё встретимся».

Башня — большой мир, но в то же время очень тесный.

Кан осторожно поднялся, поняв, что разговор к нему больше не вернётся.

— Кхм! — красный от смущения кашлянул он. — Но, Каин.

— Что?

— Я случайно услышал твою историю.

Ён У молча посмотрел на парня.

— Я хочу помочь тебе. Могу я что-то сделать? — с торжественным видом спросил Кан.

Ён У смерил взглядом Ника, сидящего на плече у Кана. Ник вздрогнул и отвернулся, смущённо посвистывая. На перьях выступил пот. Теперь ясно, где произошла утечка информации.

Ён У кивнул Кану.

— Не стоит. Я собирался сделать для тебя всё, даже если ты этого не захочешь.

— А?..

Кан утратил дар речи. Насколько ему было известно, обычно друзья скрепляют дружбу, похлопывая друг друга по спине, и вместе выпивают. Но… продолжая разговор с Ён У, Кан чувствовал, что-то пошло не так.

Должно быть, Ён У специально так держится. Чтобы не смущаться.

— Понятно, — с улыбкой сказал Кан и решительно двинулся к Ён У.

— Держись от меня подальше.

— Не стесняйся.

— Ты неправильно понял.

— У великого Алчного Дьявола тоже есть слабости? Хе-хе.

— Всё не так!

— Брось, старшему брату ты можешь сказать. Покраснел, да? Сними-ка маску.

— Отвали!

Ён У пятился, а Кан с озорной улыбкой наступал на него.

Кан гонялся за Ён У, в комнате стало шумно. Глядя на них, Виктория только покачала головой.

— Мужчины…

Мальчишки всегда остаются мальчишками.

На губах Виктории играла лёгкая улыбка. Именно такую мирную сцену она хотела увидеть.

***

Возня Ён У и Кана закончилась победой Ён У.

— Сукин сын. Ты по-настоящему пустил в ход кулаки? — пробормотал Кан, прикладывая к заплывшему глазу яйцо.

Он пытался заблокировать удар, но избежать кулака того, кто достиг уровня высшего ранкера, невозможно.

Ён У поправил покосившуюся маску. Свой отличительный знак.

Кану было любопытно, как выглядит Ён У под маской. Может, он и правда носит маску из-за уродства, как сам сказал. Или причина другая? Возможно, это как-то связано с поисками младшего брата.

Вообще, пока Ён У лечили от лихорадки, именно Кан не позволил Анастасии и Виктории снять с него маску, веря: тому, что Ён У никогда её не снимает, есть свои причины.

Узнав об этом от Ника, Ён У преисполнился благодарности.

Хотя внешне Кан казался беззаботным, парень был очень вдумчив. Такого человека стоит держать поближе к себе.

«Но комплекс неполноценности, который он испытывал на фоне Панта и Эдоры, отчасти касается и меня… Интересно, со временем это пройдёт?»

На обучающем уровне Кан и Дойл очень боялись Панта и Эдоры. И Ён У стало любопытно, что будет, если собрать всех четверых в одном месте.

«Кан тоже стал сильнее».

72 Бяня, которыми пользуется Кан, слишком продвинуты, даже Ён У за ним не угнаться. И хотя после поглощения оболочки Царя Обезьян его понимание Бяней углубилось, оно ориентировано исключительно на бой. Все Бяни разные, а выбранная им тропа отличается от тропы Кана.

— Кан.

— Что?

Раздражённо спросил Кан, поглаживая подбитый глаз.

— Ты слышал куда я иду, да?

— Ну.

— Я не знаю, когда вернусь. Это опасно. В этой битве придётся сражаться с божественными существами. Не как в Башне.

Кан понял, что Ён У предельно серьёзен, и, отложив яйцо, сузил глаза.

— К чему ты клонишь?

— Как ты собираешься выхаживать Дойла? Разве ты не должен быть здесь, чтобы остановить Армию Дьявола?

Хотя Дойл пришёл в себя, он ослаблен демонической энергией после того, как довольно долго пробыл сосудом главного епископа. Бянь Кана необходим, чтобы сдерживать их.

— А, Виктория обещала помочь…

Дверь резко распахнулась.

Ён У изумлённо уставился на дверной проём. Там стоял Дойл. Он выглядел немного усталым, но взгляд был ясный.

— Пожалуйста, возьми меня с собой, брат.

— Очухался.

— Да, всё благодаря тебе. Спасибо тебе огромное.

— Кана благодари.

— Он поступил ожидаемо. Разве его не стоит отчитать за то, что он доставляет неудобства окружающим?

Дойл был в своём репертуаре, совсем как Кан. Ён У рассмеялся.

— В любом случае, как я уже сказал…

— Нет.

— Пожалуйста, возьми меня в Тартар.

— Эй! Куда ты намылился в таком состоянии…

Вскочил Кан, чтобы отговорить Дойла, но…

Посыпались искры. Кан попятился, не успев закончить.

Вокруг Дойла роилась чёрная демоническая энергия. И не только. Дойл раскрыл правую ладонь. Искры демонической энергии закружились вокруг неё и всосались внутрь, сжавшись в маленький сгусток.

Да уж, ловкая демонстрация демонической энергии.

Кан удивлённо смотрел на приятеля. Ён У понял, что это было, когда изучил сгусток Драконьими глазами и цокнул языком.

— Остатки главного епископа.

— Именно.

В теле Дойла была демоническая энергия. Энергия, накопленная во время пребывания в нём главного епископа, сохранилась и после его ухода.

— У меня осталось много знаний главного епископа.

Скорее всего, это духовный след главного епископа. Похоже, осколки его мыслей и знаний тоже там. Ирония судьбы, но для Дойла это шанс превратить несчастье в удачу. Разум главного епископа в будущем поможет ему вырасти. К тому же главный епископ накопил чистейшую демоническую энергию. Ему хватит сил.

— На самом деле, всё стало возможно благодаря госпоже Персефоне.

— Персефоне?

Неожиданный ответ. Дойл кивнул.

— Она привязала меня к миру живых и не дала выбросить за Грань. Она сказала, я скоро проснусь, а потому могу расслабиться…

Ён У задавался вопросом, как Дойлу удалось так долго прожить незамеченным главным епископом, значит с помощью Персефоны.

— Наверное, непосредственное вмешательство для неё было трудным, ты же не апостол.

— Эм… Вообще, я уже не первый день апостол госпожи Персефоны.

Кан и Виктория вытаращили глаза. Ён У такого тоже не ожидал. Разве у Персефоны не было апостола? Боди из Зелёного Инь.

— Этого я тоже не знаю наверняка. По словам госпожи Персефоны он стал героическим духом.

В голове Ён У крутились самые разнообразные мысли. Персефона избавилась от уже имеющегося апостола, чтобы взять вместо него Дойла. Учитывая всю сложность задачи, это знак: она будет активно вмешиваться в их дела. Можно ли считать это показателем глубины её желания воссоединиться со своим мужем и покончить с восстанием в Тартаре?

Если нет…

Ён У вспомнил, как горько улыбался Аид, когда он передал ему письмо Персефоны. Это была первая эмоция, которую тот продемонстрировал после холода и усталости.

Ён У покачал головой. Не нужно поспешных выводов. Что бы ни происходило с богами дальше, оно будет ему лишь досаждать. Всё слишком сложно.

«Боги и демоны играют со мной?»

Он прикрыл глаза. От Афины до Персефоны — все боги и демоны знали, чем это закончится.

Во время последнего инцидента Афина смотрела на него с грустью, а Персефона вмешалась, сделав Дойла своим апостолом. Рискованно, потому что церемония могла пройти успешно, но риск оправдался. Апостол, управляющий силой Небесного Демона. До неё ни одному богу не удавалось такого достичь.

Ён У чувствовал себя фигурой на шахматной доске, на которой боги и демоны ведут свою игру. Это чувство посещало его и раньше, нижний мир для верхнего — всего лишь игральная доска.

— Госпожа Персефона сказала мне передать тебе послание.

— Что?

— Она сказала: «Как можно скорее».

Персефона хочет, чтобы Ён У поторопился.

— Если дашь мне пять дней, я восстановлюсь. И соберусь с мыслями. Сила госпожи Персефоны очень поможет нам в Тартаре. Разве я не буду полезен?

Ничего не поделаешь, Ён У кивнул.

Так была создана группа для нового путешествия.