Глава 381. Гигантомахия (часть 6)

Цепи, позвякивая, превратились в чёрную полосу вокруг шеи Ён У, достаточно толстую, чтобы походить на ошейник, но больше напоминающую ожерелье.

Просмотрев информационное окно, Ён У ощутил тяжесть на душе.

«Так и думал».

Всё как при получении Печали Чёрного Короля. Он не соответствует требованиям и не может ничего прочитать. Печаль он сумел распечатать за день, но нет никакой гарантии, что ему так повезёт и на этот раз.

— Это Кунен?

Вошёл Хенова с трубкой в зубах и слегка щёлкнул по ошейнику.

Услышав ясный, звонкий звук Хенова прищурился. Как лучший кузнец Башни он сразу понял, что ошейник сделан не из обычного металла. Мастер выпустил изо рта дым и повернул голову.

— Циклопы, это же…

— Этот предмет был создан, чтобы сковать чрезвычайно сильного преступника. Но… почему он кажется таким знакомым?

Тень Хеновы вытянулась, появились циклопы Бронтес и Стеропс, они задумчиво смотрели на ошейник. Последние несколько дней эти двое повсюду следовали за Хеновой, чиня снаряжение отряда Плутон и делясь с мастером знаниями.

— Сейчас он называется Яростью Чёрного Короля.

— Яростью?

Глаза Хеновы округлились, он цокнул языком.

— Отчаяние, Печаль и Ярость? Похоже, их первоначальный хозяин через многое прошёл. Это вам не просто так…

Хенова следил за напряжёнными лицами Бронтеса и Стеропса.

— Чёрный Король?

— Понятно. Так вот почему!

Их затрясло, словно братья были напуганы и одновременно рады тому, что разгадали сложную загадку. Но когда они повернулись к Ён У, их глаза смотрели мрачно.

— Если ты его преемник, тогда ясно как тебе удалось связать нас, хотя мы божественные существа. Так вот почему…

— Грехи прошлого вернулись и сковали нас.

— Похоже на то.

Они оба вздохнули. Ён У спросил:

— Что вы имеете в виду?

— Оковы, которые ты носишь, созданы нами. Хотя, скорее, мы помогали в их создании.

Ён У смотрел на них широко открытыми глазами. Хенова и остальные члены группы не знали, как реагировать — к этому моменту они упустили нить разговора, но в одном не сомневались. Если три кузнеца, создавшие оружие для трёх олимпийцев, помогали в создании Оков, вероятнее всего, они куда феноменальнее, чем любой другой великий артефакт.

— Как мы их не узнали? Много времени прошло, но… неужели потому, что они так изношены?

Голос Бронтеса звучал печально.

— Пожалуйста, расскажите.

— Эти оковы принадлежали нашему учителю, ###, …Зевса.

Бронтес нахмурился.

— ###… Как и ожидалось, мы не можем говорить о нём.

Как имя Ён У скрывалось системой, имя, которое называл мастер Бронтес, тоже искажалось. Глаза Ён У сверкнули.

— Всё из-за клятвы реки Стикс?

— Что-то вроде того. Похоже, Зевс наложил запрет на это имя. Я не знаю, сколько мы можем рассказать о нём. Вообще, Оковы, связывавшие Чёрного Короля были созданы по просьбе Зевса. Мы использовали всё Божественное железо, найденное в Тартаре и Эребе. Это было замечательно.

Бронтес сузил глаза.

— Не ожидал, что они так уменьшатся.

— Можете рассказать о тех событиях?

Карманные часы завибрировали. Чем больше тайн Чёрного Короля открывал Ён У, тем ближе он подходил к воскрешению Чон У.

— Ты прекрасно знаешь, клятву реки Стикс так просто не нарушить.

Ён У сжал кулаки. Сила Чёрного Короля выше возможностей системы, но, кажется, её возможностям есть предел. Должен ли он на этом сдаться?

— Однако…

Ён У ждал.

— Я могу сказать тебе вот что. Когда Чёрный Король был изгнан в Пустоту, иерархия Олимпа изменилась. Ты узнаешь больше, если внимательнее изучишь причины падения протогеноев и изгнания титанов и гигантов.

Вдруг на теле Бронтеса заплясали искры.

— М-м. Вижу, система ограничивает даже это.

Бронтес наморщил лоб, его тело начинало исчезать. Если бы он продолжил говорить, его душа, скорее всего, была бы уничтожена клятвой реки Стикс.

Но новая информация и без того потрясла Ён У. Значит, Титаномахия и Гигантомахия как-то связаны с Чёрным Королём.

«А также с протогеноями?»

Его расстраивало, что след Чёрного Короля ведёт к Элохиму и потомкам некогда божественного вида, вроде Эфира и Панет.

«Ты что-нибудь знаешь об этом?»

Ён У погладил карманные часы, через кончики пальцев ему передались мысли Чон У.

— На самом деле, нет. По крайней мере, в моей привилегии об этом ничего не было. Я тоже удивлён.

Ён У прищурился.

«Тогда это единственный повод вторгнуться в Элохим?»

У него появилась причина возобновить подъём.

Тут в разговор вмешался Крейтц, который до сих пор молча слушал, его глаза мерцали:

— Если собираешься покинуть Тартар, когда ты намерен это сделать?

Он хотел, чтобы Ён У и лидер Фантастического Полка встретились как можно скорее. Долго наблюдая за Ён У, он лишний раз убедился: Ён У нужен им в качестве союзника. Он прирождённый лидер. Ясно как день, что в один прекрасный день сотрудничество с ним приведёт к войне с Восемью кланами, которые могут представлять опасность и для Фантастического Полка, но ему хотелось узнать, куда в конечном итоге заведёт путь Ён У.

Кан и Дойл смотрели на Ён У с любопытством. На данный момент оставалось лишь провести лестницу на Олимп. А поскольку Ён У уже получил Кунен, их задача выполнена.

— Как только завершится церемония жертвоприношения.

Кан странно посмотрел на Ён У.

— Разве это не опасно? Если боги Олимпа спустятся, Посейдона ничто не остановит, он захочет тебя убить.

В ответ Ён У фыркнул.

— Скажи им пусть приходят, если хотят отдать мне свои силы.

Это территория Аида. Какими бы безрассудными они ни были, всему есть предел. К тому же, не похоже, что остальные боги будут просто наблюдать. Вообще, Ён У считал это хорошей возможностью встретиться, наконец, с Посейдоном.

— Ещё…

Он замолчал. На него издалека устремлялся взгляд той, с кем он тоже хотел бы встретиться лично.

Афина наблюдала за ним с тех пор, как Ён У начал обучение в Башне, и до этого момента. Он о многом хотел её спросить.

— Леди Персефона надеется встретиться с тобой до того, как ты уйдёшь, и поблагодарить тебя. Ещё она говорит, что хочет вознаградить тебя за помощь Аиду.

Остальные члены группы закивали, услышав слова Дойла. Ни один Игрок не станет отказываться от награды, особенно, если её даёт бог.

В этот момент в храме раздался голос Лам.

— Через два часа начинаем церемонию жертвоприношения.

Наконец они подошли к тому, чтобы соединить Олимп и Тартар. Ён У отставил свой напиток и медленно поднялся.

***

— Тифон! Тифон!

В нарядном зале раздались тяжёлые шаги.

В этом священном месте все должны были вести себя уважительно, но Иапет раздражённо выбил дверь в конце зала.

— В чём дело, Иапет?

В центре помещения на мраморном полу был изображён большой магический квадрат. Края сложной магической фигуры обрамляли зажжённые свечи, освещавшие темноту. В центре квадрата медленно открыл глаза Тифон. Хотя его гигантские глаза парили в небе над всеми, его физическое тело было меньше, чем у обычного человека, а лицо закрывали спутанные волосы, не давая его разглядеть. Трудно поверить, что это и есть король гигантов, некогда угрожавший Олимпу и почти захвативший Тартар. Его облик разозлил Иапета ещё больше.

— Ты серьёзно?!

Казалось, Иапет в любой момент готов был убить Тифона.

— Шестеро погибли, потому что ты не вмешался! Шесть! Мои братья! Пока этот ни на что не годный Аид убивал их, не пришли ни ты, ни гиганты! О чём вы вообще думаете?!

Иапет всю войну стоял в первых рядах армии.

«Союзники» — так вежливо называли тех, кто на самом деле подчинялся гигантам. Тем не менее, он никогда не жаловался. Пусть он потерял своих товарищей-титанов и солдат, оно того стоило, если бы им удалось захватить Тартар, вторгнуться на Олимп и восстановить свою былую мощь. Когда подкрепление, которого он ждал от Тифона и гигантов, так и не явилось в Буванцзы, титаны потеряли семьдесят процентов своих драгоценных войск. Однако Тифон смотрел на Иапета без малейшего сожаления.

В голове Иапета что-то щёлкнуло, и он попытался наброситься на Тифона.

— Довольно.

— Тебе запрещено подходить ближе.

С двух сторон вдруг возникли мужчина и женщина и не дали Иапету приблизиться. Гратион и Мимас, правая и левая рука Тифона.

Иапет попытался применить свою священную силу, чтобы оттолкнуть их, но не успели те пошевелиться, как тень Иапета вдруг поднялась над землёй и обернулась вокруг своего владельца, словно канат.

— Хр-р.

Иапета заставили опуститься на колени. Чем больше он пытался разорвать теневой канат, тем крепче тот сжимался вокруг него.

— Иапет, на забывай о нашем плане. Наше место на Олимпе, не в Тартаре. Ты знал, что мы должны принести в жертву божественную кровь и отвлечь олимпийцев. Вы, титаны, тоже согласились.

— Вы не сказали, что они умрут!

— Они не умерли, а лишь вернулись к Кроносу. Пока королева с нами, смерть — это благословение. Почему ты до сих пор этого не понял, глупец? — холодно сказал Тифон. — Королева вскоре будет в храме. Мы выступим под её знамёнами и захватим его. Завершим то, чего не смог Кронос.

Иапет пронзительно закричал, но никакой крик не мог вернуть ему братьев.

Тифон смотрел на него молча.

***

В отличие от тяжёлых битв и сложных приготовлений, предшествовавших жертвоприношению, сама церемония связывания Олимпа с Тартаром была довольно простой. Стоя в луче света перед алтарём, Аид посмотрел в небо и произнёс одно единственное слово:

— Отворись.

Эту команду наполняла свежевосстановленная священная сила. Она воздействовала на саму систему Башни и ослабляла преграды между этажами верхнего и нижнего миров.

Загрохотало.

Как будто огромная тяжёлая дверь со скрипом отворилась. Красное небо Тартара распахнулось, и на землю обрушился звездопад.

Ён У почувствовал, как яснее становятся многочисленные каналы вокруг него, словно они стали ближе. Ему казалось, его окружили, а потом перед глазами внезапно взорвался сноп света.

Вокруг закружился влажный воздух. Его друзья и отряд Плутон потеряли равновесие и поп а́ дали.

Перед носом Ён У дрожал огромный трезубец — что-то его остановило. Мощное давление, сотрясшее атмосферу, почти поглотило Ён У. Но тот даже глазом не моргнул, увидев перед собой мужчину с синими волосами.

— Ты!

Посейдон, хмурясь, метнул в него свой трезубец, но не смог зайти слишком далеко. Гермес и Афина, защищая Ён У, остановили трезубец, скрестив, соответственно, жезл и меч.