Глава 390. Гигантомахия (часть 15)

На поле боя, представшем перед Ён У, царил полный бедлам.

Боги перемешались, а от столкновений солдат перехватывало дыхание. Увидев чёрные пятна, расползающиеся по световым столбам, он понял, что Виера Дюн успешно претворяет свой план в жизнь. Ничто не могло её остановить.

Хотя он унаследовал трон Аида, он ещё не перелинял и не обрёл сверхъестественные силы. Без божественности его силы и возможности помочь Олимпу ограничены. Аид это тоже знал, его задание для Ён У было сосредоточено на бегстве. Он хотел, чтобы Ён У перегруппировал солдат и отвоевал Тартар, когда будет готов, поэтому Ён У старался сделать всё, что в его силах.

[Разница во времени]

Когда время замедлилось, он изучил обстановку, прикидывая, чем может помочь. В первую очередь он отыскал своих товарищей.

— Крейтц!

— Мы пока удерживаем позиции… но долго не протянем! Скоро нам придётся отступить!

— Чёрт. Откуда взялись эти проклятые штуки? Пожалуйста продержись ещё немного.

— Скорее! Мы на пределе.

Крейтц читал молитву, вонзив в землю Зульфикар. Камень в центре священного меча превратился в топаз и создал вокруг них огромный барьер.

Монстры бросались на барьер, Гальярд одну за другой выпускал стрелы, пока остальные пытались остановить нападающих. Чтобы проредить ряды обороняющихся, к ним отправили более высокоуровневых монстров.

Больше всех доставалось Кану. Он носился за барьер и обратно, используя Бянь. Вниз била молния, кружился вихрь, монстры гибли под каждым его ударом, а их кровь тем временем усиливала Кровавый Меч. Кана покрывала запёкшаяся и свежая кровь, он излучал мрачную призрачную энергию. Но для союзников его появление стало проблеском света во тьме.

Теперь, когда цепь командования разорвана, отряд Плутон разделился на несколько островков, теснимых яростными волнами монстров. Они с трудом отгоняли врагов, которые в любой момент грозили захлестнуть их. Но на самых опасных участках появлялся Кан.

— К-кан!..

— Сейчас не время. За мной! Быстро!

Расчистив путь к отступлению, он повёл солдат к барьеру Крейтца. Когда Кан, одного за другим, собрал членов отряда Плутон, те стали больше походить на организованное подразделение. Неся щиты и выставив копья, они начали теснить монстров. Кан, как и приказал Ён У, сосредоточился на том, чтобы собрать отряд Плутон в одном месте. Но положение было незавидное, потому что, чем больше разрасталась их группа, тем больше привлекала внимание врагов.

— Лам… мертва.

— Первый, третий и четвёртый корпуса уничтожены!

— Мы потеряли связь с десятым! Они были у спуска Гипериона. Сколько раз я им говорил не ходить. Чёрт.

— Сюда идёт Криос.

— Правая секция барьера скоро рухнет! Удерживайте её!

Пришёл доклад о гибели Лам, которая всегда была психологической опорой Плутона, и о положении других корпусов — все пытались защитить столбы света, но только для того, чтобы титаны их раздавили.

У барьера Крейтца тоже есть свой предел. Сколько бы он ни растягивал защиту, у него есть определённая ёмкость, а по мере того, как монстры бились в барьер, его прочность уменьшалась. Камень в Зульфикаре бледнел, казалось, он скоро треснет — опасное положение, и никому не известно, сколько им удастся продержатся.

Чем дольше продолжался бой, тем больше Гальярд и Кан стремились уберечь хоть одного человека. Они сражались в отряде Плутон последние несколько месяцев, и солдаты стали для них драгоценными товарищами, но сейчас опасность грозила слишком многим.

Самую большую угрозу представлял титан Криос, прорывавшийся в их сторону, — один из двенадцати титанов, командовавших нападением. В его глазах пылал гнев, он хотел отплатить за унижение, пережитое в Буванцзы.

— Я раздавлю каждого из вас.

Чем ближе он подходил, тем больше монстров становилось вокруг него, они так плотно окружили барьер, что ничего не было видно. Только когда гигантская тень Криоса накрыла Кана, Ён У отменил Разницу во времени и появился сам.

Затрещало.

Его левое крыло раскрылось и взмыло так высоко, что казалось, оно пронзит небо. Когда Ён У добавил к нему огненные силы, крыло почернело и разделилось на три слоя. В этот момент смерть спустилась на поле боя: монстры, окружившие барьер, падали, как костяшки домино, не успев сообразить, что произошло. Их тела ничем не напоминали ревущих чудищ, которыми они были при жизни.

— Каин?..

Глаза Крейтца расширились, когда он узнал Ён У.

— Каин!

— Каин здесь! Каин здесь!

— Мы можем победить!

При виде Ён У лицам солдат Плутона вернулись краски. Для них он был воплощением победы. Его появление, когда ситуация уже казалась безнадёжной и они висели на волоске, возродило волю к победе.

Ён У улыбнулся солдатам и повернулся к Криосу, возвышавшемуся над полем боя, как гора.

— Гр-ра-а! Это… что это?..

Бесформенные тени ползли по ногам Криоса, как быстро распространяющаяся болезнь, не давая ему приблизиться.

— Ты… Как ты здесь оказался?

Крыло смерти воплощало силы шестисот шестидесяти шести смертей. Как и титану Тоэ, который боролся со страхом смерти, Криосу казалось, 666 богов и демонов тянутся к нему, чтобы впиться в горло.

После прохождения четвёртой ступени пробуждения сила смерти Ён У возросла. Однако Криоса победить оказалось не так легко, как Тоэ. Он брыкался и боролся, противостоя богам и демонам смерти, как истинный лидер титанов. Это было возможно лишь потому, что по мере потемнения световых столбов к нему возвращалось всё больше божественности.

Криос издал громовой рёв, сотрясший землю. Однако Ён У был доволен. Ему нужно только время, использовав всю собранную магическую силу, он скомандовал Открытой речью.

— Бегите!.. Все.

Показывать путь не было необходимости, им оставалась только одна дорога — к Мёнбучжону, где Ён У впервые сражался бок о бок с отрядом Плутон и одержал победу. Там стоял ещё один столб света.

— Куда… это вы собрались?..

Криос протянул руку, видя, что Ён У и остальные бегут. 666 Властей продолжали пожирать его тело, недооценивать их было опасно, но остановить отряд Плутон важнее.

Подонки из отряда Плутон досаждали титанам и гигантам с первого дня заключения, и, если от них не избавиться раз и навсегда, невозможно предсказать, что они сделают в будущем. Нужно задавить угрозу в зародыше.

Ён У с Вигридом в руке попытался выступить против Криоса. Пусть благодаря четвёртой ступени пробуждения он мог дольше поддерживать крыло смерти открытым, оно долго не продержится. Придётся свернуть его, чтобы выиграть время.

В этот момент что-то могучее ударило Криоса в шею.

Криос потерял равновесие и упал на землю с наполовину перерезанным горлом. Из раны вырвался чёрный дым.

— Гр-ра-а! Как ты смеешь!.. — в ярости прогремел Криос.

Но пламя, вырвавшееся из его груди, вскоре охватило его целиком.

— Как я смею? Как смею? — прорычала Афина, глядя на Криоса.

Рядом с Ён У она казалась такой грустной и хрупкой, но сейчас он видел, что перед ним богиня войны, её глаза под шлемом яростно сверкали.

— Это должна была сказать я! Вы, глупцы, посмели причинить вред моим детям у меня на глазах? Выродки!

Свистнуло.

Пространство распахнулось, из него вылетел девятилопастный щит — священный артефакт Афины, Эгида, словно упали на землю цветы. Она взяла Эгиду в левую руку, а правой занесла длинное копьё — казалось, откуда-то, рассекая воздух, возник луч света. Копьё с глухим звуком вошло Криосу в лоб.

— Гр-р-ра-ах-х!

Афина пробила ему череп, и тело титана охватила буря бушующего пламени. Трещина во лбу расползалась к рукам, из неё шёл чёрный дым.

Гермес, явившийся ей на помощь, слегка ударил Кадуцеем в землю. Это простое движение вызвало землетрясение. Кучи грязи брызнули вверх, и из-под земли возникло шесть огромных змей, которые бросились на Криоса.

Самая крупная обвилась вокруг титана, словно верёвка, остальные отрывали ему конечности. Одна рука Криоса отлетела, из неё фонтаном хлынул чёрный дым, заслонивший землю. Змеи набивали желудки, пожирая титана.

— Хр-рах-х!

Криос забился в агонии.

Гермес улыбнулся и жестом приказал Ён У уходить, его глаза были полны тепла.

Ён У чувствовал неловкость и благодарность за их помощь. Он поклонился и повернул в противоположную сторону с развёрнутым правым крылом.

На почерневших углях вспыхнуло красное пламя, словно готовое сжечь небеса.

Его глаза подёрнулись золотом, и Ён У увидел, как титаны и их солдаты пытаются остановить бегущих членов отряда Плутон. Его Философский камень вращался, перегреваясь. Благодаря Разнице во времени, он быстро выбрал цель и сделал мощный взмах Вигридом.

Крылья сосредоточили силу внутри Вигрида и выпустили смерч, который мощью Небесных Скреп и Священного огня смёл несчётное количество врагов. Сейчас Ён У был сильнее, чем когда впервые оказался в Тартаре.

Ён У развернул Огненные крылья и ступил на Тропу Ветра, сметая всё на своём пути, чтобы расчистить дорогу отряду Плутон.

Это было начало исхода.