Глава 408. На 50-й этаж (часть 5)

— Г-где Вы это нашли? — вырвалось у герцога Туан Тьена.

Он ещё раз рассмотрел карту. Та казалась старой и явно изображала Драконий Храм. А поскольку на ней были детали, неизвестные большинству людей, и места, которые Кровавая Земля обнаружила сама, он не мог назвать её фальшивкой. Карта указывала на ворота, ведущие в скрытую локацию, на ней был чётко отмечен путь к ним — на неизвестный скрытый уровень. Если Ён У говорит правду…

«Это сокровище, которое не купишь и за тысячу золотых слитков!»

Древний дракон Калатус лучше известен под другим именем: последний король драконов, Калатус. Он правил Драконьим видом с эпохи его процветания, но не смог избавиться от давнего желания стать сверхсуществом. Именно он стал тем злосчастным королём, бросившим вызов Оллфован и обрёкшим свой вид на уничтожение.

Если найти его могилу, все секреты Драконьего вида будут принадлежать им. Кровавая Земля проведёт исследование, и все сокровища и слабости потомков драконов будут у них в руках. Это не только перевернёт ход битвы, они смогут построить своё королевство, о котором мечтали тысячи лет.

— Проклятье, этот сосунок всецело предан своему делу.

Ён У снова проигнорировал поддразнивания Шенона и, понизив голос на случай, если кто-то подслушивает, продолжил:

— Я пронёс эту карту через тридцатые этажи.

Делая карту, Ён У придумал объяснение её существованию, и с герцогом всё прошло гладко. Он солгал, будто получил карту в награду за скрытое задание. А завершив связанный квест, обнаружил, что это карта 50-го этажа. Ён У добавил, что нашёл могилу Калатуса, называемую Драконьим Лабиринтом.

— Так вот почему вы прекратили прокачку. Понимаю. Но почему вы просите нашей помощи? Вы всё можете сделать сами.

— Потому что знаю, для одного это чересчур.

Ён У сказал, будто ощутил предел, он больше не сможет выполнять задания в одиночку. Пока он продолжал подъём, сложность заданий возрастала, а из-за временн ы́ х ограничений он почти проигрывал. Его объяснения выглядели настолько искренними и отчаянными, что, казалось, Туан Тьен поверил.

— Чон У говорил, наш своенравный король очень плохой актёр. Но почему этот идиот так легко повёлся? Так это и значит быть ослеплённым жадностью?

— Хватит нести чушь, сосредоточься на своих обязанностях. Я почти закончил со своей частью, — цокнул Ханрён, передав свои мысли по их ментальной связи — он устал от бормотания Шенона.

Хотя его одёрнули, Шенон продолжал веселиться.

— Я внимательно слежу за герцогом, так что не беспокойся.

Тем временем небылица, сочинённая Ён У, подходила к концу.

— И я пришёл просить помощи у Кровавой Земли, хотя могу показаться грубым. Я знаю, насколько занята Кровавая Земля, но я заговорил об этом, надеясь, что мы поможем друг другу.

— Понимаю. Звучит разумно.

Герцог Туан Тьен добродушно кивнул и снова оглядел карту. Его глаза безумно сияли, герцог пытался скрыть охватившую его жадность, но от Ён У это не ускользнуло. Потом глаза Туан Тьена потемнели. Он медленно отнял руку от карты, сел в кресло и остро взглянул на Ён У.

— Подозреваю, это не единственная причина, почему Вы обратились к нам за помощью.

Как и подобает второму человеку в таком крупном клане герцог быстро догадался, что Ён У хочет большего. Поскольку Ён У этого и добивался, он холодно кивнул и предложил ещё кое-что. Герцог слушал серьёзно, то и дело кивая. Потом улыбнулся и изложил собственные соображения.

— Думаю, всё будет отлично. Хорошо. Займёмся этим.

Улыбка Туан Тьена была острой и холодной, как меч, в честь которого его назвали.

— Давайте найдём могилу последнего короля драконов.

— Здорово.

Ён У пожал герцогу протянутую руку. Его глаза под маской смеялись, совсем как у собеседника, но по совершенно другой причине.

***

— Ты знаешь, что я наблюдаю, но всё равно пытаешься совершить нечто возмутительное. Какая наглость, человек.

Герцог Туан Тьен ушёл, сказав, что доложит Императору Обжорства, и за спиной Ён У появилась Королева Лета с её резким смехом и мощной аурой. У неё больше нет той энергии, которой она обладала, впервые выйдя из-под власти Чёрного Короля, но слабое духовное тело излучает собственную волю.

Одновременно из тени Ён У вышел Шенон, чтобы защитить его от Королевы Лета. Хотя та спустилась по зову Ён У, она не так знакома, как Шенон и остальные. Шенону приходилось оставаться настороже, потому что Королева Лета непредсказуема.

— Собачья верность новому господину, невероятно.

Конечно, в своём нынешнем состоянии Королева Лета не могла навредить Ён У, но она прожила очень долго — трудно понять, что она попытается сделать.

Видя попытку Шенона защитить Ён У, Королева Лета засмеялась, сочтя её очень милой. При жизни Шенон был командиром отряда и даже не смел поднять на неё глаза. К счастью, он превратился в могущественное существо и теперь пристально смотрел на неё, на свою первоначальную госпожу. Но её это скорее развлекало, чем раздражало. Даже сейчас Шенон смотрел на неё с опаской: пусть она его предыдущая госпожа, но сейчас он всецело предан Ён У.

Утратив интерес к предвестнику, Королева Лета скрестила руки на груди и высокомерно посмотрела на Ён У сверху вниз. Тот пытался уничтожить её наследие, Белый Дракон, но она была спокойна, её это будто даже забавляло.

— Красный Дракон причинил вред Чон У.

Ён У больше не говорил, что Чон У умер. Теперь, когда духовный след Чон У в карманных часах, говорить об этом уже не приходилось.

— Почему? Хочешь остановить меня?

— Конечно нет. Думаешь, у меня останутся привязанности из прошлой жизни? Мои потомки должны сами заботиться о своих делах.

В отличие от человеческих душ, бродивших в преисподней, не в состоянии уйти от прошлого, Драконий вид забывал все сожаления, едва закрыв глаза. Не зря же, в конце концов, они проживали такие долгие жизни. У Королевы Лета осталась давняя привязанность к Чон У и обида на Оллфован, но она больше не интересовалась своим наследием. Она не настолько глупа, чтобы сожалеть, но и не совсем безразлична.

— Ты так доверяешь своим детям?

— Я доверяю старшей.

— Несмотря на то, что она уступает младшим?

— Так и есть. Выживает сильнейший. Это правило неизменно, сколько бы ни менялись времена.

Похоже, Королеву Лета не заботило, что дети рушат её наследие. Она верила: когда остальные сожрут друг друга, всё достанется последнему выжившему. И не сомневалась, это будет её старшая дочь, Королева Весны, Вальтц.

— Хочешь сказать, я должен их победить, если получится?

— Король имеет право на престол, только если он победил всех соперников и преодолел вызовы. Старайся сколько хочешь.

Ён У медленно снял маску и откинул назад волосы. Его свирепый взгляд пронзил Королеву Лета. Пусть Чон У простил её, но Ён У — нет.

Королева Лета только засмеялась, словно ей всё равно, если он исчерпает себя, пытаясь победить её наследие, и исчезнет. Чтобы свободно перемещаться, она использовала толику силы Чёрного Короля, и Ён У не мог её остановить.

Ён У встал, снова надев маску. Спусковой крючок нажат. Теперь остаётся лишь идти к собственной цели, 50-му этажу. Только он хотел развернуться, как вдруг вспомнил.

«К этому моменту Эдора уже должна быть на 50-м этаже».

Ни дня не прошло, когда бы он с нежностью не вспоминал о когда-то распитых с Пантом и Эдорой напитках.

***

Грохотал гром. Дождь лил стеной.

— Это Джонатан?

Железный Лев Айвэн вышел из-под зонта, который держал один из его подчинённых и остановился перед гробом. Его голос был сух, словно он ничего не чувствовал. Однако окружающие знали, он со сверхъестественной силой сдерживает ярость.

— На 42-м этаже мы нашли только его одного, глаза уже были закрыты. Мы просим прощения.

Гибель второго капитана Джонатана стала большим потрясением для клана Железный Лев. И хотя ему многого не хватало, чтобы его считали одним из сильнейших Игроков, человеческое тепло, исходившее от Джонатана, делало его почти материнской фигурой для тех, кто жил суровой жизнью наёмника.

Он пользовался глубоким уважением не только клана Железный Лев, но и многих других представителей наёмничьего мира, трудно найти наёмников, которые не были бы в долгу перед ним. И хотя союз им навязали, они оказались едины в своём гневе на Алчного Дьявола, убившего Джонатана.

— Дурак.

Айвэну казалось, он догадывается, почему Джонатан решил отправиться на 42-й этаж. Потеряв на Пяти Горах Покаяния слишком много людей, Джонатан чувствовал себя подавленным. Он этого не показывал, но те, кто достаточно близок к нему, знали, Джонатан чувствует себя виноватым. Он поддался неверному суждению, и это повлекло множество смертей.

Айвэн пытался его успокоить, говоря, что в битве потери и победы неизбежны, но Джонатан не мог этого забыть. Услышав, что Дьявол снова объявился, он сказал, он должен пойти сам. Понимая, насколько это опасно, Айвэн пытался остановить его, но тот был непоколебим. В конце концов, Айвэн отпустил его с одним условием: как только станет слишком опасно, он уйдёт.

В итоге опасения Айвэна полностью оправдались. Он знал, почему Джонатан вернулся трупом. Навязанный союз истекал яростью и враждебностью. Второй капитан надеялся, после его гибели союз сплотит нечто большее.

Айвэн как будто лишился правой руки. Не желая упускать подаренную ему Джонатаном возможность, он сжал кулаки.

Погладив гроб, Железный Лев встал, его глаза были ледяными.

— Дахам.

— Да, сэр.

Третий капитан, ставший вторым, поклонился.

— Полагаю, изучение Алчного Дьявола завершено?

— Да, сэр. Мы в процессе систематизации результатов.

Где бы Игрок ни сражался, он неизбежно оставляет следы, они изучили стиль боя Алчного Дьявола, осмотрев оставленные им трупы.

— Каково заключение?

— Нужно присмотреться… но если столкнуться с ним в открытую, мы понесём серьёзные потери.

Известно, что Алчный Дьявол — лорд со множеством фамильяров. Айвэн не думал, будто потерь вообще удастся избежать.

— Ты сказал, в нашем штабе люди из Магической Башни, верно?

— Да. Они предлагают нам союз. Выжившие члены Тритона, Некрополя, других новых кланов и ранкеры тоже прислали послов.

Сфера влияния клана Железный Лев не ограничивалась миром наёмников. Те, кто затаил обиду на Алчного Дьявола, завидовал ему и боялся, тоже начали действовать. Первую крупную конференцию они запланировали на базе Железного Льва. Официального названия не было, но собравшиеся называли своё объединение противодъявольским союзом кланов.

— Он создал столько проблем. Мы должны сделать добычу беспомощной.

Пробормотал себе под нос Айвэн. Потом, кое-что вспомнив, повернулся к Дахаму.

— Та представительница Однорогого племени, которая близка Алчному Дьяволу, Демоническая Красавица. Сейчас проходит 50-й этаж, да?

— Да, именно, — Айвэн криво улыбнулся. — Нет ничего лучше наживки, чтобы принудить кого-то. Как только закончится конференция, пошлите войска наверх.

— Да, сэр! — поклонился Дахам.